«Вас надо убивать, эти слова я слышал в здании милиции». После задержания бобруйчанин провел в больнице восемь дней

Били по голове, ребрам, ягодицам. Заставляли петь государственный гимн. 37-летний Сергей Каранкевич был жестко задержан, когда хотел сфотографировать автобус, который возит омоновцев. Увидев, что натворили, милиционеры сами отвезли мужчину в больницу.

«Тебе перемены патрибны? Сейчас мы покажем»

Мы встретились с Сергеем Коронкевичем через день после того, как он вышел из больницы, где пробыл больше недели. Держится мужчина бодро, хотя отмечает, что его состояние пока далеко от нормы – до сих пор часто болит голова и бывает тошнота.

Задержали Сергея 14 сентября. В тот день мужчина ехал по городу на своем велосипеде и планировал пообедать в столовой одного из местных предприятий. Находится столовая недалеко от УВД Бобруйского горисполкома. Проезжая там, Сергей увидел автобус синего цвета, на котором на протяжении последних недель в Бобруйске ездят омоновцы и куда бросают задержанных. Мужчина решил сфотографировать бус. Остановился, поставил велосипед, достал телефон. И в этот момент заметил, как с бочного входа в здание УВД выбегают около десяти человек в форме оливкового цвета и масках и бегут к нему. От растерянности Сергей не успел сбежать или уехать.

«Меня взяли в кольцо, схватили за руки и ноги, затянули их пластиковой стяжкой, и в буквальном смысле понесли в здание милиции, а за мной-мой велосипед, – рассказывает Сергей. – Никто не представлялся, ничего мне не объяснял, никаких опознавательных знаков на них не было. Меня занесли в те же двери, откуда они и выбежали. Там в маленьком помещении примерно два на два метра меня бросили на пол и начали избивать».

Сергей Коронкевич. Фото: «Белсат»

По словам мужчины, били его долго. Сколько было ударов, он не считал – их было очень много. Кто бил и чем, и сколько было человек, не видел, потому что не позволяли поднять голову – как только он пытался это сделать, сразу получал удар в лоб или виска.

«Я лежал на левой стороне у стены, поэтому сильнее пострадал у меня правый бок – туда пришлось большинство ударов, – рассказывает далее Сергей. – Пока били, спрашивали: «Тебе перемены нужны? Сейчас мы покажем». Больше всего били по голове. Задали вопрос – удар, что-то еще сказали – удар. И так много раз. Сильно ругались. Потом один из них заставлял меня петь гимн Беларуси. Я текст не очень знаю, так он говорил слова, а я повторял, так мы вместе спели. Потом попросили пароль от телефона. Я не сказал и получил пару ударов. Поэтому решил все же сказать. У меня в телефоне они нашли фотографии машин, припаркованных с нарушениями. Они же сами мне сказали, что это машины сотрудников, и снова били за эти снимки».

Те же люди, что избивали, по словам Сергея, сломали ему велосипед.

«Я слышал, как они топчут катафоты, как пробивают и спускают колесо. Велокомпьютер пробит как будто отверткой. Чем им не понравился велосипед, я не знаю. Возможно, это из-за бело-красно-белых фликеров, которые я на него повесил», – говорит Сергей.

«Вас расстрелять надо»

Сергей вспоминает, что пролежал на полу в здании УВД часа три. Кричал «Помогите», но никто не реагировал. Спустя довольно долгое время пришли сотрудники в штатском, подняли его, вывели на улицу, приказали прицепить велосипед у главного входа и снова повели внутрь. Дали сходить в туалет, умыться, и отвели в актовый зал.

«Били лицом об асфальт, результатов судмедэкспертизы пока нет». В СК минчанину ответили, что не знают, имеет ли смысл к ним обращаться

«Там люди в штатском заполняли какие-то бумаги, давали мне их подписывать. Я так понял, что это список моих вещей. Но полностью я не мог разобрать, потому что у меня болела голова, опухла глаз после избиения, – вспоминает Сергей. – Я пытался задавать вопросы, разговаривать. После того, что услышал в ответ, мне стало казаться, что они в не совсем трезвом и адекватном состоянии, потому что у них одна тема была: сколько тебе заплатили? А один вообще говорил: Вас расстрелять надо. Я спросил – Вы действительно готовы убивать мирных, безоружных людей? Он отвечал, что да – нас надо убивать. Представьте себе, эти слова я слышал в здании милиции. И никто из других присутствующих никак не реагировал».

Сергей жаловался на боль в животе и голове. Мужчина считает, что действительно плохо выглядел, так как его сами же милиционеры отвезли в больницу. Там врачи после осмотра решили госпитализировать мужчину.

«Я сразу солгал докторам, что упал с велосипеда. Боялся сказать, что меня избили, потому что не знал, оставят ли меня в больнице, а если нет, то что со мной сделают те сотрудники, что стояли со мной рядом в тот момент, – рассказывает Сергей о больнице. – В процессе анализов и рентгена врачи начали мне задавать вопросы. Они поняли, что на самом деле произошло. Я тогда рассказал правду. Врачи сочувствовали мне, и я очень благодарен, что они оставили меня в больнице, потому что иначе не знаю, что бы со мной было».

Завезли в Следственный комитет как свидетеля, оттуда – на Окрестина как преступника. Студентку БГЭУ обвиняют в массовых беспорядках

Сергея положили в хирургическое отделение. В тот же день к нему приехал участковый, который объяснил мужчине, что его задержали за участие в незаконном шествии 6 сентября.

«Но это было мирное шествие. Там были обычные люди, дети с шариками. Да, я там был. В трезвом состоянии, ничего не разбивал, никому не мешал. Шел, общался с людьми. Так что я нарушил? За это надо было бить?»- спрашивает бобруйчанин.

В больнице Сергей пробыл с понедельника 14 сентября до вторника 22 сентября.

«Мне ставили капельницы, делали какие-то уколы. Когда перестали колоть, я начал чувствовать, как у меня болят ребра, ягодицы, ноги. Больше всего болела голова. Даже сегодня я чувствую боль в висках и тошноту», – говорит Сергей.

Пока наш собеседник был в больнице, его мать Татьяна Коронкевич написала заявление за избиение сына в Следственный комитет. Сейчас идет проверка.

Задержания в Минске 23 сентября. Иллюстративное фото: Алиса Гончар / belsat.eu

После выписки из больницы Сергей получил повестку в суд на 28 сентября по двум статьям: ч. 3 23.34 – повторное нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий, и 23.4 – Неповиновение законным требованиям должностного лица.

«Я не понимаю, откуда эта статья – 23.4. Как я мог сопротивляться, когда ко мне подбежали, схватили сразу за руки, я не мог даже пошевелиться», – недоумевает Сергей.

Задержания в Минске 23 сентября. Иллюстративное фото: Алиса Гончар / belsat.eu

«Они живут рядом с нами – откуда у них столько жестокости?»

Сергея Коронкевича уже задерживали ранее – он попал в один из первых «хапунов» 10 августа. Тогда, по словам мужчины, он ехал на велосипеде возле здания горисполкома, и его схватили «люди в черной форме и касках, затолкали в автозак вместе с велосипедом». Ночь и весь следующий день Сергей провел в Бобруйском СИЗО.

«За все то время меня только один раз покормили – принесли две ложки каши на миску. Даже воды не дали», – вспоминает Сергей.

Судили сразу в СИЗО, дали сутки ареста и отпустили.

«До выборов я не очень интересовался политикой, – говорит Сергей. – А потом я увидел, как избивают людей ни за что. Я не могу в этой ситуации просто сидеть дома и смотреть. Поэтому я выходил на митинги. И хочу подчеркнуть, что они были мирными. Иначе бы я не пошел. Ведь я против насилия и за то, чтобы все происходило в рамках закона».

Сергей шокирован насилием со стороны силовиков.

«Откуда столько агрессии и жестокости у сотрудников милиции? Они же из нашего города, рядом живут – откуда это все?», – спрашивает мужчина.

Суд будет 28 сентября

Спокойно дождаться суда 28 сентября Сергею Коронкевичу не дали. На следующий день после нашей встречи, 25 сентября, его мать Татьяна Коронкевич сообщила нам, что утром мужчину забрали с работы неизвестные сотрудники милиции. Сергей успел сообщить об этом, после чего номер стал недостижимым. В течение дня женщина искала сына, но ей не давали никакой информации – ни в дежурной части милиции, ни в суде, ни в изоляторе временного содержания. Повсюду говорили, что такого человека у них нет. Мы сопровождали Татьяну во время поисков.

Возле проходной «Белшины». Фото: «Белсат»

Почти в отчаянии вечером женщина снова пошла в Следственный комитет, но там принимать заявление у нее отказались. Со слезами в глазах женщина стояла на крыльце и спрашивала у дежурного, что ей делать дальше. Тогда наконец ей позвонил сам Сергей и сказал, что сотрудники милиции везут его обратно на работу.

Сергей работает на «Белшине» водителем. Вместе с Татьяной мы поехали туда, и увидели, как мужчину привезла «Газель» белого цвета и сразу уехала.

Сергей рассказал, что утром его срочно вызвал на проходную начальник, где уже ждали несколько человек в штатском и масках. Не представлялись, ничего не объясняли, схватили и повели в эту самую «Газель».

Месяц протестов в фотоcнимках

«И начали катать по городу, – говорит Сергей. – Сначала привезли в УВД. Поводили по этажам. Осмотрели вещи. Больше часа я там просто сидел. Потом увезли в ИВС. Там посидел несколько часов в бусе. Потом мне померили температуру – термометр показал 37,8. меня увезли в поликлинику. Там взяли анализы, написали ОРВИ. Снова повезли в изолятор, но там сказали, что с таким диагнозом к себе не возьмут. Тогда меня вернули на место работы и отпустили. Что это было – не могу понять. Мне никто не объяснил, зачем меня забирали и катали по городу. Никаких протоколов не составляли. Сотрудники, которые меня сопровождали, говорили, что они ничего не знают – куда им сказали ехать, туда они и поехали».

Мужчине не дали никаких документов, что его задерживала милиция, и он не знает, что теперь будет с работой – начальник предупреждал Сергея, что он будет уволен в случае еще одного задержания.

Суд над Сергеем Коронкевичем должен состояться в понедельник, 28 сентября.

НА/МВ belsat.eu

Новости