«Слава Богу, что мои родители далеко и дома». Землетрясение в Мексике глазами белоруски


В самый эпицентр трагических событий, которые в буквальном смысле всколыхнули Мексику, попала наша землячка, гродненка Барбара Чемерис. Она рассказала «Белсату», что пережила.

28-летняя девушка попала в Мексику неделю назад, чтобы навестить своего друга, который живет в самой столице Мехико. Однако горячие каникулы, о которых мечтала девушка, превратились в экскурсию по улицам с разрушенными домами и человеческом хаосе.

20 сентября в Мексике произошло одно из самых сильных землетрясений за последние 100 лет магнитудой 7,1. Общее количество погибших превысило 200 человек. В самой столице, как пока что передают международные СМИ, погибли 86 человек.

Парадоксально, что накануне катастрофы страна готовилась отметить годовщину другого землетрясения, произошедшего ровно 32 года назад, 19 сентября 1985 года. Тогда масштабы катастрофы и человеческих жертв были еще большими.

«Я чувствовала себя словно пьяная»

Утром мы еще побывали в музее, потом пошли в торговый центр. Перед этим землетрясением еще были пробные сигналы, учения на случай землетрясения. Короче, мы из торгового центра шли уже по дороге в метро, чтобы немного сократить дорогу. После ушли еще на этаж ниже, — рассказывает Барбара. Я в начале не ощутила ничего, потом уже вскрикнула. Меня начало трясти всю. Такое ощущение, что будто ты пьяный, что ли. Реально, не можешь устоять на ногах. Земля под тобой ходуном ходит.

Мы поднялись бегом по лестнице. Просто как-то подсознательно понимаешь, что нужно бегом, бегом бежать, ни на что не обращая внимание. Как на стометровке какой-то, что есть силы. Только слышно, как вокруг осколки стекла летят и разбиваются, с витрин или откуда-то. Все бегут и надо бежать быстрее, на улицу, там где есть свободное пространство.

Когда мы выбежали во двор, там уже было много народу. Аварийные службы вокруг. Руководили, куда выбегать, что делать, куда не проходить, куда идти. Много людей, все боятся, все перепуганы. Потрясло, потрясло и успокоилось.

В течение недели второе землетрясение

Это кстати уже второе землетрясение, которое я пережила. Первое — было неделю назад. То первое произошло среди ночи, это было около 12 часов. Я не помню, как я проснулась, я только помню как я схватила телефон и вышла.

Вижу, как лампочка на потолке ходит, трясется из стороны в сторону, качается. Ну мы с родителями моего друга Кристобля постояли 5 минут. Качать перестало. И пошли дальше спать. В Мексике тогда ничего такого не случилось. Поэтому, я не поняла сначала, ЧТО произошло.

Мы вышли из метро. Сразу начали работать полицейские. С одного здания пару плиточек отвалились. Трещинки небольшие. А связь пропала. Сигнала нет. Только дошел сигнал от мамы Кристобля, что «мы живы, все в порядке». Мы поехали на то место, где договорились встретиться. Мы же не знаем, где мама, где папа. Все дороги в пробках. Все куда-то едут. Просто ужас. Но уже метро поехало.

Когда мы встретили маму Кристобля, она вся дрожала от страха. Последнее, что она видела, когда выбегала из дома — что соседний дом полностью рухнул. Да сама так испугалась, что даже боялась посмотреть, что с ее домом.

Цепочки помощи

Когда вернулись домой, наша улица была закрыта. Мы бросили машину на дороге и пошли пешком. Смотрю — домики стоят. Один завален полностью. Куча обломков. Все что-то разбирают. Ну и люди, соседи начали организовываться разбирать завалы. Конечно, если там люди, то завалы нужно разбирать вручную, ведь если там кто-то есть, надо осторожно, чтобы ничего не нарушить, чтобы там ничего не упало и не прижало еще тех людей. Мы также сразу пошли помогать.

Люди стали в такие цепочки, повыносили все что было: ведра, корзины на мусор, миски большие. И так накладывают обломками все и передают по цепочке на другой конец улицы. В одну сторону цепочку с обломками, а обратно цепочку с пустыми ведрами. Пока приехали службы аварийные, уже людей стало больше.

Люди сразу начали собирать деньги на еду, на воду, на маски от пыли. Потом мы пошли к дому. Электричества нет. Газ перекрыт. Вода только холодная.

Когда вытягивают живого человека, принято аплодировать

Спасатель поднимает руки вверх, призывая к тишине. Вероятно, что под обломками живые люди

 

На первый взгляд, наш дом в порядке, но там такая система, что дома строятся блоками, и друг с другом очень сильно связаны. Если сверху смотреть, то получается такой массив. И есть опасность, что следующие дома просто по цепочке развалятся. Короче, мы посмотрели, что вроде все нормально и пошли к друзьям семьи. Они нас приютили и покормили.

Но конечно, видеть это все — просто ужасно. Особенно, если думаешь, что под этими обломками остались люди. Раненых я не видела, потому что здесь, когда вытягивают живого человека, принято аплодировать. Вытаскивали людей, я слышала эти овации, но не видела, потому что дальше стояла, передавала обломки.

«Если ты был на седьмом этаже — ты мертвец»

Конечно, в метро было страшно, но там было больше шансов выжить. Если там завалится, то снаружи, но сам тоннель обычно остается цел. Просто я боялась, что завалит например вход, что перекроет воздух и что мы там задохнемся все.

Я слышала, например, что тот кто на первом втором этаже, то еще есть шансы выжить, но кто выше, то все. Если ты сидишь на седьмом этаже, то ты мертвец. Здесь мало таких зданий, но все равно есть офисные. Где максимум, что ты можешь, это спрятаться около какой-то колонны, или несущей конструкции, которая не так легко разрушится.

«Не воруй, лучше помоги!»

Люди организовались в момент. Начали собирать деньги и Красный Крест подключился. Сразу создалось очень много пунктов, где собирают еду, деньги, воду — все. И для тех, кто пострадал, и для тех, кто помогает. Сразу организовались рабочие руки разбирать осколки. Много докторов, инженеров, всех.

Домов, которые полностью разрушились, не так и много, но много поврежденных и которые в таком состоянии, что не дай Бог немного потрясет, то развалится. Много домов в аварийном состоянии, из которых людей эвакуировали и где работают специалисты инженеры, которые уже обозначают, какой дом пригоден для жилья, можно ли туда войти.

Потому что были случаи, что во время землетрясения дом не развалился, но когда люди входили забрать вещи, дом обрушивался в этот момент. Мне только на глаза надпись попалась «Не воруй, лучше помоги». Хотя такое ощущение, что каждый хочет помочь.

Одна минутка для мировых новостей: в Японии также прошло землетрясение

Всю ночь мы работали на этих разборках. Работается очень медленно, так как всегда есть надежда, что под ними, под обломками, кто-то живой есть. Кроме этого, делать нечего, все закрыто. Объявлен национальный траур. По телевидению одни сплошь трансляции, как люди разбирают завалы, где еще спасают живых.

Полдня уже трансляция идет о заваленной школе, где много погибших детей. Одна девочка, живая, но застряла между обломками и ее не могут вытащить. К ней не могут пробраться. И очень опасно что-то двигать, ведь это же все как карточный домик. Если что-то одно достанешь, может развалиться все остальное. По телевидению только это. Периодически какие-то новости, что «одну минутку посвятим мировым новостям: в Японии также землетрясение«.

На улице все куда-то бегут, никто не знает, что происходит. Люди вокруг в масках с лопатами. Вокруг паника. Просят, чтобы не пользовались машинами, чтобы могли проехать скорые, пожарные, аварийки. Но люди все равно пользуются. Поэтому все сигналят. Ужасный шум. Хаос.

Однако все очень хотят помочь. У нас уже несколько предложений, где мы можем переночевать.

Периодически ко мне приходит такое ощущение, что я в каком-то фильме. С одной стороны хорошо, что с нашим домом ничего не случилось. А с другой… Если представить себе, как это. Когда разрушается все. Весь дом. Ладно у меня там пропало… чемодан, пара любимых шмоток… А у людей пропадает все. Какая это катастрофа. Так что с другой стороны такой ужас. Сочувствие по отношению ко всем этим людям, особенно тем, кто потерял своих близких.

С другой стороны тоже такое «полусчастье», что это не твои близкие. Что мои родители там в Беларуси, что у них все хорошо.

Паулина Валиш, АХ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии