Сказки для «больших детей». Сегодня Владимиру Короткевичу исполнилось бы 87 лет


Всю свою жизнь он очень любил мультфильмы. «Аспид», – шутливо называла его жена, – иди, началось!» В квартире тогда царила тишина – ничто и никто не должен был мешать. Мультфильмы создавали ему соответствующее настроение, при котором хорошо пишутся сказочные произведения.

Во всем написанном Короткевич оставался прежде всего сказочником.

«Короткевич и акула», Крым, начало 70-ых

Он выдумал свою фантастическую Беларусь. Здесь жили физически и духовно сильные белорусы-аристократы. Их любили самые красивые женщины; усадьбы и дворцы этих белорусов имели такие коллекции живописи, которым бы позавидовали лучшие музеи Европы. Персонажи Короткевича имели сходство фольклорных силачей. Исторический фон, на котором они действовали, создавался в основном по законам поэзии, а не истории.

Некоторых коллег это раздражало.

Например, Лариса Гениюш критиковала роман «Христос приземлился в Гродно»: «… я против многого в этой повести. (…) Зачем Ваша фантазия привела «крымчаков» в Гродно, когда мы славимся тем, что нехристы эти к нам не проникали?» Иван Шемякин отмечал: «Интересно писал Владимир Короткевич, но у него только фон исторический; реальных исторических персонажей он не умел создавать…». Как видим, и Гениюш и Шемякин подходили к его творчеству исключительно с точки зрения реалистических позиций, хотя сама автор «Исповеди» в своих стихах стремилась к открытому романтизму, а Иван Петрович в далеко не реалистических романах был сказочником не хуже Владимира Семеновича.

Так, Короткевича не интересовало «жалкое реалистичное воплощение действительности, либо минувшего». Писатель не хотел показывать соотечественника — неуверенным, грустным, пугливым, слабым. Гораздо интереснее было выдумать СВОЕГО беларуса и сделать это так искусно убедительно, чтобы реальный, безразличный ко всему житель нашей страны поверил в эту фантазию и хоть немного начал соответствовать такому яркому литературному образу.

«Вместе с белкой», 1982 г.

Многие сказки писателя (серьезные, ироничные, величественно-пафосные, юмористические, современные, исторические, для маленьких и взрослых) объединяла тема ПОЭТА-СПАСИТЕЛЯ и в них присутствовал мотив ВЕРЫ (только не в религиозном смысле этого слова).

В «Лебедином ските», Старец спасал свой народ от жестокого Батыя, и делал это, как настоящий ПОЭТ, превратив своих сородичей в красивых белых лебедей.

Семью неуклюжего и недогадливого Янки, героя «Чертового скарба», спасал приход странствующего артиста (того же ПОЭТА), который привел с собой медведя.

«Рождественская открытка», рисунок Короткевича

В «Скрипке болот и вересковых пустошей» Янук и Марта поженились против воли «черного, как летучая мышь и жестокого, как вампир» магната. Напуганные соседи от них отвернулись. Но настолько сильно Он и Она ВЕРИЛИ в силу своей любви, что к ним пришел призрак великого поэта Алеся Бан-Жвирбы, который защитил героев волшебной песней от мести магната и принес этой семье богатство.

В «Дикой охоте..» — главным Суперменом и спасителем несчастной Надежды Яновской выступает собиратель народной ПОЭЗИИ Андрей Белорецкий.

Своими сказками Владимир Короткевич вдохновлял »больших детей« белорусов — верить в себя, любить своих поэтов, и хотя бы раз в день читать, хотя бы один белорусский стих — тогда (был уверен!) не погибнем, тогда не будут страшны никакие черти и «разноплеменные орды», никакие «дикие охоты» не затопчут нашу господу.

А когда писателю не хватало терпения вдохновлять, он создавал едкие произведения, вроде сказки «Лягушки и черепаха» – о «больших детях» – глупых лягушках, которые не хотят слушать мудрую черепаху.

Василий Дранько-Майсюк, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии