«Ты уже готов сесть». Впечатления сборщиков подписей в поддержку Тихановской

Пикет в Минске. 31 мая 2020. Фото: Belsat.eu

В ближайшие дни пикеты инициативной группы Светланы Тихановской будут только в небольших городах Беларуси. Belsat.eu поговорил с теми, кто сидит за столами с подписными листами. Волонтеры и члены инициативной группы – о задержаниях, провокациях и поддержке подписантов.

Павел Журик, 37 лет, индивидуальный предприниматель

Мы в турне по стране, ездим по районным городам. Светлана сказала, что опасается за инициативную группу, что могут быть провокации и задержания. В районных городах с этим легче, здесь люди больше знают друг друга.

Светлана Тихановская отказалась от проведения пикетов в Минске и областных центрах

Я подписчик канала мужа Светланы «Страна для жизни». Мне импонируют его идеи. Если это его идеи – то и ее. В общем мы за Сергея. Кажется, это было сказано им самим, что Светлана – это представительская личность. Я отложил работу, отложил заказчиков. Много хороших людей увидел. Нас принимают, с жильем помогают. Поддержка людей вдохновляет и очень помогает в работе. Мы бы одни не справились.

Павел Журик на пикете в Ляховичах. Фото предоставлено редакции belsat.eu

В Беларуси все боятся, но кто-то перешагнул через этот страх. Честно, я попросту перестал бояться, и все. Наверное, уже пережил этот страх. На наших пикетах всегда слежка. Глаз уже искушенный, мы начали их находить довольно быстро. Сразу все было очень неорганизованно. Не могли сразу сообразить, кто что делает. Делали впервые – все на коленке. Теперь все организовали.

Анна Толчикова, 30 лет, активистка

Я записалась в четыре группы, потому что хитро сделано: мало что знаешь о кандидатах перед регистрацией. В итоге увидела, что наибольшую необходимость в помощи имеет Светлана Тихановская.

«Я хочу снова стать просто женой и мамой». Большое интервью Светланы Тихановской

Я понимаю, что меня могут забрать ни за что. У меня удостоверение, я не делаю ничего незаконного. Нет ни совести, ни законности в том, как с нами обращаются. Инициативная группа в активной разработке служб. Вот у нас Олега Бобровского на Комаровке забрали, ключевого организатора.

Анна Толчикова на пикете в Минске. Фото предоставлено редакции belsat.eu

Все проблемы связаны с тем, что в основе всего самоорганизация, поскольку лидеров ликвидируют, трудно выстроить структуру. Поэтому вот такой у нас самоорганизованный хаос (смеется). Работают точечно, за нами наблюдают, пытаются парализовать работу. Но мы свою цель понимаем, за ней есть правда и сила.

Я начала читать истории, как людей задерживают, что происходит на сутках, как себя вести. Ты из обычного человека превращаешься в того, кто готов сесть, – это очень странно. У меня была нормальная жизнь до этого. Чем чаще эта мысль в твоей голове, тем больше смирения и готовности.

Никита Бурак, 22 года, футбольный тренер

Я волонтер. Хотел в инициативную группу, но все так быстро произошло, что не успел подать документы. Я увидел, что в группе «Страна для жизни» набирали волонтеров, нужна была помощь. Я не мог сидеть равнодушно. Если мой ребенок будет смотреть на героев и понимать, что его отец не такой, потому что он отсиделся, то какой пример я подам своим детям? Если я вижу такую несправедливость, то кем буду, если закрою глаза на это?

Никита Бурак в центре. Фото предоставлено редакции belsat.eu

Я пришел на Комаровку в тот день, когда Сергея задержали. Его следующая поездка должна была быть в Лиду. Сергея нет, а нам надо ехать – у нас полный диссонанс, хаос. Волонтеры собрали два автомобиля, мы не знали, чего ожидать, что будет. Соберутся ли люди, будут ли бояться?

От бывшего омоновца до программиста. Что известно о фигурантах «дела Тихановского»

Мы приехали в Лиду и увидели очень много людей! Мы стояли, машины сигналили. Сначала собирали эти подписи на коленках, никаких стульев не было, так как мы не успели сформироваться, нашу группу задержали. Люди увидели – начали приносить из каких-то ресторанов скамьи, стулья. Мы в таком шоке были! Потом пошел сильный дождь. Люди стояли с зонтиками, никто не расходился, чтобы бумаги не намокли. Мне мужчина свой дождевик подарил: «Держи, тебе нужнее». Нам приносили еду, кофе, пирожки, люди нас кормили. После того, что увидел в Лиде, я подумал: «Как я могу этих людей бросить?»

Много народных шуток слышали: «Таракан собрал 11 миллионов подписей», «Мы за всех, кроме одного». Пенсионеры ходили с бумажками и вычеркивали кандидатов, за которых подписались, будто в магазине список продуктов.

Никита Бурак. Фото предоставлено редакции belsat.eu

Мы все равно будем заниматься своим делом, хотя любого человека сегодня-завтра могут забрать. В воскресенье забрали нашего Олега Бобровского. Спецслужбы очень некрасиво действуют. Я видел слезы в глазах его жены. Ну как можно им давать власть? Страха нет, но, безусловно, всегда нужно думать головой. У тебя есть близкие, которые за тебя боятся, больше за их волнуюсь. Я не боюсь, потому что меня окружают смелые люди. Это вдохновляет.

Аноним, перестал собирать подписи

Месяца два-три назад увидел канал «Страна для жизни». Контент мне понравился, зацепило. Последней каплей стало, когда появилась ситуация с коронавирусом. Как увидел, что у нас немало людей умирает, стало трудно сидеть на месте. Я понял, что власти равнодушны людям. Я планировал, что соберу подписи попросту из своего круга, но в нем люди в основном пассивные. Тогда я вышел на пикет.

В итоге я лучше начал понимать, как это происходит. Тебе предоставляется возможность общаться с людьми. Если ты не доволен нынешней ситуацией, то можешь увидеть подтверждение своим мыслям, когда ты выходишь на пикеты. Много людей поддерживают твою позицию.

Я не ушел полностью, попросту не буду выходить на сборы подписей. Возможно, какая-то другая помощь понадобится. Основная причина – пандемия. Для меня это опасно, так как у меня проблемы со здоровьем. К тому же увидел, что начались действительно серьезные репрессии. Это заставляет задуматься. В инициативных группах Бабарико и Цепкало все выглядит более организованно. А тут с каждым днем происходит что-то новенькое. Трудно догадаться, что будет дальше, учитывая все эти удивительные обыски.

Антонина Коновалова, 31 год, недавно вышла из декрета, без работы

Светлана молодец, что не побоялась. Она очень умная, стала на защиту мужа. Я с ней полностью соглашаюсь. Она бережет своих людей и народ, который следует за ними.

Антонина Коновалова. Фото предоставлено редакции belsat.eu

Я волонтер. В некоторых городах нам пришлось писать заявления в милицию. Нас всегда сопровождали тихушники. Люди делали большие глаза, когда мы показывали, что их снимают, что стоит человек со скрытой камерой. Они не боятся. Но все равно же слежка должна надеть милицейскую форму, говорить гражданам, ведущим видеосъемку, а они в штатском тихонько стоят в березках или в машине снимают.

На пикете в Гомеле. Фото: «Белсат»

В Минске была первая провокация, которую я видела. Человек пытался выхватить у меня телефон, когда я снимала. Он притворялся, что глухонемой, но все понимал. Хотел взять наши бумаги, пытался провоцировать мужчин на драку. В Кричеве бабушка пришла подписаться за Тихановскую. 93 года, едва дошла. Подходит мужчина и начинает провокационные вопросы задавать. К тому же на ты. По нашей просьбе он отошел в сторону. Когда бабушка ушла, он – за ней. Мы вызвали милицию, тогда ое сбежал. В Брест специально люди приезжали из Минского района и пытались портить бумаги.

Дмитрий Хайченко, 43 года, ведущий экономист на частном предприятии

Я подписчик Сергея со времени, когда на канале тысяч девять было. Сейчас работаю дистанционно. Выставляю пикет возле ТЦ«GreenCity» в обед. Потом кто-то из волонтеров меня меняет, и я дальше работаю. Им отдельное спасибо, без их помощи было бы гораздо труднее. После работы снова еду на пикет до 22-х.

Дмитрий Хайченко. Фото предоставлено редакции belsat.eu

Настолько интересные и потрясающие люди, что я восхищаюсь. Вот Оля Павлова [член инициативной группы. – Belsat.eu] – сверхчеловек. Когда я забирал удостоверение на пикете, то попросил, чтобы мне что-то дали, чтобы меня обозначить. Оля сказала, что нет ничего, кроме повязок. А потом снимает с себя майку «Страна для жизни». Сама колотится – на ней кофточка и маечка. А я не могу – как последнюю рубашку отобрать! Это растрогало. Сейчас тоже стараюсь так относиться к другим людям. Оле привет и большое спасибо за такой урок.

Группа у нас маленькая, но нас граждане поддерживают. Действия нашего так называемого президента отражаются на притоке желающих поставить подпись. Это действует наоборот, людей злит, они еще больше поддерживают. Кто-то бутылку воды принесет – сейчас жарко очень. На Комаровке девушки цветы приносили. Теперь с каждым днем все менее страшно, надоело бояться.

ДЗ/АА Belsat.eu

Новости