Военное положение в Польше: как это было. Пойдет ли Лукашенко дорогой Ярузельского?

Руслан
Шошин
Журналист польской газеты «Rzeczpospolita»

Белорусская действительность очень напоминает польские события почти 40-летней давности.

13 декабря 1981 года руководитель коммунистической Польской Народной Республики (Polska Rzeczpospolita Ludowa) генерал Войцех Ярузельский объявил соотечественникам по радио и телевидению, что по всей стране вводится военное положение.

Зомовцы готовятся к штурму отделения «Солидарности» в Лодзи 13 декабря 1981 года. Фото: Instytut Pamięci Narodowej / ipn.gov.pl

Решение вынес ночью новоиспеченный и отнюдь не Конституционный Военный Совет Национального Спасения (Wojskowa Rada Ocalenia Narodowego), что в эту же ночь и возникла.

В своей речи Ярузельский говорил об угрозе распада страны, о врагах и необходимости стабилизировать ситуацию – мол, нужно вернуть порядок.

Победим ли мы Лукашенко так же, как поляки победили коммунистов?

Стабилизировать ситуацию поручили бойцам подразделений так называемой Моторизованной поддержки гражданской милиции (Zmotoryzowane Odwody Milicji Obywatelskiej, ZOMO). Они даже имели свои автозаки, которые поляки называли «зомовскими будками».

Военная техника на улицах Кракова, 29-30 января 1981 года. Фото: Instytut Pamięci Narodowej / ipn.gov.pl

Начали массово арестовывать и задерживать деятелей и людей, связанных с независимым профсоюзом «Солидарность», что к тому времени успел всколыхнуть всю Польшу, вынуждая власти к заключению соглашения с рабочими-забастовщиками польских предприятий в августе 1980 года (августовские договоренности).

Но, как оказалось, для польских коммунистов это была лишь попытка выиграть время. Окончательно «задушить» протесты и забастовки рабочих должно было военное положение. Брутальность и «активность» зомовцов давала результаты – уже к концу декабря 1981 года репрессировали более 5 тысяч человек. Рабочие в Гданьске (легендарная Гданьская судоверфь имени Ленина), Щецине, Кракове, Люблине и Катовицах начали протесты. Наибольший отпор зомовцам и силам безопасности давали в те дни польские шахтеры, некоторые в борьбе за свободу погибли. 16 декабря зомовцы начали стрелять по рабочим шахты «Вуек» (Wujek, «Дядя») в Катовицах. Убили девять шахтеров.

Танки в районе Гданьской верфи имени Ленина 13 декабря 1981 года. Фото: Instytut Pamięci Narodowej / ipn.gov.pl

13 декабря поляки оказались в совершенно иной действительности. Был запрещен выезд за границу, приостановлено движение поездов. Власти отменили занятия в школах и университетах, запретили любые пикеты, протесты и забастовки. Приостановили деятельность профсоюзов, общественных организаций. Закрыли все газеты, кроме двух государственных. Несколько десятков тысяч резервистов забрали в армию, а военных комиссаров направили во все государственные учреждения и на крупнейшие предприятия страны. За работой рабочих в Польше начали наблюдать военные и чекисты.

По всей стране установили комендантский час, вначале с 19:00 до 6:00, а позже – с 22:00.

Ввели тотальную цензуру, даже частной корреспонденции. Без разрешения местных властей нельзя было переехать из одного города в другой. В таком вот действительности полякам пришлось жить до 31 декабря 1982 года, когда власти приостановили действие военного положения. Окончательно его отменили позже, через полгода.

За это время репрессировали более 10 тысяч человек, погибло около 40.

Согласно одним источникам, Ярузельский боялся интервенции в Польшу советских войск (а Польша была частью Варшавского договора). Но другие источники говорят, что именно Ярузельский обращался в Москву с просьбой о военном вмешательстве, только там посчитали, что риски слишком велики и не захотели провоцировать очередного восстания поляков.

Демонстрация «Солидарности» 3 мая 1982 года. Фото: Instytut Pamięci Narodowej / ipn.gov.pl

Действительность была, однако, менее конспирологической. Забастовки рабочих ухудшили и без того сложную экономическую ситуацию в Польше. Военным положением Ярузельскому удалось «стабилизировать» ситуацию на улицах и на предприятиях, увеличивая при этом проблемы экономики. Ситуация ухудшалась, были карточки и дефицит товаров.

Свобода пришла только в 1989 году. Ярузельский и его окружение поняли, что без переговоров будущего не будет не только в Польше, но и у них персонально. Сначала коммунисты сели за круглый стол, позже провели частично свободные выборы в Сейм и позволили оппозиции создать правительство, а в следующем году уже состоялись первые свободные выборы президента.

Разгон протестов «Солидарности» 3 мая 1982 года. Фото: Instytut Pamięci Narodowej / ipn.gov.pl

Благодаря этому Ярузельский сохранил жизнь и безопасное будущее своим родным. Умер он в Варшаве в 2014 году, а его дочь Монику Ярузельскую сегодня знает почти каждый поляк. Она частый гость популярных программ, часто разговаривает с прессой. Уже несколько лет ведет блог на Youtube и публикует там свои интервью с известными польскими политиками, журналистами, звездами и общественными деятелями.

Сколько месяцев (или лет) еще продержится режим Лукашенко, прежде чем власти сядут за стол переговоров, и что будет делать Николай Лукашенко в новой, свободной и демократической Беларуси?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы