Власти Волковыска хотят разрушить дом многодетной семьи

ВИДЕО

Из-за ошибки руководителя «Водоканала» семья построила дом на трубе. Денег, чтобы перевести трубу власти жалеют и вынуждают людей за собственный счет разрушать дом, построенный на кредиты.

Когда выросли дети Анны Садовской (на фото), в маленьком доме, который выделил завод, стало тесно. Четверо детей живут все вместе, двое из которых имеют уже свои семьи и детей. Попытка стать в очередь на жилье оказалась напрасной — в исполкоме сказали 25 лет ждать. Всей семьей решили, что единственным выходом будет — взять кредиты и строить новый дом на территории огорода около дома.

Чтобы получить разрешение на стройку, проверять, нет ли коммуникаций на участке Садовских, приехал сам начальник «Водоканала» Сохацкий, который никаких препятствий и нарушений не заметил и сказал семье: можете строиться. Анна получила все нужные документы на стройку. Она, муж и дети взяли кредиты и начали строить дом. В течение года общими усилиями поставили коробку, а летом 2016-го уже хотели подключиться к канализации. Вот тут и начались проблемы. Оказалось, что под огородом Садовских проходит трехсотка труба — центральный водопровод, обеспечивающий весь город водой.

«Мы живем здесь уже 25 лет и мы не знали, что у нас по огороду идет защитная зона. Трехсотка труба. Нас никто не предупредил. И вот мы построили в 2016-м году этот дом, начали коммуникации проводить и естественно, что мы не знали, куда нам подключиться. Мы начали просить, чтобы приехал начальник и показал, куда. Этот начальник не ехал, не ехал, а потом приехал. И сразу мне говорит: ваш дом стоит на трубе. Я говорю и что теперь? Он говорит: сносить надо. Я говорю, как сносить? Вы же сказали, что ничего нет. Здесь пошли у нас уже волокиты всякие. Комиссия приехала. Начали орать на нас, что нужно дом сносить. А у меня все документы на руках, все разрешения с печатями, которые они сами выдавали», — рассказывает Анна.

Полтора миллиарда, чтобы перевести трубу — нет

Анна Садовская начала писать жалобы. После жалобы в Администрацию президента, из облисполкома пришло решение, чтобы трубу вывели из-под участка. Однако уже год местные власти не спешат выполнить решение и дело остается нерешенным.

«Перевести трубу обойдется в полтора миллиарда рублей. Они мне прямо сказали, что денег таких в бюджете нет. Так вместо того, чтобы помочь как-то, пытаются заставить нас за свои собственные деньги снести наш дом. Пишут всякую ложь, что это, якобы, самострой. Но у меня стоит печать. У меня согласованный проект. Ими самими согласован. Ищут любую зацепку, чтобы сделать нас крайними. Мы сделали немного выше кровельное помещение, нас оштрафовали. Мы заплатили этот штраф. Говорю: вынесите мне официальное решение на снос мансарды, я ее снесу. Нет вопросов, а ответа никто не дает. В одном месте пишут, что отошли от узаконенного проекта, в другом месте пишут самострой», — объясняет Анна.

«Вы представляете, как они нас подставили? И сейчас еще душат. Душат!»

«У нас четверо детей. Выросли дети и негде жить. У нас только этот дом и больше у нас никакой недвижимости нет. Понимаете? Пошли в исполком, где нам сказали 25 лет ждать жилья. Что делать? И мы просто пришли к дому с мужем и с детьми, собрались и говорим, давайте будем брать кредиты и будем строить. Все вместе гасить и вот двоим детям построим, кому-то здесь останется, а там уже все вместе четвертому-то купим. И вот купили. Мы все брали кредиты, у нас нет льгот. Мы брали под 69% кредиты, для того чтобы сделать эту коробку. Понимаете? Что они делают? Как они отнеслись к нам! Никто прощения даже не попросил! Неужели они спокойно спят после этого? Вы представляете, как они нас подставили? И сейчас еще душат. Душат!».

Анна Садовская 24 года работала в Волковыске на заводе «ВолМет», который выпускает замки. Муж тоже сначала работал на заводе литейщиком, а потом, когда стали низкие зарплаты, перешел на стройку. Супруги уже на пенсии, но вынуждены работать, чтобы держаться на плаву. Анна работает дворником, а муж подрабатывает в колхозе.

«Работаем, потому что надо работать, чтобы выплатить потребительские кредиты. Вы не представляете, через что мы прошли за этот год, когда строились. Муж с пенсии собирал на цемент, клей, дети откладывали. Месяцами вся семья жила только на одну мою пенсию, потому что все деньги, которые были у нас и у детей шли на этот дом, который был нашей последней надеждой. Я что с какими-то плохими намерениями шла? Я брала кредит под 69 процентов, не напрягая государство. Я знала, что государству трудно. Я жертвовали собой, своими детьми. Почему они так делают? Я не ждала, что мне кто-то что-то даст, ни от кого не требовала. Даже когда мы жили с детьми у нас квадратов не хватало. Мы не жаловались. Мы не становились в очередь, так как стало жилье платное, а у нас четверо детей. Зарплаты маленькие. И муж говорит. Зачем ты будешь становиться, если денег нет. Дети уже большие, уже женились, уже и дети у них. Дочь пошла на квартиру, но денег не хватало. Опять вернулась. И вот так мы живем все вместе. Старший сын в Минск поехал работать. Приедет — спит с нами вместе, так как лечь негде. Этот дом — был нашим спасательным кругом. И спасибо нашим местным властям, они очень помогли», — говорит Анна, не сдерживая слез.

Последней надеждой семьи Садовских остается еще раз жаловаться в Администрацию президента. При этом вся семья боится давления со стороны местных властей.

Павлина Валиш/ИЧ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии