Три альтернативные даты для празднования Дня Независимости


Стремление к независимости можно смело назвать одной из главных составляющих белорусской национальной идеи.

Впервые о своем праве на самостоятельный путь белорусы заявили еще сто лет назад, объявив 25 марта 1918 года Белорусскую Народную Республику. Независимая Беларусь на современной политической карте мира появилась с развалом Советского Союза. 27 июля 1990 года Верховный Совет принял Декларацию о суверенитете БССР. А потому и Дней Независимости у нас может быть даже несколько.

«По логике, у нас должны быть два государственных праздника, связанных с нашей независимостью. 25 марта – это уже традиция десятилетиями, День Воли, декларация независимого государства в новейшее время. И надо вернуться к дате, которая была – 27 июля. Не надо там уже спорить: она была и несколько лет уже праздновалось. Надо вернуться: это уже обретение реальной независимости в самое новейшее время!», – говорит профессор истории Александр Кравцевич.

И тем более есть дата и для третьего Дня Независимости.

«Когда мы говорим о Республике Беларусь, безусловно, такой важный день, когда была провозглашена независимость де-юре – 25 августа 1991 года. Вот с этого момента Республика Беларусь стала де-юре независимой страной», – говорит Сергей Наумчик, депутат Верховного Совета Беларуси в 1990-1996-м.

Между тем уже в 1996-м – через два года после прихода к власти Александра Лукашенко – официально Днем Независимости стало 3 июля – День освобождения Минска советскими войсками от нацистских захватчиков. И историки, и возрожденцы начала 1990-х единогласно утверждают: дата – абсолютно искусственная.

«Во-первых, это то, что один тоталитаризм заменил второй. Во-вторых, только Минск был освобожден советскими войсками, но не вся Беларусь. В-третьих, во время этого «освобождения» Минск был более разрушен, чем во время захвата немцами. И самое главное – то, что в этот день нас ни от чего не освободили!», – продолжает Александр Кравцевич.

«Тогда Лукашенко собирался пойти в Кремль, у него действительно были реальные шансы быть преемником Ельцина и принести на блюдечке Кремлю Беларусь. Присоединить Беларусь к России– и стать президентом. Для этого нужно было уничтожить все, что хоть как-то связывало белорусское общество с историей. Поэтому и выбрали этот день– 3 июля, день освобождения. День освобождения– кем?», – спрашивает Сергей Наумчик.

«Я не представляю, что, например, в Чехии, Польше или какой-то другой стране день, когда оккупанты вышли из столицы – это был бы День Независимости. Причем тогда был Советский Союз, и никакого отношения к Беларуси это не имело», – добавляет политик Сергей Антончик.

Между тем такая неполноценная историческая подмена – или по-научному «эрзац-история» – несет в себе не только пустоту, но и угрозу. И это даже несмотря на то, что формально государственные институции независимого государства: армия, границы, деньги, законы – в Беларуси сегодня существуют.

«Мы не убеждены, что белорусская армия будет выполнять приказ по защите Беларуси, а не перейдет под Кремль сразу за один день. Если вы приезжаете, скажем, будучи гражданином другой страны в минский аэропорт, вам дают заполнить миграционную карточку – и там написано: «Союзное государство Российской Федерации и Республики Беларусь». Такая, скажем, «полугосударственность», – замечает Наумчик.

«Эрзац-идеологии разрушают нацию и, соответственно, разрушают государственность. И это такие вот даты, как 7 ноября, например, красный день календаря, идеология, в которую никто не верит, как 3 июля – это то, что разрушает не только нацию, но и государство. Она ведет к ликвидации нашего государства», – заявляет Кравцевич.

А потому стоит ли удивляться, что Лукашенко, который хвалится тем, как, будучи депутатом, единственный голосовал за сохранение СССР, сейчас – буквально за полторы недели до официального Дня Независимости Беларуси и через день после встречи с Путиным – заговорил и о возможной ликвидации суверенитета?

«Мы на фронте. Не выдержим эти годы, провалимся – значит, нужно будет или в состав какого-то государства идти, или о нас будут просто вытирать ноги. Или – не дай Бог! – еще и начнут войну, как в Украине!», – заявил Лукашенко 22 июня.

Впрочем, как бы кто ни пугал и как бы тяжело ни было, надежда всегда остается. Наши предки провозглашали и отстаивали независимость в намного худших условиях. Так неужели мы не отстоим нашу Беларусь?

«Конечно, неприятно, когда власть не является национальной, она больше заботится о других. Но все равно мы имеем свой дом. Пока что такой– с открытыми дверьми, выбиты окнами, но это наш дом! И мы его все равно вместе с вами построим!»,– уверен Сергей Антончик.

Валера Руселик; АХ, фото – Виктор Драчев/ТАСС/Forum

Смотрите также
Комментарии