Светлана Калинкина: Уже проиграли, можно не стрелять


В эфире радио «Спутник» распинается сенатор Сергей Гайдукевич. Белорусский МИД, мол, устал говорить всем, что учения «Запад-2017 никому не угрожают, но нас никто не слышит. Ай-ай, ой-ой! Вокруг двойные стандарты, кругом враги! Кому и что мы доказываем?! Как же так? Почему так?..

Действительно, почему так? Ведь и МИД не одно заявление сделал, и Минобороны, и лично Александр Лукашенко… Вот только никого убедить не смогли.

Объясняю Сергею Ивановичу Гайдукевичу. И МИДу. И Лукашенко, почему так.

Объяснение очень простое. Оно кроется в простом и очень непопулярном в белорусских политических реалиях слове «репутация».

У белорусских официальных лиц (начиная с главного) и их толкователей такая репутация, что любой здравомыслящий человек послушает, но сделает и подумает наоборот. И эту ситуацию не исправить ни указом, ни приказом, ни приобретением самой современной техники, ни даже расстрелами.

Именно поэтому в учениях «Запад-2017» меня не очень интересует, что и куда будет стрелять. Меня интересует, как белорусские власти намерены выигрывать в условиях современной войны. То есть, когда работают не только инструменты и радары, но когда территория обрабатывается информационно и идеологически.

В этом смысле разгром наша армия потерпела еще до начала учений. О неготовности к современной войне, о непонимании условий, в которых она ведется, о собственной беспомощности объявил на брифинге по поводу учений «Запад-2017» начальник Генштаба генерал-майор Олег Белоконев, когда отстрелялся заготовленной речью и… отказался отвечать на вопросы журналистов .

По сути, генерал продемонстрировал полную и безоговорочную капитуляцию.

Скажу больше, полная капитуляция заложена в белорусском законодательстве, так как в случае введения чрезвычайного и военного положения предусматривается прекращение работы всех медиа, кроме тех, которые уполномочит государство. Плюс к этому, законодательством предусмотрена блокировка интернета.

Как можно было принимать такие законы после украинских событий? Потому что весь мир понял, что только медиа, общественные инициативы, социальные сети, очевидцы, энтузиасты позволили Украине выстоять, мобилизоваться, одеть-обуть армию, победить сначала информационно, а потом уже и в вооруженном конфликте.

Как можно было после Украины додуматься до решения о необходимости информационной блокады собственного населения? Кто это мог додуматься? Это глупость, тупость или намеренная работа на потенциального противника?..

Знаю, что сказал бы генерал Белоконев на эти вопросы, если бы счел нужным отвечать на вопросы журналистов. Догадываюсь, что думает по этому поводу Лукашенко. Мол, в случае войны вещать будут специально уполномоченные структуры, люди и медиа, будут доводить информацию правильную, выверенную и такую, которую посчитает нужной верховный главнокомандующий. Накануне учений «Запад-2017» все уполномоченные вещали, но никто их не услышал и никто не поверил. Потому что читай пункт первый — «репутация».

А, значит, учения «Запад-2017» уже показали, что войну мы проиграли. Можно не стрелять.

Светлана Калинкина/ИЧbelaruspartisan.org

Смотрите также
Комментарии