У Москвы нет программы. Будет ли Всебелорусское народное собрание тайным, как инаугурация?

Александр Лукашенко хочет, чтобы Всебелорусское народное собрание изменило Конституцию. Валерия Костюгова говорит, что собрание пройдет тайно или за колючей проволокой под охраной армии. Имеет ли эта встреча законное право изменить Основной закон государства? Что общего у Беларуси с Туркменистаном и Индонезией? Почему режим не хочет организовывать референдум об изменениях в Конституции? Поддерживает ли Кремль Лукашенко в этом вопросе?

Не каждый белорус сразу и вспомнит, что это – Всебелорусское народное собрание. Хорошо, что на встречах Александра Лукашенко с рядовыми гражданами всегда найдется тот, кто разбирается в политической системе Беларуси и задаст правильный вопрос. Такой вопрос озвучила одна из медработниц:

«Это Всебелорусское собрание – очень хотелось бы услышать от вас, Александр Григорьевич, – какие вопросы будут вынесены на обсуждение?»

На сегодня, пока Всебелорусское собрание не получило дополнительных полномочий, это крупная встреча избранных граждан, которые в течение нескольких часов выслушивают, как бессменный руководитель подводит итоги прошедшей пятилетки и определяет задачи на будущее. К примеру, в последний раз, четыре года назад, 2,5 тысячи участников единогласно решили повышать качество жизни населения. По словам Лукашенко, настало время изменить формат и полномочия этого съезда.

Александр Лукашенко:

«Всебелорусское народное собрание нужно сделать конституционным органом, чтобы был такой вот орган, который бы контролировал главные направления нашего развития. Когда мы снимаем определенные обязанности с президента, их же надо куда-то передавать. И в правительство и парламент они не пойдут, эти полномочия. Куда их передвинуть? Нужно искать такой орган. А у нас есть такой орган – Всебелорусское народное собрание».

Трудно успевать за полетом его политической мысли, ведь еще три недели назад и правительство и парламент не имели проблем с полномочиями.

Лукашенко заявил 16 ноября 2020 г.:

«Мы с вами недавно договорились, с руководством парламента. Чтобы процентов, наверное, на 70-80 передать полномочия президента парламенту, правительству и другим структурам – для этого Конституции ломать не надо».

А теперь, значит, и без изменения Конституции не обойтись, и целый новый орган придется создавать. Здесь появляется ряд проблем. Согласно действующей Конституции, президент может хоть ежедневно собирать такое собрание, на котором будет обсуждать важные вопросы государственной жизни. Другое дело, законно ли изменять Конституцию во время такого разговора.

Франак Вячорка, советник Светланы Тихановской: Россия выставила Лукашенко жесткие условия

Комментирует Михаил Пастухов, бывший судья Конституционного суда:

«Согласно действующей редакции Конституции, статья 140, вопросы, связанные с изменением полномочий органов власти, системы власти –должны выноситься на обязательный референдум. И поэтому упростить процедуру внесения поправок в Конституцию через Всебелорусское собрание – это нелегитимно и незаконно».

Но у нас уже была тайная инаугурация нелегитимного правителя страны, поэтому дело законности, естественно, вторично в белорусских условиях. Здесь встает вопрос организационный.

Говорит Валерия Костюгова, редактор сайта «Наше мнение»:

«Для того, чтобы провести Всебелорусское народное собрание, придется провести что-то вроде тайной инаугурации. То есть тайно собраться. Очень быстро принять какие-то решения и мгновенно разъехаться, пока люди не узнали и не подошли к тому месту, где это все будет проводиться. Или это все придется проводить за колючей проволокой с армией».

Примеры таких надпарламентских органов власти в мире существуют. В Туркменистане раз в год собирается Халк Маслахаты – такое же собрание, что выслушивает отчет Гурбангулы Бердымухамедова. Народный конгресс Индонезии собирается раз в пятилетку и состоит прежде всего из представителей силовых органов. А если искать параллели в истории, то сразу вспоминаются съезды КПСС. У всех этих законодательных органов есть главное преимущество перед традиционными способами изменения главного закона страны – рядовые граждане в этом не участвуют. Похоже, что того же хочет и Лукашенко.

Андрей Егоров, аналитик Центра европейской трансформации:

«Придание конституционных полномочий Всебелорусскому Народному собранию делается для того, чтобы избежать проведения референдума по проекту новой конституции. То есть таким образом власти хотят как-то миновать неблагоприятное для себя дело организации референдума, в котором они не уверены, что он пройдет так, как они хотят».

Не хотели бы и Конституцию менять, однако протесты продолжаются вот уже пятый месяц. И хотя массовость спала, ничего не указывает на окончание политического кризиса. Тут еще и российский вопрос. Кремль поддерживает Лукашенко, но выдвигает условия.

Андрей Суздальцев, Высшая школа экономики, Москва:

«Сохранили поддержку Лукашенко. Но как сохранили – с тем расчетом, что в рамках законности и легитимности, как сказал в конце августа президент Путин, будет проведен такой транзит, с учетом изменения авторитарной Конституции. Лукашенко со всем, как всегда, согласился и, как всегда, ничего не сделал».

Если на самом деле надежда Кремля была такой, то это довольно наивная позиция. Ведь только за последнее время белорусские власти забросали информационное пространство целым рядом предложений и об изменении конституции, и о диалоге с оппозицией… А цель –одна, говорит Костюгова:

«Пустить обсуждение в этом русле, потом передумать. Как с изменениями Конституции, так же с партиями – ну все время же идут какие-то лживые дискуссии. Или как с союзными картами – к ним тоже может вернуться, пообсуждать полгода и забросить снова. Это просто имитация политического процесса».

Валерий Цепкало: Александр Лукашенко физиологически неприятен Владимиру Путину

В Москве твердят: если бы был кто-то, кроме Лукашенко, сразу бы с ним решали все вопросы.

Андрей Суздальцев:

«Сейчас вот в Москве нет ни одной программы каких-то изменений в Беларуси. Ни реформ, ни российского вектора – ничего. Та же Тихановская – она не работала с Россией до выборов и не работает с Россией и сейчас».

В октябре Светлана Тихановская заявляла, что имеет только одну просьбу к Путину: не вмешиваться и дать белорусам все сделать самым. Россия и не вмешивается, но и поддерживать кого-то, кто не выражает лояльности к Кремлю, не будет. Идет повсеместная игра в имитацию: Лукашенко притворяется, словно в стране все в основном спокойно и раз в несколько недель обещает новый формат изменений в Конституцию. Освобожденный из СИЗО КГБ бывший член штаба Виктора Бабарико Юрий Воскресенский делает вид, что от имени властей ведет диалог с оппозицией, хотя никто с ним разговаривать не собирается. Москва – притворяется, что верит в очередные обещания Минска. Только белорусы уже не могут делать вид, словно их не волнует то, кто ими управляет.

Всеволод Шлыков/АА для программы

«ПроСвет»

Коллаж из фото: Valery Sharifulin / TASS / Forum

Напиши журналистам

Новости