В Гомеле закрылась корчма «Будзьма», которая была визиткой города. Как власти душат бизнес

13 ноября на странице корчмы «Будзьма» «ВКонтакте» появился прощальный пост: «Корчма «Будзьма» на Привокзальной, 3а больше не откроет для вас своих дверей. Ресторан закрыт навсегда». В одностороннем порядке, без объяснения с владельцами был расторгнут договор аренды. Чуть более двух недель понадобилось городским властям, чтобы уничтожить бизнес, который семья Прокофьевых вела тридцать лет.

Более ста человек остались без работы

В корчме «Будзьма» проводились мероприятия с национальным колоритом. Фото: «ВКонтакте»

26 октября гомельская корчма «Будзьма» поддержала забастовку и открыто объявила, что не будет работать в этот день в знак солидарности с белорусским народом. После этого началась проверка бизнеса Прокофьевых. По словам Николая Прокофьева, от МЧС и санстанции они получили штрафов в общей сложности на тысячу базовых величин: одному из магазинов дали 200 базовых штрафа и закрыли на три месяца за включенную в розетку микроволновку, ресторан же оштрафовали и закрыли на месяц за то, что в раковине для грязной посуды была… грязная посуда.

«Хороший партизан – это живой партизан». Владельцы ювелирной мастерской уехали, чтобы не попасть за решетку

– Чтобы было понятно, у нас не только бизнес «Будзьма», у нас еще магазины ткани. По сути, нам перекрыли все финансовые потоки, все поступления. За время пандемии мы уже и так остались практически без ресурсов, и это был для нас очень сильный удар, потому что у нас есть кредиты, а еще надо платить налоги и зарплаты. У государства, видимо, был план подавить нас таким образом: раз мы не можем осилить с кредитами, которые у нас в государственных банках, то наше имущество отходит государству, а мы попадаем под уголовные статьи, – рассказывает соучредитель «Будзьмы» Николай Прокофьев.

Семья Прокофьевых не скрывала своей гражданской позиции: бесплатно кормила протестующих, раздавала белые и красные ткани, Николай Прокофьев был членом избирательного штаба Виктора Бабарико. У владельцев «Будзьмы» нет сомнений: все давление – штрафы, проверки, закрытие – политически мотивировано.

— Наш случай – это индикатор происходящего в стране, насколько важна человеческая жизнь, семья, бизнес, который много лет приносил государству налоги и рабочие места, – объясняет Николай. – У нас работали более ста человек, которые сейчас остались без работы. Надеюсь, люди узнают, что в нашей стране может произойти с бизнесом, который строили годами, а его по чьему-то решению просто стерли, закрыли, затоптали.

«Мы оказались в довольно тяжелом положении»

Теперь уже бывшие работники корчмы «Будзьма» комментировать ситуацию соглашаются неохотно: они запуганы действиями городских властей.

— Корчма «Будзьма» была первым местом моей работы, – рассказывает бывший официант. – И проработал я там довольно долгое время. Для меня это место, где я многому научился и познакомился с хорошими людьми. А теперь приходится искать работу. Это довольно сложно, так как заведения питания страдают во время эпидемии.

Владельцы корчмы «Будзьма» рассуждают, что делать дальше. Но теперь необходимо рассчитать работников, которые остались без работы. Средств для этого не хватает. Не хватает их и на возврат заемов, на это банк дал всего пять дней. Николай Прокофьев обратился к посетителям «Будзьмы» через социальные сети с просьбой о помощи:

– Многие из вас уже в курсе ситуации, сложившейся вокруг нашей семьи: мы оказались в довольно тяжелом положении по известным всем причинам. Большое спасибо людям, выражающим слова поддержки. Также много людей спрашивают, как нам сейчас помочь. Самая лучшая поддержка сейчас – это помощь нашим уже бывшим сотрудникам, отличным специалистам своего дела, которые в одно мгновение остались без работы. Поддержка нам сейчас очень важна, ведь только вместе мы можем победить.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Карчма «Будзьма» Гомель (@kbudzma)

Конец эпохи

Корчма «Будзьма» в глазах гомельчан была не только рестораном, а своеобразным уголком белорусской культуры в самом центре Гомеля. Здесь играла белорусская музыка, а от официантов можно было услышать «дзякуй» и «калі ласка». Сюда и в загородную таверну приходили, чтобы поучаствовать в традиционных мастер-классах, прикоснуться к белорусской культуре.

Велопробег, организованный владельцами корчмы «Будзьма». Фото: «ВКонтакте»

– Мы спонсировали ряд проектов, среди которых «Будзьма тут», когда двое парней объехали всю Беларусь на велосипедах, – говорит Николай Прокофьев. – Каждый Новый год мы поддерживали Гомельское детское отделение гематологии, организовали три велопробега, средства от которых были переданы в одну из благотворительных организаций. Мы приглашали воспитанников из детских домов, организовывали мероприятия для детей с особенностями развития, показывали и рассказывали о белорусском быте, проводили мастер-классы.

Гомельчане отмечают, что закрытие корчмы «Будзьма» – как конец эпохи, так как исчезла городская изюминка и место, куда принято было заглядывать вместе с иностранными друзьями.

— Я тоже бывший владелец заведения питания, – говорит гомельчанин Артем. – Корчма «Будзьма» всегда была визитной карточкой Гомеля. И несмотря на то, что у нас был свой бар, все равно всех друзей из-за границы мы водили в «Будзьму». Ведь это как минимум ресторан, где можно было попробовать именно нашу, белорусскую кухню. Для меня лично и для моих друзей «Будзьма» – это символ Беларуси в первую очередь.

Гомельский бизнесмен Валерий считает, что корчма «Будзьма» – одно из немногих брендовых мест Гомеля:

— И она занимала свое достойное место в гомельской культуре. Всех гостей, приезжавших в Гомель, я обязательно водил именно туда, потому что там была шикарная кухня, пропитанная национальным колоритом. Это место, которое украшало Гомель.

Мастер-класс по кузнечному делу в корчме «Будзьма». Фото: «ВКонтакте»

Николай Прокофьев вместе с семьей покинул страну. Он признается, что такое решение было вынужденным и безальтернативным:

— На родине нам грозят уголовные статьи как со стороны бизнеса, так и за то, что я был членом предвыборного штаба Виктора Бабарико. И буквально через несколько дней после нашего отъезда мы узнали, что в отношении членов инициативной группы Бабарико в Гомеле и других городах начались репрессии. Мы вынуждены были уехать в никуда, потеряв все, буквально без копейки. Что будет дальше, сказать сложно, но мы будем пытаться спасти по крайней мере загородную таверну, которую еще не закрыли. Наша семья обращалась в фонды с просьбой поддержать, но так получается, что везде мы получили отказы. В английском языке есть выражение «сollateral damage», и вот именно в таком состоянии «побочного вреда», абсолютно случайной, на который никто не обращает внимания, мы чувствуем себя сейчас. Но несмотря ни на что нам хотелось бы, чтобы люди видели на нашем примере, что стоит бороться и что не стоит складывать рук.

Анна Ващенко/МВ belsat.eu

Новости