Сотрудница штаба Тихановской: «Ошибочно думать: посадив президиум Координационного совета, все загнется»

Ульяна Тикун. Фото из личного архива

Ульяна Тикун в штабе Светланы Тихановской работала координатором информационного отдела. Сразу после голосования, она вынуждена была покинуть Беларусь. Приехала Ульяна в Украину. Мы с ней встретились поговорить о выезде в Украину, своей работе в команде и жизни в другой стране.

– Ульяна, кем вы работали в штабе Светланы Тихановской?

– Я была в информационном отделе. То есть, освещение деятельности штаба, соцсети, агитационная продукция. В принципе, потоки информации стекались ко мне, я их просто распределяла.

– В стране, где постоянно фальсифицируются выборы сложно надеяться на официальную победу кого-то кроме Александра Лукашенко. На что вы надеялись и рассчитывали во время выборов?

– Я начинала со сбора подписей. Он проходил под девизом «За всех, кроме одного». Самый пожилой человек, поставивший мне подпись за Тихановскую – бабушка 32-го года рождения. Может она раньше голосовала за Лукашенко. Но вот тогда она пришла и была уверена, что ей надо ставить подпись за Тихановскую. Приходила молодежь, приходили пенсионеры. По моим наблюдениям приходило больше людей 60-х годов рождения. Это о чем говорит: что это люди, у которых вся взрослая сознательная жизнь прошла с Лукашенко, сейчас идут ставить подпись за Тихановскую, значит надоело, и надо что-то поменять. Исходя из этого мы были уверены, что Светлана победит. Дальше мы призывали людей любыми мирными способами защищать свой голос. Мы не знали сколько людей пойдет на улицу. В каком формате люди пойдут на улицу. Это все было стихийно. Люди действовали по ситуации.

«Мы не ожидали, что будет настолько сложно убрать Лукашенко». Активистка штаба Тихановской о надеждах и о будущем страны

– Со стороны складывается впечатление, что оппозиция, штаб, да и сами люди действуют без какой-либо стратегии.

– Здесь я вижу проблему вот в чем: есть цель поменять Лукашенко. Все. Что дальше никто не думает. На мой взгляд, цель изменить власть со временем преобразуется в более масштабную цель. Например, построить страну для жизни, грубо говоря.

Светлана Тихановская для The Washington Post: у Лукашенко нет будущего, его уход – только вопрос времени

– Вообще, в штабе обсуждались варианты действий? К примеру, мирным путем будете реагировать на все шаги власти или немирным путем?

Немирный путь не обсуждался. Единственное, что ещё в июле, мы очень активно обсуждали: а что если призывать выходить женщин. Мы тогда подумали-подумали, но в результате отвергли эту идею. Мол, вы что серьезно? Муж жене скажет – иди протестуй, а я дома посижу. Это казалось немыслимым, чтобы пошли именно женщины. И тут проходит месяц и выходят только женщины и… Ну мы хотя бы мыслили правильно. Я знаю точно одно – мы не пойдем первыми воевать.

Марш героев, Минск, 13 сентября 2020 г. Фото: ТК / «Белсат»

– Почему вы уехали из Беларуси?

– Я уехала 9-го числа вечером. В день выборов я проголосовала и поехала на вокзал. Это очень эмоциональный момент. Я сижу на вокзале, пью кофе и смотрю как в центр города едут колонны военной техники. Я понимаю, что у меня автобус через несколько часов. И я не могу остаться, но я тоже очень хочу в центр, хочу защитить свой голос. Но я не могу, потому что меня могут задержать за работу в штабе. Хотя мы действовали строго в рамках законодательства во время предвыборной кампании.

– Хотели бы в Минске, вместе со всеми выходить на протесты?

– Очень сложно объяснить себе, что здесь на свободе ты можешь сделать больше, чем там. Потому что эмоционально ты думаешь, что придешь на протест, и ты что-то изменишь, тебе кажется, что конкретно ты можешь что-то сделать. Понятно, что если каждый подумает «я полезней в безопасности», то ничего не будет. Но в моем случае у меня не было выбора.

Фота: Ірына Арахоўская / Belsat.eu

– Ульяна, как реагировали в штабе, на задержания ваших сотрудников, тех людей, с которыми вы работали?

– Первая реакция всегда у всех была попереживать, а следующая что-то делать. Штаб пытался находить и оплачивать работу адвокатов. А Света, я не знаю как она все это переживала, потому что у нее настолько большое сердце, она как мать. Она к каждому из нас относилась по-матерински.

Знаете, очень здорово, что девушки объединились втроем, потому что они друг друга поддерживали. Они вместе всегда ездили в одной машине, если мы куда-то по стране ездили. Маша Колесникова это всегда энерджайзер. Сколько ее помню она всегда пела, танцевала, улыбалась. Вот она прям энергия. Вероника она мягкая, теплая, она мама. Она очень тепло говорила и про своих детей. И со Светой они так по-тёплому дружат.

Нам же никто не платит деньги, мы все на волонтерских началах. Но думаю, что никто никогда не жалел, что вот в это все пошел. Вернее, можно было себя пожалеть пару минут. Потом ты собираешься и понимаешь, что ты делаешь что-то очень крутое.

– Почему вы уехали в Украину?

– Потому что нет визового барьера, легче уехать. Знаете, я ловила себя на мысли, что когда находишься там, в Беларуси, тебе кажется, действия власти на митингах, система государства, несоблюдение закона, нарушение прав человека это ненормально. Но, когда приехал сюда в спокойствие, только тогда это можно ощутить на сколько это реально ненормально. Потому что когда живешь в Беларуси, человек адаптируется, человек привыкает, что законы не действуют, как-то живем.

– Как вы думаете, мирным путем, мирными акциями можно к чему-то вообще прийти?

– Я думаю, что можно. У вас в Украине сколько было революций? Не одна. А у нас первая. Мы учимся. Мне кажется, что белорусское общество как ребенок, он пока что маленький, нежный добрый милый, и ему еще нужно научиться, чтобы стать крепким подростком, ему нужно пройти еще какой-то путь. Точно так же сейчас растет на наших глазах белорусское общество. Я не знаю, пойдут ли белорусы более жестким путем или нет. Но на насилии и на жестокости вырастает только жестокость. Не получится построить что-то светлое и доброе на насилии.

– В Украину приехало много беженцев из Беларуси за эти полтора месяца. Где они находят помощь, где устраиваются, как вообще ориентируются в новой стране?

– В Украине есть благотворительный фонд «Беларусь будущего». Фонд не помогает тем, кто на территории Беларуси. Помогают только белорусам, которые переехали в Украину. Например, продолжить учебу, найти работу, жилье, либо финансовая помощь на первое время. Также фонд помогает переехать сюда. Помогают в основном белорусы, которые давно живут в Украине.

Мария Колесникова. Минск, Беларусь. 24 августа 2020 г. Фото: Света Фар/ belsat.eu

– Как вы относитесь к тому, что Мария Колесникова порвала свой паспорт и осталась в Беларуси?

– Она крутая. Она пошла по своему принципу. Она сказала не уеду и не уехала.

– Членов Координационного совета постепенно арестовывают или выдворяют за границу. Что, по вашему мнению, будет дальше?

– Мне кажется, Координационный совет продолжит работать так же, как и работал. Во-первых, есть расширенный состав состава. Арестовали президиум. А есть еще люди, которые просто члены Координационного совета. И у нас в Беларуси в этот раз всё работает как эстафетная палочка. Исчезает один человек, появляется другой, который берет на себя его обязанности. Ошибочно думать, что если посадить президиум Координационного совета то все загнется. Я верю, что так не будет.

Ирина Кононенко belsat.eu

Новости