«Воскресенский синдром»

Александр
Денисов

11 октября на БТ вышло эксклюзивное интервью с координатором объединенного штаба и бизнесменом Юрием Воскресенским, а также с директором компании PandaDoc Дмитрием Рабцевичем. Поводом для интервью стало то, что этим двум политзаключенным изменили меру пресечения и выпустили из СИЗО.

В истории страны мы уже встречались с подобными исключениями. После Площади 2010 года бывший руководитель штаба Владимира Некляева, Андрей Дмитриев, уже что-то подобное говорил с голубых экранов. После интервью, как честный человек, Дмитриев должен был уйти из политики. Но нет. Он продолжил свои политические игры, пользуясь поддержкой части либерально-демократической оппозиции, а в 2020 году даже сам выдвинулся кандидатом в президенты. Где сейчас Дмитриев, Черечень и «самый популярный политик после президента» Анна Канопацкая – одному богу известно.

«Круглый стол» в СИЗО КГБ. Фото: Телеграм-канал «Пул первого»

Дмитрий Рабцевич нам менее интересен. Его размышления о построенной и развитой ИТ-стране наверняка заинтересуют только десятки ИТ-компаний, которые или уже переехали или переезжают за границу. Может поспешили?

А вот к Юрию Воскресенскому с его «ядерной бомбой в сфере общественного мнения» больше внимания. Как ни крути, но сам Александр Григорьевич поручил ему «приступить к подготовке альтернативных предложений по изменению Конституции». А это вам не хухры-мухры! Конституция – главный закон страны! И вот у меня вопрос: а кто такой господин Воскресенский? Известный юрист? Может, он раньше возглавлял Институт государства и права НАН Беларуси?

Юрий Воскресенский во время интервью государственным СМИ

До простит меня господин Юрий, но до президентских выборов 2020 года его фамилия не была известна не только мне, но и подавляющему большинству белорусов. Возможно, Воскресенский очень удачливый бизнесмен, но порученное – это не реорганизовать банк или торговую фирму. Немножко другой масштаб.

На кого рассчитана эта возня? Запад давно не верит. «Ябацькам» – пофиг. Большинство народа уже научилось чувствовать подвохи. Даже Путину голову не задуришь такими точечными освобождениями и смешными заявлениями бизнесмена о подготовке к изменениям в Конституции. Вот и получается, что выстрел – в воздух. Единственное хорошее во всем этом – люди вышли из-за решетки, и встретятся со своими родными и близкими…

Одной из ключевых фраз Юрия Воскресенского в интервью БТ было то, что «власть готова к диалогу не только на словах». То, что власть готова к диалогу и «языком» резиновых дубинок, мы увидели вечером того же дня. Десятки избитых, сотни задержанных… Думаю, Юрий это тоже видел.

Стрелять нельзя помиловать

Воскресенского шантажировали? Или у него собственная продуманная игра? А может, он действительно искренне поверил в свою «конституционную» миссию? Если последнее, то можно точно констатировать Стокгольмский синдром. Это такая интроекция, способ психологической защиты, когда жертва начинает сочувствовать своему палачу. Более того! Она начинает искренне отождествлять себя с ним, перенимать его идеи и думать, как он. Если это так, то выглядит очень грустно и жалостно… В белорусских условиях – как «Воскресенский синдром».

Алесь Денисов/ИР belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы