Александр Федута Сквозь туман премьеры видят цель. В прицеле – встреча президентов

политконсультант

Подлетая к Москве, премьер-министр Беларуси обратил внимание на туман. По мере его переговоров с российским коллегой туман все более рассеивался, пока не стало заметно, что итоговое решение о продвижении по «дорожным картам» интеграции будут принимать президенты двух стран.

Собственно говоря, ради этого стоило рисковать жизнью столь дорогого Беларуси младореформатора Сергея Румаса, отправляя его – в туман! – самолетом!! – в Москву!!! – на переговоры с Медведевым!!!! Могли и по телефону договориться, что за две с небольшим недели до встречи двух президентов президенты встретятся еще раз, чтобы уж окончательно расставить все точки над «і». Потому что если на 8 декабря запланировано подписание интеграционного пакета, а до того договоренности все-таки не достигнуты, потому что достичь их могут только президенты, которым этот пакет и подписывать, то…

В общем, сами понимаете.

Премьеры Дмитрий Медведев и Сергей Румас на переговорах в Москве. Фото Reuters / Forum

Семь часов Румас и Медведев говорили о том, чего подписать они не смогли и не могли по определению.

Дело не в отсутствии полномочий. Дело в том, что не им избираться в президенты.

Один этого не будет делать, потому что кто ж его туда пустит, а второй там уже был и, судя по всему, ему не слишком понравилось. Вот кому избираться, те пусть и подписывают.

То есть, Лукашенко и… — Путин?

Ну, если не персональный Путин, то Путин коллективный, несущий на своих плечах груз ответственности – примерно, в той же степени, в какой, судя по стихотворению классика, белорусы в конце ХІХ – начале ХХ века несли на своих плечах свою обиду. Вдолбленное в средней школе в умы нашей правящей элиты стихотворение «А хто там ідзе?», судя по всему, остается моделью поведения правительственных чиновников на переговорах с Россией.

Александр Лукашенко на избирательном участке 17 ноября. Фото Natalia Fedosenko / TASS / Forum

Действительно, представьте себе этот диалог.

Премьер-министр России лениво отвечает на стук в дверь:

— А хто там iдзе, а хто там iдзе

У агромнiстай такой грамадзе?

Из-за дверей раздается робкий голос его белорусского товарища по несчастью переговорного процесса:

— Беларусы.

Российский господин столь же лениво протягивает руку за айфоном последней модели:

— А што яны нясуць на худых плячах,

На руках у крывi, на нагах у лапцях?

Белорусский товарищ по несчастью, не отваживаясь заглянуть в дверь без специального позволения, осматривается, и понимает: чемодан с «Зубровкой» и пальцем пханой колбасой остался дома. Приходится отвечать по существу:

— Сваю крыўду.

Поскольку обида была уже ранее зафиксирована в десятке интервью белорусских чиновников по поводу налогового маневра правительства России в отношении российских нефтяников, хозяину кабинета не приходится рыться в бумагах в поисках причин ее возникновения. Остается выяснить, «а чаго ж, чаго захацелась iм, пагарджаным век, iм, сляпым, глухiм?». И, услышав сакраментальное «Людзьмi звацца», радостно перенаправить стрелки:

— А вот с этим, пожалуйста, к Владимиру Владимировичу. Он в нашем рейхе определяет, кто человек, а кто – не очень.

Медведев и Румас рассказали о результатах переговоров по согласованию дорожных карт

Таким образом, площадка для посадки белорусского «борта № 1» расчищена, пассажир № 1 может прилетать и общаться далее уже без участия политических «спойлеров».

Собственно говоря, «спойлеры» для того и встречались, чтобы еще более оттенить впечатляющую встречу тяжеловесов.

Выборы идут, господа, выборы. У обоих. Запасы попкорна неиссякаемы. Будем и далее наслаждаться игрой.

8 декабря – очередной раунд. Не более того. Но уже будет понятно, кто в какой форме находится. Туман развеется, лежащий на ковре останется. Или – уползет под ковер.

Гонг!

Александр Федута belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также
Комментарии