Стоит ли коллекционерам боятся указа о «черных копателях»?

Фото

Указ № 485 президента Беларуси Александра Лукашенко в первый период может пугать людей, но многое будет зависеть от трактовки документа, уверен председатель Белорусского нумизматического общества Виктор Кокореко.

Сразу несколько моментов из свежего президентского указа № 485 Беларуси от 14 декабря заставили белорусов волноваться. Во-первых, указ фактически запрещает искать археологические артефакты с помощью металлоискателя, если вы не аккредитованный археолог.

Во-вторых, археологическим артефактом считается фактически любой сделанный человеком предмет, которому более 120 лет. Все «артефакты», которые находятся на руках у населения, которые подлежат регистрации, запрещено продавать или дарить.

Коллекционер древностей становится чуть ли не уголовным преступником … По крайней мере, такое впечатление складывается после прочтения указа.

За объяснениями Belsat.eu обратился к председателю Белорусского нумизматического общества, коллекционеру и историку Виктору Кокореко.

Председатель Белорусского нумизматического общества Виктор Кокореко

Закон Беларуси навязан извне

— С какой целью готовился данный указ?

— Некоторые уже многого накопали в Беларуси. Часть из этого выставлена ​​на аукционах, тем же ay.by: ржавые мечи, наконечники и т.д. Монеты сейчас интересуют гораздо меньше людей. Но если это меч не из драгоценных металлов, а доказать, что был вырыт из кургана — невозможно, как его забрать у человека? Поэтому и приняли такой закон. Основная мысль — сохранить ту древнюю раннесредневековую археологию, которую иногда уничтожают копатели.

— Какие сильные и слабые стороны указа?

— Во-первых, что такое археологический артефакт? Что такое 120 лет для археологии? Археологи вообще не должны заниматься этим! Ведь ученые, например, не изучают монеты, которым 120 лет. Они могут заинтересовать только коллекционеров. Допускаю, что эту дату прямо скопировали с другого закона, где дело шло не о археологическом, а об историческом артефакте.

Все эти вещи, по большому счету, нам навязаны. Беларусь подписывает международные конвенции, предусматривающие охрану историко-культарного наследия. У наших соседей это есть: Польша, Литва, Россия. Я уже не говорю о странах, где были древние цивилизации.

Единственное, что у нас нет квалифицированных кадров, поэтому в первый период без конкретных объяснений указ может пугать людей. Ко мне уже приходили с вопросами: «Где зарегистрировать коллекцию?»

Ищу в поле… шлем Александра Македонского!

— Так что и где регистрировать?

— Никто ничего не будет регистрировать. Чтобы зарегистрировать, вы должны подать заявление …

— Куда?

— В так называемую комиссию при облисполкоме, которой еще нет, где должны быть специалисты, которых тоже нет! Есть закон, а базы под него нет! Для того, чтобы какому-то предмету присвоить статус историко-культурной ценности, требуется решение чуть не Министерства культуры.

Хорошо, но тогда я должен получать льготы по хранению такой вещи. Я уезжаю в отпуск, например, боюсь, что украдут мою монету, поэтому несу ее не в банк, а в музей. И они у меня берут на хранение в свои сейфы — бесплатно. Если нужна качественная реставрация — я даю государственным реставраторам. Если у меня нет сигнализации в квартире, где хранится ценность — я на льготных условиях могу ее получить … Так должно быть!

— Но эти моменты нигде не прописаны …

— Вот поэтому и должны быть объяснения. На сегодняшний день, если не будет давления сверху на местных властей, каких-либо участковых, то ничего не будет.

А что такое «запрещено»? А что такое «искать с помощью металлодетектора»? Я вышел на поле и ищу… золотой шлем Александра Македонского. Я не имею права его искать?.. Так я его и не найду никогда! То есть все должно прописываться.

Монеты Николая ІІ и «престиж» Несвижа

— Всех интересует, как это будет работать. Какие, например, будут санкции за хранение предметов, которым более 120 лет?

— Вы опять путаете. Берете только первую часть определения о «артефакте». Это должна быть «историко-культурная ценность»! Те же сокровища римских монет или куфичных дирхем (персидские серебряные монеты IX-XI вв. — авт.) попадают только под определение «редкие и ценные свидетельства о существовании исчезнувшей цивилизации». Редкие!

За 2010 год из всех сокровищ, найденных в Беларуси, в список историко-культурных ценностей было включено всего шесть: первая, клад римских монет из Брестской области. Ему придали высшую категорию, то есть памятник международного значения. Следующий, сокровище куфичных дирхем из Полоцка, ему присвоили вторую категорию. Тут я согласен, это интересно. А дальше — я берусь за голову… Горсть серебряных российских монет времен Николая II из Несвижа — первая степень. Мировое значение!..

— Ну вот, вы сами говорите о абсурдные случаи — как с монетами Николая II…

— Это уже говорит об отсутствии специалистов. Напрямую нужно было для поднятия престижа Несвижа сказать, что там такое нашли и оно там хранится. Вот и все!

— А в милиции будет то же — для поднятия показателей?

— Да, будет. Поэтому я говорю, к самому закону отношусь хорошо. Но он не касается коллекционеров никаким боком. Я занимаюсь коллекционированием с 1980 года, и я среди коллекционеров не видел монет, которые можно было бы отнести к историко-культурным ценностей.

Обломок серебряника, из-за которого пару лет назад поднял шум Марзалюк (сенатор Игорь Марзалюк – авт.), привлекли милицию, арестовали коллекционера, из дома все «выгребли» … А в то же время в Украине такие сребреники выплывают почти на каждом аукционе.

В Гродно человек хотел продать вещи из коллекции Януковича…

— Вы говорите о монетах, а нужно ли человеку бояться за прабабушкину икону или молитвенник, которому 120 лет?

— Нет. Для придания статуса историко-культурной ценности есть много пунктов. Это предстоит нечто уникальное и значительное в масштабах Беларуси. А «ширпотреб», молитвенники и иконы — не представляющие никакой ценности.

С другой стороны, может же быть какая-то вещь уникальная, которой 100, а не 120 лет. И что, ее не отнесут к памятникам, ведь 120 лет не исполнилось?.. Смешно. Поэтому, не стоит цепляться за цифру.

— Все-таки, есть ли опасность неадекватной трактовки указа со стороны правоохранительных органов?

— Такая опасность всегда есть. Мол, «я не специалист, давайте я вас задержу, ваши вещи заберем для изучения, а потом вам отдадим…» А когда будут отдавать, окажется, что где-то плохо хранили, разбили…

В Гродно также был прецедент, когда человека задержали по обвинению в мошенничестве: хотел продать редкие вещи, мол, из коллекции Януковича. А после у коллекционера забрали все иконы, из его коллекции. До сих пор «изучают» — почти год. А в каких условиях их хранят?.. Может там сырость и давно все облупилась?.. Или побили, пока в машине везли… такое отношение.

С точки зрения написанного — ничего страшного нет. Все остальное — вопрос трактовки.

Копателям говорят: «Не лезьте в курганы

— Ваш прогноз, как указ скорректирует белорусскую реальность? Исчезнут ли с полей люди с металлоискателями, а с интернет-аукционов — артефакты?

— Никак не повлияет. Такие указы выходят периодически. Ну, есть указ президента Беларуси о валютных операциях, под который теоретически подпадают все коллекционеры монет стран мира — это же валюта: различные евроценты или американские «кварты» (25-центовики с портретом первого президента США Джорджа Вашингтона — авт.). Никто же их не трогает.

Некоторые законы пишутся под конкретную ситуацию. С этим указом — то же самое. Он создан под курганные раскопки. Копателям говорят: «Не лезьте в курганы, туда, где есть неисследованный археологический слой!»

— Ну а в принципе, за городом запрещено что-то искать с помощью металлоискателя?

— Да, запрещено: искать шлем Александра Македонского, то есть историко культурный памятник. Но вы же не его ищете…

АК, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии