Александр Федута Сенцов и другие заложники – куда они вернулись?

политконсультант

Россия и Украина обменялись лицами, удерживаемыми за совершенное – или не совершенное – преступление на территории другого государства.

Родственники собрались встречать родных, которые удерживались в России. Фото: Reuters / Forum

Каждое из государств утверждает, что оно задержало, арестовало и осудило (либо не успело осудить, но намеревалось – как в случае с украинскими моряками в России) преступников. Противная же сторона настаивала на том, что те преступниками не являются.

Сейчас удерживавшихся отпустили туда, где их ждали. Во всяком случае, ждали граждан Украины.

Они возвращаются. Вопрос в том, куда именно возвращаются.

Дело в тюрьме

С момента инцидента с украинскими моряками сама Украина изменилась до чрезвычайности. Достаточно сказать, что задерживали их россияне при одной политической ситуации в Украине, освобождали уже при принципиально иной. И дело вовсе не в личности президента. Вернее, не только в ней. Дело в тюрьме.

Человек, осужденный на страдания – осужденный, с его точки зрения, несправедливо, в чужой стране, которая находится в состоянии необъявленной, но оттого ничуть не менее ощутимой войны с его родиной – неизбежно идеализирует эту родину. Сейчас его освобождают. Он приезжает в страну, понимая, что он за нее в принципе все это время страдал. За нее, за Украину.

Олег Сенцов обнимается с родными в Киеве. Фото: Reuters / Forum

И в этой Украине сегодня кум Владимира Путина является лидером фракции в парламенте, а президент заявляет:

«Я могу подтвердить, что я, президент Украины Владимир Зеленский, и президент России Владимир Путин, сделали все, что обещали, не меняя на ходу наших договоренностей».

«Враг силен и сдавать не собирается»

То есть, война, насколько они могут судить, еще не завершилась, но им важно ощутить себя победителями. Ведь они победители, правда? Они не сдались, не сломались, продолжали быть верными. Вслушайтесь в заявление Олега Сенцова:

«Даже с освобождением последнего пленного наша борьба не заканчивается. До победы еще очень далеко. Враг силен и сдавать не собирается. Но победа будет обязательно за нашей страной. У нас нет другого выбора. Слава Украине!»

Вам это ничего не напоминает? Да, мне это тоже напомнило освобождение Надежды Савченко.

Олег Сенцов на свободе в Киеве. Фото: Reuters / Forum

Но мы ведь помним, чем закончилась всеобщая эйфория по поводу ее освобождения – мутным делом, инспирированным прошлой властью. И рейтинг вчерашней героини обрушился, и светлый облик ее потускнел. И та, благодаря которой – во время ее заключения – целая фракция сумела попасть в парламент, не смогла в него переизбраться.

Потому что для большинства избирателей война за освобождение Надежды Савченко закончилась, а для самой Надежды она продолжалась. Потому что воевала Савченко не за собственное освобождение, а за что-то другое.

Олег Сенцов. Фото: Zuma Press / Forum

Завтра они задумаются над тем, куда вернулись

Понимаем ли мы, за что голодал Олег Сенцов, отказывались признавать свою вину моряки, страдали в тюрьмах крымско-татарские активисты? И понимают ли они, что на самом деле произошло в стране, куда они вернулись?

То есть, вернулись – но в какую именно страну? Ее можно называть Украиной, но та ли это Украина, ради которой они все это время пытались остаться самими собой? И если – не та, то не сочтут ли они, что освободители их предали? Ведь это и будет настоящей трагедией. Не тюрьма, не колония, не чуждый флаг над колючей проволокой. Предательство.

Они пока не думают об этом. Они и их семьи – счастливы. Но уже завтра они задумаются над тем, куда вернулись.

Читайте другие тексты автора:

Уходя – уходи, или Еще один урок для авторитарных правителей

Александр Федута, для belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также
Комментарии