Валерия Костюгова: «В течение 5 лет границу с Россией нанесут на местности»




Градус недовольства в обществе – достаточно высокий на фоне очередного напряжения в отношениях между Минском и Москвой. Какие инструменты использует Кремль, чтобы ослабить позицию Лукашенко и перед выборами достичь компромисса на условиях, нужных Москве? Один из тревожных вариантов – повторение 2010 года. Интервью Дмитрия Мицкевича с политическим технологом Валерией Костюговой.

По-вашему мнению, каким одним словом можно описать беларуско-российские отношения в 2018 году?

Тем же, что и в предыдущем году. И прежде. Это – эмансипация. Укрепление суверенитета обеих стран. Это исторический процесс, он идёт.

А какой самый яркий показатель этой эмансипации?

Во-первых, какие-то вещи, относящиеся ко внешней политики беларуского государства. Во-вторых, какие-то вещи, относящиеся ко внешней политике российского государства. Также это касается инфраструктур.

То есть Россия укрепляет собственную инфраструктуру и в этом смысле меньше зависит от Беларуси. Беларусь, в свою очередь, менее решительно, но тоже этим занимается.

Идёт обособление хозяйственных комплексов, то есть процесс идёт так, как и шёл.

Ультыматум Мядзьведзева Беларусі? Вось што трэба рабіць!

А шаг о признании виз? Не шаг ли это в обратную сторону от этой эмансипации?

Не вижу, в чем. Как раз наоборот, когда это соглашение будет подписано, оно будет фактическим признанием того, что беларуско-российская граница является всё-таки государственной.

Как думаете, мы скоро увидим полноценный пограничный контроль на беларуско-российской границе?

Маловероятно, что это случится в ближайшее время. А если относительно дружественные отношения Беларуси и России будут сохраняться, а они скорее всего будут сохраняться ещё довольно длительный срок, то нет, не возникнет. Однако она будет упорядочена. Будут проведены государственные процедуры. Скорее всего в ближайшие пять лет в определении места этой границы, где она проходит, нанесение на местности и другие процедуры.

По-вашему мнению, как можно решить ситуацию с экономически-политической интеграцией, в которой оказались Беларусь и Россия? Как можно выйти из этого напряжения, какие варианты выхода и какой из них наиболее вероятен?

Так или иначе, они выльются в достижении каких-то соглашений. Но условия этих соглашений могут быть разные. Тут есть как раз варианты. И один из тревожных вариантов, особенно учитывая число, о котором мы с вами говорим, – это повторение 2010 года. Потому что и тогда тоже Россия предлагала новый пакет интеграционных услуг, и тогда Минск стремился как-то получить преференции от этого пакета. До того, как его подписать. Обе стороны затягивали время. В особенности Россия. Предполагая, что ослабление Александра Лукашенко к моменту выборов позволит сделать его более сговорчивым и достигнуть компромисса на более желаемых для Москвы условиях. Нельзя исключать и в этот раз, поскольку выборы достаточно скоро. Вопросы примерно те же перед нами стоят: газ, нефть. Возможно, что этот вариант каким-то образом вероятен. Особенно учитывая то, что, по всей видимости, недовольство в обществе достаточно высокое. Но вероятны и другие варианты.

Впереди ещё целый год. Я думаю, они будут торговаться весь 2019 с переменным успехом. И учитывая, что перед Москвой стоят задачи за этот год заключить соглашение не только с Беларусью, а и с Украиной, Польшей, Германией и огромным количеством стран по всем этим вопросам, прежде всего газовому.

Возможно вопрос Беларуси будет менее важный, поскольку мы все равно являемся ключевой пока транзитной территорией, и тут компромисс просто необходим. Видимо, он может быть достигнут и раньше.

Аляксей Венедыктаў: 25 снежня Пуцін прапануе Лукашэнку «глыбокую інтэграцыю»

Очевидно, что россияне будут раскачивать ситуацию в Беларуси в следующем возможно избирательном году. А каким образом они будут это делать?

Инструменты Москвы нам всем давно известны. Это шантаж и провокация. Вот шантаж и провокация будет весь год. Причём провокации самые разнообразные. Во-первых, информационные атаки, но не только на самого Александра Лукашенко или беларуское государство, но и на разнообразные его части.

Я думаю, и на оппозицию будут какие-то провокации, какие-то фейковые новости будут всплывать о каких-то страшных событиях, на правоохранительные органы, что тоже понятно.

Какие-то истории про внезапно повесившегося на шнурках человека в машине. Таких историй будет очень много и разных. Эти их методы мы видим в Украине, у нас, везде и всюду.

Вот на этом фоне видите ли вы какой-то позитив в беларуско-российских отношениях? Что можно привести в качестве позитивного примера за 2018 год?

Смотря что считать нормой. У нас есть пример соседей. В Украине идёт война. Ускоренное обретение Украины полноты своего суверенитета стоило ей значительной части территории. Если судить по отношению к этому, то у нас в общем достаточно нормальные отношения. Газовые, торговые воины как бы предотвращают другие гораздо более серьезные вещи.

Міхаіл Бабіч пра інтэграцыю з Беларуссю: Ніхто нікога не паглынае

Как раз на фоне выборов в Украине, эскалации отношений с Западом и всех проблем во внешней политике России, есть мнение, что как раз на Беларусь российские политики могут немного «подзабить». Как думаете, это мнение имеет право на жизнь?

Что значит «подзабить»? Я уже говорила и повторюсь ещё раз – Беларусь остается ключевой территорией транзита российских товаров, в том числе ключевой газа и нефти. Безусловно с этим приходится считаться Кремлю. Это очень важно. И позволить себе, чтобы с Беларусью были какие-то отношения, которые могли бы привести к не поставкам этих товаров на рынки ЕС… Кремль никак не может позволить. Это невероятно. Поэтому это не «подзабить», а просто считаться. Но пока они думают, что у них инструментов побольше, и они могут позволить себе потянуть время, что тоже правда.

Интервью показали в программе «Просвет» с Сергеем Пелесой:

Смотрите также
Комментарии