Трамп договорится с Путиным ценой Украины? Мнение экспертов

ВИДЕО

https://www.youtube.com/watch?v=pxzuP_NKx0g

О возможной внешней политике Дональда Трампа и его ошибках рассуждают в студии «ПраСвет» американский журналист, главный редакторр «Geopolitical intelligence services» Дэвид Макквейд и польский политолог, заместитель директора Центра по анализу политики Центральной Европы Мартин Заборовский.

Какой политик Дональд Трамп?

Алина Ковшик: — Мой главный вопрос: будет ли Дональд Трамп президентом всех американцев? Ведь сегодня уже продолжаются протесты, люди говорят, что это не их президент.

Дэвид Макквейд: — Естественно, нет. Он не сможет быть президентом всех американцев, но в моей жизни я не помню, чтобы кто-то был таким президентом. Даже покойного Рональда Рейгана ненавидела часть народа, называла его «дураком» и «склеротиком». Поэтому я не думаю, что это проблема. Конечно, если бы страна была разделена постоянно наполовину, то здесь могла бы быть мелкая проблема, но мы бы с этим справились.

Алина Ковшик: — Очень часто сравнивают Дональда Трампа с Рональдом Рейганом. С кем еще можно сравнить Трампа из американских президентов? Или он единственный и абсолютно уникальный политик в Америке?

Мартин Заборовский: — В первую очередь Дональд Трамп вообще не политик. Это публичное лицо, бизнесмен, который захотел стать президентом и для этого ему нужна была политика. Он меганетипичный, необычный и даже сравнение с Рейганом не совсем оправдано. Рейган все же был политиком, который присутствовал в этой сфере на протяжении многих лет. Он был кандидатом республиканцем, пожалуй, три раза, был опытным политиком. Можно по-разному оценивать его способности, но нельзя говорить, что у него не было опыта. У Дональда Трампа нет никакого опыта в политике. Он использует политику ради достижения своих целей.

Алина Ковшик: — Некоторые говорят, что Трамп вовсе не хотел быть президентом, а хотел только усилить свою марку.

Дэвид Макквейд: — Трудно сказать. Я тоже слышал такие спекуляции, но с другой стороны мы знаем много о Дональде Трампе как о политике, а как о публичной личности. Он выступает публично в течение 50 лет. Мы знаем его по его бизнес-деятельности в Нью-Йорке и так далее. Дональд Трамп — нарцисс, он очень любит, когда весь мир смотрит на него. Просто он получил самую большую награду. Мы знаем, кто он такой, что он за человек, но мы не имеем никакого понятия, какой он президент.

Алина Ковшик: — Есть ли еще вещи в жизни Трампа, которые могут нас удивить?

Дэвид Макквейд: — Например, говорят о нем, что он миллиардер и что он знает как заработать деньги. Но он пять или шесть раз был банкротом — зависит от того, как считать. И почти что каждый инвестор, который вложил деньги в фирмы Трампа, все потерял. В том числе доставки, которые работали на него, также не получили денег, но однако постоянно он создает ауру человека успеха и из каждой ситуации он мог сделать с пользой для себя. Вторая вещь, которую мало знают: на самом деле он получил большие деньги от своего отца, у которого были также отличные контакты с нью-йоркскими политиками. Таким образом, он смог купить очень хорошие участки земли. Кто-то посчитал, если бы Дональд Трамп, получая деньги, инвестировал бы их в какой-то инвестиционный фонд, сегодня он был бы гораздо богаче, чем после всей своей предпринимательской деятельности.

Алина Ковшик: — Кроме того, Хиллари Клинтон обвиняют, что она происходит из элиты. Но Трамп также не из элиты и у него есть связи с либеральной демократией.

Мартин Заборовский: — К политическому истеблишменту он полностью не принадлежит. Он флиртовал с политикой, но больше как донор, как спонсор. И в прошлом он был спонсором демократов, в том числе и Клинтонов. Он покупал влияния направо и налево, но как политик не функционировал. Я согласен с тем, что Дэвид уже сказал, что профессиональные финансовые круги отнюдь не убеждены в том, что у Трампа есть огромные деньги. Очень часто говорят, что на самом деле это замки на песке, что он не заработал больших денег.

Кто виноват, что Хиллари Клинтон проиграла?

Алина Ковшик: — Давайте вернемся к тому, кто больше всего проиграл на этих выборах — к Хиллари Клинтон. Как вы лично оцениваете, почему Хиллари проиграла?

Дэвид Макквейд: — Я воспринимаю это, как ее заслуженную судьбу, в том смысле, что идет восьмой год политического кризиса, несмотря на то, что американская экономика сейчас растет. Этот экономический рост помогает только узкой группе элиты, и Клинтон ассоциируется с этой политической и финансовой элитой. То, что мы наблюдали, — это был бунт и крик отчаяния тех, кто считает, что их голосов не слышат, и что они не имели никакой пользы, никаких плюсов от роста экономики.

Алина Ковшик: — Может, она проиграла потому, что была женщиной? Ведь говорят, что если бы был на ее месте мужчина-политик, то он у него были бы большие шансы. Об этом Лукашенко даже говорил.

Мартин Заборовский: — Нельзя полностью игнорировать этот факт достаточно определенного сексизма в этих избирательных расчетах. Он всегда есть. Но таким же образом можно сказать, что женщины неохотно голосовали за Трампа, который хвастался своими различными сексуальными эксцессами в прошлом. Это немножко действует в две стороны. Я думаю, что Хиллари Клинтон проиграла не только потому, что она женщина. Она существует в политике около 30 лет. Она ассоциируется с истеблишментом Демократической партии. Она непрозрачный, малоэмпатичный человек. Она прекрасно подготовлена, но без харизмы. Ей не удалось очаровать ни латиносов, ни афроамериканцев.

Алина Ковшик: — Говорят, что был низкий уровень доверия к ней как к политику даже среди ее избирателей?

Мартин Заборовский: — Да, именно так.

Алина Ковшик: — Хиллари Клинтон — уже политическое прошлое для Америки. Давайте поговорим, что нас ждет в будущем: будет ли Дональд Трамп таким же президентом, каким был кандидатом — бешеным, непредсказуемым? Как вы это видите?

Мартин Заборовский: — Мне кажется, что это маловероятно. Одно дело — это период выборов, другое дело — сфера управления. Много кандидатов говорят разные вещи во время избирательных кампаний. Давайте напомним, что Билл Клинтон был противником использования нефти, а потом был человеком, который вводил соглашение по нефти. Кондолиза Райс, которая недавно была в Варшаве, говорила, что одна из первых вещей, которая шокировала, негативно удивила Джорджа Буша в Белом доме, — это то, что есть огромные ограничения относительно реализации собственных идей. И Буш много раз говорил, что, будучи губернатором Техаса, он имел большее влияние на реализацию конкретных проектов, чем будучи президентом США.

Должна ли Восточная Европа бояться Дональда Трампа?

Алина Ковшик: — Наш регион — Центральная и Восточная Европа — должен ли боятся президента Трампа? Давайте поговорим о внешней политике.

Дэвид Макквейд: — Есть несколько моментов. Во-первых, не факт, что Дональд Трамп слушает своих советников. Он имеет неограниченную веру в собственные возможности. Обычно президенты, которые слишком уверены в себе, делают ошибки в начале своего правления. Например, такой ошибкой могла бы быть быстрая встреча Путина и Трампа. Тогда Путин, как опытный игрок, может не одну ловушку поставить на Трампа. Весьма вероятно, что он попадет в ловушки Путина. Вторая вещь, Трамп имеет очень простые базовые элементы программы, часть из которых он должен реализовать. Это все приведет к одному: его избиратели будут подозрительно наставлены к миру. Он хочет, чтобы Америка занималась собой, а это значит, что присутствие и гаранты безопасности Соединенных Штатов в этой части мира могут быть немного слабее.

Алина Ковшик: — Может ли Дональд Трамп признать Донбасс и Крым и отдать Сирию России?

Мартин Заборовский: — Сирии он точно не отдаст, так как Сирия имеет фундаментальное значение для внутренней политики США. С этим связана угроза терроризма, которая является угрозой № 1 в Соединенных Штатах, не говоря уже о нефти и Ближнем Востоке, о позиции Израиля, которая для Трампа очень важна, несмотря на все. Я думаю, что скорее мы можем говорить о такой ситуации, когда Сирия намного важнее, чем Восточная Украина.

Алина Ковшик: — Да, верно, но это может быть какая-то карта в игре.

Мартин Заборовский: — Да, поэтому я думаю, что если бы дошло до таких расчетов, я не думаю, что интересы США в Восточной Украине перевесили бы интересы в Сирии. Я думаю, что такого типа договор может быть предложен Путиным.

Алина Ковшик: — То есть Путин может обещать, что будет мир в Сирии, а требовать признания за ним Донбасса и Крыма. И будет мир.

Мартин Заборовский: — Мы тут спекулируем. По моему мнению, большого взаимопонимания Трампа с Путиным не получится. Практически каждый американский президент мечтает о таком договоре. Обама, когда пришел к власти, ввел политику перезагрузки с Россией. Тогда отменили проекты противоракетной обороны в Польше и Чехии, был заморожен процесс по принятию в НАТО Украины и Грузии. Мы помним, как антипутинская сейчас Хиллари Клинтон, нажимала в Мюнхене кнопку перезагрузки с Россией и улыбалась Лаврову. Предыдущая администрация тоже это делала. Можно надеяться, что Трамп сделает то же самое. Но очень скоро он убедится, что у Путина другой подход к бизнесу, чем у него, и что подход путина заключается в том, что он берет, но ничего не дает.

Материал программы «ПраСвет», которая выходит на «Белсате» в пятницу в 21:45.

В полном выпуске: Будет ли новый президент США улучшать отношения с Лукашенко; диктаторы без подарков; энергетическая контрреволюция Трампа; первая дама — эмигрантка.

МЯ, ИЧ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии