«В оперативном деле я имел псевдоним Че Гевара». Интервью Николая Автуховича из подполья


Николай Автухович, 2016 год

Экс-политзаключенный, общественный активист и правозащитник Николай Автухович уже более полугода фактически живет в подполье: сменил место жительства, не появляется в публичном пространстве, не пользуется мобильной связью. Он утверждает, что все это необходимые меры безопасности, так как спецслужбы хотят сфабриковать против него новое уголовное дело. Автухович согласился дать интервью belsat.eu, в котором рассказал о преследовании КГБ, а также о своем отношении к уличным протестам, оппозиции и российской угрозе.

Уйти в подполье Автухович решил после того, как ему в феврале 2018 году пытались подбросить наркотики«Белсат» в свое время рассказывал об этой истории. Через некоторое время бывший политзаключенный исчез из публичного пространства и перестал отвечать на звонки. Объяснил свое исчезновение он только 31 декабря, в своем посте в «Facebook».

Хочу попросить прощения у всех друзей и знакомых, которые долгое время не могут мне дозвониться и которые не смогут…

Publiée par Mikalai Autukhovich sur Lundi 31 décembre 2018

Тот пост некоторые неправильно поняли: ряд ресурсов сообщили, что Автухович якобы эмигрировал. Но на самом деле из страны он не уезжал – бывший политзаключенный просто старается не раскрывать свое местонахождение.

— Лучше жить в подполье и по мере возможности осуществлять свои планы, чем сидеть в тюрьме и быть абсолютно бесполезным обществу. Не могу пока рассказывать про все свои действия. Но в свободное время работаю по фактам произвола правоохранителей. Помогаю людям добиваться справедливости. Изучаю материалы уголовных дел, составляю списки следователей, прокуроров и судей, по вине которых невинные люди оказываются за решеткой. Успеваю вести в Фейсбуке «Страницу поддержки Доната Скакуна». Так получилось, что моей спецификой стали уголовные дела против невинно осужденных детей и, конечно, преступная коррупция в СК, прокуратуре и судах. Фамилии таких деятелей часто пересекаются по другим делам. Веду учет всех, кто нарушает права граждан в Беларуси. Такая база данных весьма поможет нам в будущем. Сколько жизнь в подполье будет продолжаться? Столько, сколько этого потребует ситуация.

В прошлом Николай Автухович – успешный бизнесмен в Волковыске, активист предпринимательского движения, кандидат в депутаты Палаты представителей на выборах 2004 года. Летом 2006 года его осудили на 3,5 года лишения свободы с конфискацией имущества якобы за уклонения от уплаты налогов и незаконную предпринимательскую деятельность. Бизнес Автуховича был уничтожен, его признали политзаключенным.

Вскоре после освобождения Николая Автуховича снова арестовали – его обвинили в подготовке покушения на заместителя министра по налогам и сборам, председателя Гродненского облисполкома, а также поджоге дома начальника волковысской милиции. Прокурор просил для Автуховича 20 лет заключения, но большая часть обвинений была снята, и весной 2010 года он получил лишь 5 лет и 2 месяца тюрьмы якобы за хранение оружия. Его вновь признали политзаключенным.

После освобождения из тюрьмы Автухович начал активную общественно-политическую и правозащитную деятельность. В декабре 2016 года бывший политзаключенный создал правозащитную организацию «Таймакт».

— Вы рассказывали, что поворотным моментом, после которого вы поняли, что нужно спрятаться, стал эпизод, когда вам хотели подбросить наркотики. Были ли другие сигналы опасности?

— Естественно. Меня всегда сопровождали, куда бы я не собрался ехать. Приезжаю, например, в Гомель – они (работники спецслужб – прим. Belsat.eu) ходят за нами по всем рынкам. На запланированных встречах всегда можно было обнаружить их присутствие.

Звоню предпринимателям в Полоцк и говорю, что еду к ним в гости. Не проходит часа, мне звонят эти предприниматели и рассказывают о том, что их вызвал директор рынка и сказал, что знает о моем приезде. Спрашивает их, зачем Автухович едет к нам на рынок? Мы собираемся у одного из предпринимателей дома, у него квартира на последнем этаже многоэтажки. Так они следили за встречей с крыш соседних домов, где были замечены соседями. Вот чем я заслужил такое внимание?

Николай Автухович, 2017 год

Этот интерес у спецслужб был всегда. Много раз я ловил их на прослушивании своего телефона. Стоит мне было поговорить по телефону с каким-нибудь знакомым должностным лицом, как к нему заявлялись гости из КГБ и интересовались связями со мной.

С моими друзьями-предпринимателями много раз говорили работники КГБ. Некоторых вызывали в налоговую инспекцию и затем инспектор говорил, что с тобой хотят поговорить из КГБ. Заводили их в другой кабинет, где уже ждали комитетчики. Одного знакомого предпринимателя забрали прямо из квартиры и увезли к себе в контору. Сутки продержали. Их всегда интересовал вопрос: чем занимается Автухович?

— По вашему мнению, почему спецслужбы вас преследуют? Это месть?

— Они знают, что я никогда не прощу тех чиновников, судей и силовиков, которые без вины бросили меня в тюрьму. Мое отношение к этой власти они хорошо знают, мои настроения тоже. В Ивацевичской колонии узнал от оперативников, что в оперативной деле я имел псевдоним «Че Гевара». Это о чем-то говорит? Вот почему они меня изолировали раньше и преследуют сейчас.

— Вы знаете, какая конкретно структура является инициатором вашего преследования?

— Примерно год назад я в 6 часов утра приехал в Волковыск из Минска (в последнее время Автухович жил в Минске и родной Волковыск посещал очень редко, — прим. Belsat.eu). А в 9 часов вслед за мной в Волковыск прибыли работники КГБ. Они провели совещание в РОВД Волковыска с местными силовиками – КГБшники поручили им следить за каждым моим шагом. Ближе к вечеру того же дня мне об этом сообщили мои знакомые из органов. Они сказали мне, что это были именно комитетчики.

Николай Автухович, 2017 год

— В своем новогоднем посте вы писали, что новый год будет определяющим для всех, кто хочет перемен. Вы ждете от 2019-го каких-то решающих политических событий в стране?

— Да. Но я никак не связываю это с выборами. Самые важные, для нашей безопасности, события развиваются в плоскости отношений с Россией. Кремль как никогда остро ставит перед Лукашенко вопрос интеграции. Нас просто силой затаскивают в состав России.

— Вы считаете, что угроза принудительного поглощения Беларуси Россией действительно реальна?

— Лукашенко иногда демонстрирует России некоторые козыри против интеграции. Он много чего говорит. Но мне кажется, что это лишь имитация защиты от давления России, которое только растет. Не исключаю, что существует договоренность с Путиным и план осуществления интеграции. Думаю, как минимум, Лукашенко рассказали о его дальнейшей судьбе, если он не сдаст Беларусь.

Аргументы у Путина могут быть очень убедительными. Не исключаю, что российские спецслужбы имеют видеокассету (ту, что неизвестные предлагали купить Олегу Алкаеву), на которой снята расправа над Юрием Захаренко. Плюс факты разграбления Беларуси семейным кланом, масштабы которых невозможно скрыть от спецслужб России. Прошлые темные дела Лукашенко могут стать основанием для шантажа с целью заставить его сдать суверенитет Беларуси.

— Уже в конце 2019 года в Беларуси могут пройти новые президентские выборы. Вы критикуете оппозицию за намерение участвовать в этой кампании. А что лично вы предлагаете?

Местные выборы 2018 года. Ирина Ареховская/Белсат

— Так, критикую. Потому что поменять власть через выборы невозможно. Любое участие в этом спектакле на руку Лукашенко. Лучше будет если народ проигнорирует этот политический обман. А активисты и остатки всех движений и партий в регионах должны объединиться и сосредоточиться на наблюдении за процессом манипуляций. Полный бойкот. И не просто бойкот, а с доказательствами: с видеофиксацией пустых участков, отслеживанием каруселей, подтасовки бюллетеней и т.д. Прямая трансляция всех этих преступлений в интернете. Только такие честные действия могут поднять унылый народ с диванов.

Стратегия перемен должна основываться на подготовке к последней акции протеста.

— В начале 2017 года вы призвали не участвовать в маршах недармоедов, утверждали, что подобные протесты будут «холостом выстрелом». А новые протесты не станут тем самым «холостом выстрелом»?

— Вспомните, с какими требованиями организаторы призвали людей на акции протеста: просто отменить декрет Лукашенко. Никаких глобальных задач не ставилось. Эти акции были только громоотводом от более масштабных протестных настроений и выступлений, что уже назревали. Было совершенно очевидно, что будет организовано только выпускание пара, что очень выгодно Лукашенко. В результате, события развернулись так, как я и предполагал. Декрет остался, пусть и в видоизмененной форме, а протесты были подавлены. Скорее всего, в обществе усилилась общая апатия.

День Воли-2017, пик протеста недармоедов

Я же выступаю за одну единственную акцию протеста, после которой Лукашенко или убежит, или его арестуют, если он будет жив. В нашей стране не может быть дворцовых переворотов. Во власть допускаются люди, не способные к активным и самостоятельным действиям. Все должен решать сам народ.

— Вы видите в сегодняшней оппозиции политиков, которые способны стать настоящими национальными лидерами?

— Я много раз говорил, что в Беларуси нет должной оппозиции. Скажу честно, у меня была надежда на Статкевича после его освобождения. У него были все шансы и возможности объединить усилия. Но это была иллюзия. Его вождизм зашкаливает. Без всякой застенчивости он называет себя единственным достойным кандидатом на пост президента, что вычеркивает его вообще из моих списков достойных на лидерство. Но я знаю как минимум несколько достойных людей. Это люди, которые пока не в публичной политике, поэтому не хотел бы преждевременно называть их имен.

Голодовка в тюрьме: как выжить и победить? Объясняет Николай Автухович

Игорь Ильяш/АА, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии