Сериал «Чернобыль»: разрыв замкнутой системы


Мини-сериал HBO – это не только фильм-катастрофа, но также история о системе власти, основанной на циничной лжи гражданам. Мы видим, как этот, почти совершенный механизм сотрясает одна из величайших техногенных катастроф в истории человечества.

20 часов – столько времени потребовалось советским властям, чтобы установить факт, что на Чернобыльской АЭС взорвался целый реактор. И только тогда действительно началась спасательная операция. Соседний город Припять с населением в 50 000 человек был эвакуирован. Только после этого ликвидаторы аварии получили защитную одежду. Представители местной власти и руководство электростанции всё это время совместно пытались приуменьшить значение катастрофы, надеясь, что им удастся скрыть правду.

Роль Михаила Горбачева сыграл Давид Денсик. Кадр из фильма

Коммунистическая партия почти до конца существования Советского Союза придерживалась мнения, что идеальная ситуация – это полный контроль над потоками информации и всеми социальными процессами. Чем была эта, почти отточенная до совершенства, замкнутая советская система, отлично показано в российском фильм «Груз 200».

Эта история – о похищении дочери местного советского аппаратчика милиционером-маньяком. Похититель является главой местного отделения милиции и он же начинает расследование похищения. Таким образом вся информация, которая может раскрыть преступление, стекается к нему. Именно эта закрытость системы и позволила ему остаться безнаказанным.

Похожим образом и советское руководство чувствовало себя безнаказанно, пока информация об аварии не попала в мир вместе с радиоактивными облаками, рассеянными по Европе.

Ложь, которой правители пичкали граждан, вернулась как карма и потрясла основы режима. Монополия государства на распространение истины оказалась иллюзорной. Обман был на всех уровнях власти.

Подобно тому, как местные власти пытались преуменьшить уровень угрозы, центр пытался скрыть аварию от мира. Неслучайно в фильме показано совещание высшего руководства СССР, где первоочередным было обсуждение не хода спасательной операции и угрозы жителям, а того, узнали ли западные СМИ о катастрофе.

На советского вице-министра Бориса Щербину, руководителя спасательной операции, большее впечатление производит звонок «сверху», о том, что Запад обнаружил радиоактивное облако, чем тот факт, что реактор в нескольких километрах от города в течение часа выбрасывает столько же радиации, сколько бомба в Нагасаки.

«Наша мощь держится на том, как воспринимается наша власть», – подчеркивает Михаил Горбачев, отчитывая своих подчиненных по поводу влияния чернобыльской катастрофы на имидж страны.

Фильм отдает дань уважения горстке «праведных» людей, которые имеют мужество противостоять партийно-бюрократической машине. Одного из них, физика-ядерщика профессора Валерия Легасова, сыграл Джаред Харрис. Вторым таким героем является Ульяна Хомюк – вымышленный персонаж, изображенный в сериале как сотрудник Института ядерной энергетики АН Белорусской ССР, собирательный образ нескольких реальных фигур.

Слева: Стеллан Скарсгард в роли Бориса Щербины, Джаред Харрис в роли Валерия Легасова и Эмили Уотсон в роли Ульяны Хомюк. Кадр из фильма

Сериал можно похвалить за точную передачу атмосферы эпохи. Для авторов это было нелегкой задачей, потому что в фильме играли англоязычные актеры. Хоть в основном это были американцы и англичане, однако они хорошо передали дух восточной Европы.

Следует также отметить археологическую дотошность, с которой режиссёры воссоздали реалии повседневной жизни. Поиски сотен артефактов, которые окружали советского человека, велись от Бреста до Владивостока. Съемки проходили в Литве: в Припять превратился один из жилых домов Вильнюса, а роль Чернобыльской АЭС сыграла ныне не работающая атомная электростанция-близнец в Игналине.

Атомная электростанция Игналина

Читайте также:

Сценарий не лишен и важного беларуского элемента. Одним из главных героев сериала является герой книги «Чернобыльская молитва» лауреата Нобелевской премии из Беларуси Светланы Алексиевич. Это пожарный, который тушит горящий реактор, беларус Василий Игнатенко.

Книга нобелевского лауреата начинается с описания трагедии мужчины и его жены. Людмила Игнатенко, как и многие другие чернобыльские женщины, хотела оставить свои воспоминания.

«Кто-то прочтет и поймет. Потом… После нас», – цитирует писательница.

И, вероятно, сериал «Чернобыль» – это исполнение их воли. Многие скоропостижно скончались, как пишет Алексиевич, «цена их свидетельствам – жизнь».

На переднем плане Адам Нагайтис в роли Василия Игнатенко. Кадр из фильма

Чернобыльская катастрофа прочно вросла в массовую культуру. Вид большого города, жителей которого эвакуировали в течение нескольких часов, оказывает огромное впечатление на воображение.

«Вещи без человека, пейзажи без человека. Дорога в никуда», – описывает это Алексиевич.

По мнениям некоторых, самым убийственным для сотен тысяч людей, переселенных из района вокруг электростанции, была даже не радиация, а внезапное вырывание их из повседневной жизни. Помимо Припяти было эвакуировано более 400 сел и посёлков. Переселенцы чаще заболевали, впадали в депрессию и страдали алкоголизмом.

После катастрофы осталось много архивных материалов. По сей день пробирает дрожь от прослушивания записи пожарного диспетчера из Припяти (цитируется в фильме), которая монотонным голосом направляет очередные группы «погасить крышу» на станции. Не понимая, что таким образом она выдаёт смертный приговор пожарным.

***

И на конец любопытный факт – режиссер фильма, швед Йохан Ренк в 90-х был довольно известным автором танцевальной музыки, выступающим под псевдонимом Stakka Bo. В этом есть парадокс – шутник из этого музыкального видео спустя годы сделала один из самых мрачных сериалов в истории телевидения.

Чернобыль, 5-серийный сериал производства HBO и SKY, реж. Йохан Ренк (Johan Renck vel Stakka Bo)

Якуб Бернат/АМ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии