В Интернете появилась запись, где неизвестные обсуждают свое участие в избиении Романа Бондаренко

В одном из Telegram-каналов появилась запись, где избиение Романа Бондаренко обсуждают двое мужчин. Источник, выложивший аудио, называет собеседников председателем Федерации хоккея Дмитрием Басковым и кикбоксером Дмитрием Шакутой.

Постановочный этот разговор или реальный, неизвестно.

Расшифровка разговоров

Голос, похожий на голос Шакуты : – Ну что там?

Голос, похожий на голос Баскова (далее выделен жирным шрифтом): – Наташа позвонила, говорит там типа сейчас, Казакевич – кто это?

– Х* его знает (неразборчиво)

– Короче, наверное, да. Короче, она там уже ездила, встречалась с кем-то, разговаривала, там они разбираются сейчас. Предупредила всех, что там, если что, то нас не было нигде.

– Ну

– Ну вот, ну будут разбираться.

Смерть Романа Бондаренко вызвала волну возмущения и солидарности. Страна прощается с героем

– Пускай разбираются. Я же тебе говорю, я тебе позвонил, потому что, (неразборчиво) качели начались, позвонил Позвонил мне этот тогда Саша, самый умный, б**, и начал всякое (неразборчиво). Думаю: что за бред, б**? Ну ты ж видел, даже на видео есть.

– Конечно, видел.

– То есть никого не вырубали, никого, все в сознании, за руки за ноги – он дергался, занесли в машину, оставили Боя (?) с ним. Он еще там сказки рассказывал, что он там в тридцать двойке служил.

– (неразборчиво)

– А в какой роте? Он говорит – в третьей роте. А кто у тебя командиром был? Ой, не помню. А кто командиром бригады был? Ну это семь лет назад было, я не помню. И все, и подъехали, за руки за ноги не хотел выходить, передали ОМОНу бл*. Ну и потом, телефон когда отдавали, тебя ж говорит, я видел, что там фонариком ему там подсвечивали, подмоложивали там, ну. И как они могли его без сознания, бл*, передать в РУВД, бл*.

– Ну да.

«Был пьян, стало плохо по дороге в милицию». Как Лукашенко комментирует смерть Бондаренко

– Или бы просто тупо даже не приняли бы его, сказали бы, идите вы в баню (неразборчиво) бл*. А он мне тут звонит и говорит, а что вы тут с ним сделали, чего его нам без сознания уже передали бл*.

– (смеется).

– Я говорю: «Чего?»

– Слушай, ну это понятно. Вопрос поставлен так, чтобы снять ответственность.

– Не, ну тогда (неразборчиво)

– А кто?

– Ну если его вывезут, ну как бы все нормально будет, то скажет, кто где его когда отключил…

– Кто там, кто из этих ребят, кто там был? Ну то есть их там трое было, который такой в очках или который такой, эммм, с которым Сергей толкался? Нет?

– Эээ, которого приняли?

– Да-да-да.

– Не-не-не, он там с телефоном был, тоже такой молодой.

– А ну все, я понял.

Баскову и Шакуте запретили въезд в Латвию. Их подозревают в убийстве Бондаренко

– Ну там же есть на видео, как где это там же у нас даже у (неразборчиво) есть.

– Ну просто там не видно его, он там сам…

– Ну.

– Короче, не тот, с которым Сергей толкался.

– Не, тот который Сергей толкался – он убежал.

– А, ну все.

– Ну.

– Нет, тогда я понял, потому что я же там стоял, я ж с ним разговаривал с тремя там, ну, когда там ругались, гавкались там. Я понял, кто тогда.

– Я понял. Так а что там, какой у него там диагноз или что известно?

– ЧМТ вроде.

– А?

– ЧМТ.

Власти оказывают давление на семью Романа Бондаренко

– ЧМТ, так что ему там трепанацию делали или что?

– А я, а так что, я не в курсе, так что, операцию делают, да?

– Ну я не знаю, ну типа сказали, что тяжелый.

– Ну так а как, что они могли с ним сделать, что он такой тяжелый, блять?

– Ну не знаю, ну х* его знает. В машине все, что угодно, да. Ты ж знаешь, можно там берцем в живот ударить бл*, там разрыв селезенки, я не знаю, что еще может.

– Не ну так, разрыв селезки понятно. Тут ЧМТ. (неразборчиво) его в автобусе бить ногами бл*, лежа.

– Ну. Ну то есть видишь, ну как бы ситуация такая, что, ты же сам видел, что мы, то есть я подбежал его свалил, то есть я его не вырубал, них* бл*

– Да, да конечно.

Расследование смерти Романа Бондаренко – по-режимовски

– Ну, взяли за руки за ноги, он дергался блять и потянули на*.

– Угу.

– ЧМТ – это человек без сознания, он бы сразу как тряпка был бы бл*.

– Понятно.

– Нокаут су*a.

– Ну ладно, хорошо давай тогда (неразборчиво).

– Ну разберутся, чего, разберутся и если (неразборчиво).

– (неразборчиво) Давай тогда, Наташа сказала, будут там разбираться, да. Пока говорит, пока что нигде никакой информации (неразборчиво).

– Не, ну это понятно, что она так сказала.

– (неразборчиво) так там видео куча есть.

– У меня уже с утра 500 звонков было бл*.

– Так так куча у них видео есть, они все равно выкинут.

– Ну, хорошо, хорошо.

============================

– Скажи, а есть уже информация там, где он, что? Сделали операцию, не сделали?

– Ну, ничего не знаю, ничего не знаю.

Мы – РБ. РБ – Роман Бондаренко

– И даже, где лежит, не знаешь?

– Не, не, ничего не знаю.

Фамилию, имя, отчество знаешь?

– Тоже, тоже ничего не знаю, ничего.

– Как узнать, вот вообще, я бы там позвонил да хоть уточнил, что с ним.

– Ну, наверное, через этих, они ж его сдавали, куда они сдавали там, в центральный или куда в РУВД.

– (неразборчиво) Ну если сча начнем узнавать, то будет (неразборчиво)

– Ну да.

– Ну, я понял. Ну, смотри, если есть там как-то аккуратно возможность узнать, узнай пожалуйста.

– Ну, даже не знаю, Дим, как.

– Хотя, хотя они, я думаю, даже и сами не знают, вот эти которые сдавали да.

– Ну, возможно, да.

– Ну ладно, тогда пока подождем,потом там спишемся.

– Хорошо, да.

Европа говорит прекратить убийства. Лукашенко берет их на контроль

 

Новости