Александр Федута Символическое хождение с прахом

политконсультант

Группа белорусских интеллигентов обратилась с открытым письмом к литовским властям с предложением не хоронить идентифицированные останки Константина Калиновского в Литве, передав его Беларуси.

Подписали письмо действительно уважаемые люди, причем список открывает первый нобелиат суверенной Беларуси Светлана Алексиевич. Впрочем, осмелюсь предположить: текст письма писала все-таки не Светлана Александровна, и инициатором появления этого документа была явно не она. Просто ситуация сложилась так: к писателю приходят и просят оставить автограф на документе. И – попробуй не оставить без того, чтобы тебя потом громогласно не обвинили в отсутствии белорусского патриотизма и потворствовании «русскому миру». На месте Алексиевич и я был бы вынужден поставить.

Но на своем месте поставить подпись я не могу, о чем честно сообщил в фейсбуке. Светлана Алексиевич может думать о символическом значении своей подписи, но мы-то, смертные, должны и возможные последствия просчитывать.

В том, что литовские власти передавать прах кого-либо из повстанцев на сторону не будут, у меня лично сомнений нет.

То есть, надпись на могильной плите на белорусском языке они наверняка согласятся сделать, как, впрочем, и на польском. Восстание 1863–1864 гг. было восстанием, в котором участвовали представители трех народов, и подчеркнуть это – значит, подчеркнуть и историческую роль Вильнюса, и Литвы; создать новый центр притяжения для национально ориентированных паломников; развернуть новый виток антиимперской кампании. Наши литовские друзья умеют и любят делать такие вещи. Пусть делают. Если нужно – поможем.

А нам-то зачем отдавать? И – кому?

Дизайн бара «Каліноўскі». Фото — Франтишек Вечерко/Facebook

Мне в фейсбуке написали: в Вильнюсе есть разные точки зрения. Конечно, разные. Там демократическая страна. Там можно и очевидно неудачную мысль соседей поддержать. Но вы вообще представляете себе, что будет, если Литва немедленно удовлетворит вашу просьбу?

Среди подписантов – ни одного государственного служащего. Кто будет принимать прах национального героя? Где будут его хоронить? С какими почестями? Нет, как говаривала покойная Светлана Наумова, был бы труп, а шествие мы организуем. Шествие – куда? Исторические кладбища в нашей стране являются собственностью государства. И Восточное кладбище, и Военное – те места, где покоятся классики белорусской литературы, выдающиеся деятели государства и культуры. Вы действительно думаете, друзья мои, что государство позволит вам провести там церемонию? Или вас интересует не результат, а конфликт, на который вы усердно нарываетесь?

Военное кладбище, Минск. Фота – «Белсат»

А в том, что конфликт будет, я не сомневаюсь. Не остыли ямы после выкорчеванных куропатских крестов. Был народный мемориал – снесли его. Исторической памятью в нашей стране заведует господин Марзалюк. Подойдите, попросите его поставить подпись. Поставит – может быть, все это будет иметь смысл. Не поставит – вы лишь вызовете очередную антиповстанческую истерию в государственных медиа. И закончится она циничным, но вполне прогнозируемым высказыванием первого лица государства:

– Ишь, пляски на костях устроили! Кто их просил?

Не в том смысле, что – кто литовцев просил, а в том, что никто не просил инициаторов устраивать все это.

Что – «это»? Сбор подписей с символическими целями. Поскольку белорусское государство прах не примет, то и хождение за подписями становится вполне символическим и бессмысленным, вроде оппозиционного хождения на площадь Бангалор. Возможно, там когда-нибудь установят памятник. Не Калиновскому. Благим мечтам, которыми выстлана дорога «сами знаете куда». А нынешний сбор подписей, простите, пошел прахом.

Александр Федута belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также
Комментарии