Светлана Алексиевич: «Одно из преступлений власти – то, Что Чернобыль не стал тем явлением, которое бы обсуждали»


Вокруг Чернобыльской катастрофы можно было объединить нацию. Но этого не случилось, так как тему замалчивали, не обсуждали и не анализировали. Информация о последствиях остается табу и до сих пор, так как власти хорошо понимают: если помнить о Чернобыле, то строительство новой АЭС будет выглядеть наихудшим абсурдом.

«По моему мнению, одно из преступлений власти – это то, что Чернобыль не стал тем явлением, которое бы обсуждали. В этом случае мы могли бы лучше противостоять катастрофе. А так, мы оставили все для потомков. Если не дать людям новых знаний, они и будут жить по-старому», говорит Светлана Алексиевич на презентации книги Александра Томковича «Философия доброты. От катастрофы до сада надежды».

Книга рассказывает о Чернобыле с двух сторон: отсюда, где случилась катастрофа, и из-за рубежа. В частности, от тех иностранцев, которые помогали и помогают пострадавшим от последствий чернобыльской катастрофы. На презентации среди слушателей – старшее поколение. Многие из них – участники проектов помощи пострадавшим от радиации детям, дипломаты, а также – более десятка немцев, которые приехали прямо из Лунинца, где посещали больных детей.

«Мы – маленькая инициатива, но у нас есть цель: чтобы о Чернобыле не забыли. Чернобыль не прошел и не закончился, и он произошел не на одном месте, но касается и сейчас всех во всем мире», – рассказывает Ангела Гесляр, представительница фонда помощи детям Чернобыля из Ротвайля, небольшого города на юге Германии.

Ангела Гесляр

Книга Александра Томковича тоже вышла при помощи неравнодушных немцев. Она начиналась еще много лет назад при жизни Геннадия Грушевого, основателя фонда «Дети Чернобыля», но закончена была только после его смерти.

«Немцы мне помогли, мы проехали почти 5 тысяч километров по Чернобыльской зоне. Меня поразило то, что прошло уже 30 лет после катастрофы, а они помогают», – рассказывает Александр Томкович.

Александр Томкович

Белорусские свидетели отмечают, что в это время в нашей стране чернобыльская тема все больше обрастает равнодушием и забвением. В загрязненных радиацией зонах давно растут сельскохозяйственные растения, и все к этому уже привыкли. Люди собирают грибы и ягоды даже в местах, обозначенных знаком «радиационное загрязнение».

«Дети с чернобыльскими заболеваниями, которых мы отправляем сейчас на лечение за границу, не могут рассказать своим приемным семьям о том, что здесь действительно произошло. А между тем, нет ни одного белоруса, у кого бы в организме не было чернобыльских радионуклидов», – рассказывает Валентина Смольникова, бывший педиатр из Буда-Кошелево. Через ее руки проходили первые дети, больные раком щитовидной железы после аварии на ЧАЭС. «Как саркофаг накрыл атомный реактор, так в Беларуси здесь стал саркофаг над мыслями, над сердцем человека – и наступило равнодушие».

Валентина Смольникова

Взрыв на станции произошел во времена советов, с их системой информирования населения и при советских методах работы власти с медиа. Ничего не изменилось и в 21-м веке, когда в Беларуси полным ходом идет строительство и, казалось бы, самое время информировать население о радиационной безопасности, чтобы правильно действовали в случае катастрофы. Самое время заботиться об этом, чтобы избежать чернобыльских непростительных последствий.

«Власть же понимает, что в нашем государстве с таким опытом Чернобыля, конечно же, не надо было бы рисковать и строить новую атомную станцию. Можно было бы использовать опыт скандинавских или других стран, искать другие, альтернативные источники энергии. Но для этого нужно другое мышление, человек должен быть культурным. Любая авторитарная власть – это, как правило, малокультурная власть», – говорит Светлана Алексиевич.

Нобелевская лауреат также принимала участие в создании книги, среди соавторов которой значится поэт Владимир Некляев, режиссер Вячеслав Никифоров, председатель Союза белорусских писателей Борис Петрович.

Книга вышла сразу на немецком и белорусском языках. При этом немецкий вариант чуть ли не вдвое толще из-за карт, а также словаря – справочника терминов. Как рассказывают авторы, было решено, что немцам нужно больше нюансов объяснять, чем белорусам.

Книга в Беларуси вышла небольшим тиражом. На презентации даже не было возможности ее приобрести.

«Во-первых, для меня книги никогда не были коммерческим проектом, – говорит Александр Томкович. А во-вторых, теперь она государству не нужна. Сегодня другой тренд».

Вероника Чигирь/ТП, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии