Сжигать ЗВР долго не получится. Куда пойдет российский кредит?

Политический кризис в Беларуси повлек за собой и экономический. Только за август 2020 года золотовалютные резервы страны сократились на $ 1,4 млрд, или примерно на 16%, почти достигнув границы, уставшей властями на конец года.

14 сентября в Сочи Александр Лукашенко договорился с Владимиром Путиным о выделении Беларуси исторического кредита в размере $ 1,5 млрд. Нона сколько хватит тех средств и помогут ли они удержать экономическую ситуацию в стране? Об этом мы расспросили экономистов.

Не один кредит, а три

Министр финансов РФ Антон Силуанов рассказал, что Россия планирует предоставить Беларуси кредит в $ 500 млн в этом году и еще один такой же кредит в 2021 году. Кроме этого, Россия инициирует выделение Беларуси валютного кредита на $ 500 млн через Евразийский фонд стабилизации и развития (ЕФСР) в текущем году.

Таким образом, к концу 2020 года Беларусь получит только $ 1 млрд , а еще $ 500 млн — в наступающем году, передает РБК.

По словам министра, кредит от ЕФСР будет номинирован в долларах, а средства от России поступят в рублях.

«Сроков и ставок назвать нельзя». Минск и Москва обсуждают условия кредита на $ 1,5 млрд

Конкретный срок кредитов для Беларуси министр не назвал, но «раньше длина кредитов в среднем составляла десять лет, и Россия будет руководствоваться этими сроками».

При этом Беларуси ставится условие: не допускать просрочек по двусторонним долгам, а также по обязательствам перед российскими компаниями с государственным участием. О уступках со стороны Минска Силуанов не сообщил.

Между тем Александр Лукашенко 16 сентября заявил, что российский кредит на $ 1,5 млрд частично пойдет на рефинансирование долга Беларуси.

«Должен вам сказать, что это было мое требование. И премьер, и министр финансов мне предложили выплатить этот кредит – в этом году мы миллиард должны были им по старому нашему долгу вернуть», – сказал он.

Кредита уже нет

Аналитик исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха рассказал belsat.eu, что с учетом столь масштабного оттока валютных депозитов из банковского сектора в августе и в сентябре и с учетом довольно напряженного графика платежей за валютный долг Беларуси, российские кредиты – это не такие уж и большие деньги, и они могут достаточно быстро закончиться.

В свою очередь руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук считает, что Беларусь получит российский кредит в конце сентября. Но, по его мнению, кредита уже нет, так как он пойдет на погашение долга перед «Газпромом» и перед правительством России.

«Это немного уменьшит давление на белорусский бюджет и на Национальный банк с точки зрения оплаты внешнего долга. Но если мы посмотрим, сколько денег нужно – здесь и дефицит бюджета, и падение экономики, и финансовое состояние государственных предприятий – то этот кредит имеет более психологический характер, чтобы не допустить отток капитала из банковской системы. Если бы этого не было, то давление на Нацбанк значительно бы увеличилось. И справиться с этими тенденциями без решительных движений по ограничению операций было бы очень сложно», – заявил он.

Беларусь должна выплатить почти $ 20 млрд

По данным Министерства финансов Беларуси, график платежей по госдолгу Беларуси состоянием на 31 марта 2020 года выглядит следующим образом:

2020 г. – $ 3,421 млрд;

2021 г. – $ 3,235 млрд;

2022 г. – $ 3,565 млрд;

2023 г. – $ 3,843 млрд;

2024 г. – $ 3,061 млрд;

2025 г. – $ 2,645 млрд.

То есть до конца 2025 года Беларусь должна выплатить $ 19,77 млрд.

Как отметил Александр Муха, в текущей ситуации доступ Беларуси к международным финансовым рынкам и кредитам международных финансовых организаций заметно усложнился. Существует риск, что Россия может стать единым внешним кредитором Беларуси, из-за чего кредитная зависимость от РФ и подконтрольного ей Евразийского фонда стабилизации и развития может существенно усилиться. Минск и так должен им уже более $ 10 млрд. И это без учета нового кредита.

Резервов очень мало

Александр Муха отметил, что сокращается прежде всего наиболее ликвидная часть ЗВР – резервы в иностранной валюте. Они снизились на 1 сентября до $ 3,21 млрд. Эксперт напомнил, что на 1 декабря 2014 года, когда в Беларуси случился очередной валютный кризис, резервные активы в иностранной валюте составляли $ 3,712 млрд. При этом за последние годы существенно вырос государственный долг в иностранной валюте. Поэтому соотношение валютных резервов к валютному госдолгу ухудшилось.

«Это все свидетельствует, что текущий уровень активов в иностранной валюте является крайне низким и недостаточным», – заявил экономист.

По его мнению, российские кредиты окажут поддержку ЗВР и дадут определенную передышку только при условии, что поступят в ближайшие времена, а консультации между министерствами финансов Беларуси и России не затянутся.

Четверть белорусских предприятий – банкроты

Александр Муха напомнил, что достаточно сильно выросли не только долги государства, но и государственных организаций и банков, которые также имеют определенный дефицит валютной ликвидности. Поэтому, считает он, государство будет вынуждено оказывать определенную поддержку и им.

Как заявил Ярослав Романчук, четверть белорусских предприятий уже «лежит на лопатках, они банкроты». По его словам, в условиях отсутствия приватизации и возможности получения инвестиций из зарубежья, в октябре они могут начать требовать деньги из бюджета.

«И у нас здесь дилемма: или правительство пойдет на ухудшение макроэкономической ситуации, увеличение инфляции и углубление девальвации, или начнет какие-то структурные реформы, начнет банкротить предприятия, так как выживать в таком состоянии они не смогут. Но что сделает правительство, трудно сказать, потому что оно, к сожалению, не пользуется логикой экономического управления, но руководствуется какими – то политическими мыслями», – заявил Романчук.

По его словам, по итогам года дефицит бюджета органов государственного управления Беларуси может составить около Br 7 млрд.

Устами Пескова ничего не сказано. Хотя кое-что прояснилось

«И тут вопрос, кто и как его будет финансировать. Если финансирование будет за счет каких-то эмиссионных средств, то тогда или где-то в конце этого года, или в следующем году нас ждут еще углубление девальвации. Если удастся взять кредиты у российских банков под залог активов, то можно будет без негативного влияния девальвации прожить. Но если будет ухудшаться положение российской экономики и российского рубля, то нам тоже девальвация гарантирована», – подчеркнул Романчук.

По его мнению, падение ВВП в этом году будет сопоставимо с аналогичным в России. А по последней оценке Организации экономического сотрудничества и развития, экономика России в этом году упадет на 7 % (белорусские власти прогнозировали рост на 2020 год).

В целом, отметил руководитель центра Мизеса, «ухудшение кризиса нам гарантировано при ухудшении макроэкономической ситуации вместе с падением социальных стандартов жизни белорусов».

Почти три рубля за доллар

Ждут эксперты и дальнейшего падения курса белорусского рубля. Александр Муха отметил, что в августе власти поддержали валютный курс за счет «сжигания» валютных резервов, но «этот процесс тоже не бесконечен». Теперь, по его мнению, ЗВР будут больше предназначены для погашения и обслуживания валютных обязанностей государства.

«Если впредь так сжигать существенные объемы ЗВР для поддержания обменного курса, то правительство Беларуси может столкнуться с определенными трудностями при выполнении своих валютных обязанностей», – заявил он.

Вместе с тем, по его мнению, властям придется выбирать между двух бед. Ведь если Нацбанк уменьшит вмешательство на валютной бирже, это может ускорить девальвацию курса белорусского рубля, а если остановит, девальвация рубля может составить как минимум 10 % относительно действующих показателей – около Br 2,85 за $ 1.

«Очевидно, это может повлечь удорожание импорта, повышение инфляции и рост девальвационных ожиданий, спровоцировав спрос на иностранную валюту, который поддерживает сам себя», – подчеркнул эксперт.

Также, по его мнению, многое будет зависеть от того, как сильно Нацбанк будет ограничивать предоставление рублевой ликвидности банкам. Если он будет делать это чрезвычайно жестко, то это может ударить уже по банкам. Сейчас, отметил Александр Муха, в банковском секторе сохраняется дефицит рублевой ликвидности, что может помешать им выполнять обязанности перед своими вкладчиками.

Как полагает Ярослав Романчук, инфляция по итогам года может составить от 7% до 9 % (официальный прогноз – до 5 %). А курс белорусского рубля к доллару с учетом второй волны коронавируса и при отсутствии новых источников для роста экономики может превысить в конце года Br 2,9.

Экономика зависит от политики

Александр Муха подчеркнул, что до сих пор остается не решенной первопричина проблем на валютном рынке и в банковском рынке.

«А первопричина – это острый политический кризис и серьезная политическая неопределенность в стране, возникшая на этом фоне. В текущем году можно ожидать таких негативных тенденций, как отток средств из банковского сектора, конвертация рублевых депозитов в валютные вклады и ухудшение срочной структуры вкладов – очень сильно снизится привязанность к неотзываемым вкладам», – отметил эксперт.

По его мнению, обострение кризиса в политической сфере может еще более негативно повлиять на банковскую систему.

Максим Гацак/МВ belsat.eu

Новости