Станислав Шушкевич: Ельцин – концентрат достоинства и человечности, а Путин – совсем наоборот

Інтэрв'ю

В Екатеринбурге открылся «Ельцин-центр» — мемориал памяти политика. На открытии комплекса нашу страну представил первый глава независимой Беларуси Станислав Шушкевич. В интервью belsat.eu политик вспоминает Бориса Ельцина, его отношения с Беларусью и Лукашенко, а также проводит параллели между первым и нынешним президентами России.

Центр за миллиард?

— Лукашенко не приглашали?

— Ходят слухи, что приглашали, но я об этом не знаю. Из тех, кого приглашали, и кто не был — это Ющенко и Кравчук. От Украины был Кучма с женой.

— Почему в 2007 году на похоронах Ельцина от Беларуси вообще никого не было?

— Я очень хотел туда поехать, и связался с Мурашовым, который был главой московской милиции в своё время. Я спросил, как я могу быть там поближе к телу? Он сказал, что это нереализуемо – только по официальным государственным каналам. По нашим государственным каналам я этого реализовать не мог. А почему не были официальные представители нашего высокочтимого кем-то государства…

— Что это вообще за центр?

— Тот, кто бывал, например, в Штатах, или в некоторых других странах, знает, что обычно бывает какой-то мемориал, посвящённый президенту. В США много таких центров – например, центр Вудро Вильсона, и там всё собрано, связанное с ним: проводят различные исследования, есть библиотека, рабочие залы. В Баку недавно открыли центр, посвящённый Гейдару Алиеву. Поэтому, в России было решено было создать такой центр на родине Ельцина, в Екатеринбурге, где он был первым секретарём обкома.

— Кто финансировал создание такого центра?

—  Нашлось много спонсоров. Их список помещён в этом центре, и начинается он с Ходорковского, который вложил больше всего денег, а где-то на последних местах, например, Дмитрий Медведев. Этот центр сделан на базе современных технологий, и там можно разобраться, кем был Ельцин, что он сделал, и можно продолжить эти исторические разбирательства. Есть там выставки, галереи, учебные помещения – это позволит сформировать общественное мнение в России на тему «кем был Ельцин?»

«На открытии очень хорошо сказал Чубайс: «Обычно в России принято во всём винить предыдущую власть, но вот появился центр, который рассказывал о заслугах предыдущего президента»

— А правительство содействовало?

— В том списке были только частные лица. Думаю, содействовало – центр открывал Путин, затем выступал Медведев. Было продемонстрировано, что все заинтересованы, чтобы такой центр был.

— Вы сказали, что в этом центре нет ни одного упоминания о Лукашенко – с чем это связано?

— Центр настолько большой и разнообразный, что я мог и не заметить. Мы осматривали всё самое главное, что бросается в глаза, где водили гиды, и там я этого не увидел. К большому своему удивлению, там я обнаружил компьютерное 3D-преобразование собственной персоны, и удивился, как это замечательно сделано.

«Ельцин был первым руководителем России с 1704 года, который признал независимость Беларуси»

— На прошлой неделе в Беларуси вспоминали референдум-96 – а какова роль Ельцина в тех событиях?

— Нету там никакой ельцинской роли. Референдум 1996 года – это проделки Лукашенко для того, чтобы нарушить Конституцию и стать диктатором. У Ельцина не было времени для того, чтобы заниматься делами Беларуси. Беларусь стала независимым государством, к этому приложил руку Ельцин и дальше он считал, что эти вопросы нужно решать внутри Беларуси. И у нас нашёлся антибелорусский человек. А Ельцина я считаю к этим делам непричастным.

— Как сейчас в России оценивают ельцинское время?

— Я считаю ,что более правильного, положительного и демократичного президента в России не было, и вряд ли будет. Ельцин был нелицемерен, стремился к истинному реформированию России, уважал соседей – я ему благодарен за подпись Беловежского соглашения, которое признало Беларуси как независимого государства. А его последние слова: «Берегите Россию», мне кажется, показывают, кем он был.

Но есть очень много недоброжелателей, которые очень хорошо обыгрывают те моменты, когда Ельцину приходилось принимать нетривиальные решения. Например, в 1996 году в Ельцина были очень малые шансы на переизбрание. Он считал, что сможет посильнее прижать коммунистов, и что это будет лучше, чем их приход ко власти. И он пошёл на опасную приватизацию, позволяющую распоряжаться олигархам. Но по его мнению это было лучше, чем если бы разгулялись коммунисты.

Кое-кто приписывает ему, что он бывал пьян, бывал невменяем – да, это так, я был свидетелем. Но никогда в таких случаях он не изменял своего решения, и я был тоже свидетелем этого.

— Сегодня в Беларуси много говорится о том, что российское правительство имеет виды на Беларусь как на часть некой своей империи – каким в этом плане был Ельцин?

— Ельцин подписал Беловежское соглашение о создании Содружества независимых государств. Впервые с 1794 года руководитель России признал независимость Беларуси.

— А Путин не признаёт?

— Путин манипулирует Лукашенко как хочет, поскольку он поддерживает Лукашенко ценами на нефть, на газ, и прочими – он просто имеет своего сатрапа, который при необходимости выполнит любое его приказание.

— Что Ельцин говорил о Лукашенко?

— Был такой случай. В 96-м или 95-м я встретился с руководителем администрации Ельцина Чубайсом. Я ему говорю, что Лукашенко так недоброжелательно, так некрасиво отзывается о Ельцине, что он уже старый, никудышный, как вы это терпите? Он отвечает, мол, очень просто, у нас нет времени разбираться по существу – мы сказали Борису Николаевичу, что он царь, и пусть не обращает внимания на проделки предводителя мелкого племени.

«Точность – достоинство президентов, и у Путина этого нет»

— Поговаривают, что в те годы Лукашенко хотел возглавить Союзное государство…

— Жажда власти у него всегда была. Он ездил по регионам, прикидывался положительным человеком. Была клеветническая кампания Лукашенко, когда он заявил что все враги России – и он один друг. Был кампания вместе с премьер-министром России, когда там в Смоленской области кто-то ночью вкопал пограничный столб, а они его выкопали. Это был цирк, светопреставление и агитка

— В сравнение с Путиным, каким был Ельцин?

— Я даже равнять не хочу – это абсолютно разные люди. Ельцин для меня концентрат достоинства, человечности и справедливости, а Путин – совсем наоборот. Так врать, как врёт Путин, и про Крым, и про сепаратистов. Ельцин не врал, а тем более, публично. Даже само открытие  мемориала говорит за себя, когда Путин опоздал на полтора часа. А там люди были собраны люди со всей России, со всего мира. Достоинство президентов и королей – точность, чего у Путина нет.

Евгений Балинский, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии