Самый молодой заложник Кремля в тяжелом состоянии в российской тюрьме


Павел Гриб – самый молодой из 75 украинских политзаключенных Кремля. В субботу ему исполнилось 20 лет. Cвой день рождения он провел в СИЗО-4 Ростова-на-Дону.

— Многие из тех, кто отправил пожелания нашему сыну, выразили надежду, что следующий день рождения он отпразднует дома, – говорит Игорь Гриб, отец парня. – Я отвечаю, что он должен праздновать дома не день рождения, а день независимости Украины в этом году. Мы видим, в каком состоянии сын находится после 10 месяцев в российских тюрьмах. Я не уверен, выдержит ли он еще год.

— Наш парень, как говорится, еще не целованный. У него никогда не было девушки. Вот почему, когда ему написала такая ​​красивая девушка, он сразу же влюбился.

Любовь на службе ФСБ

Татьяна, жительница Сочи, рассказала Павлу, что она ненавидит режим Путина, что у нее очень сложная ситуация дома. Он хотел её спасти.

— Они планировали приехать к нам и жить вместе в Украине. Вот, украинская патриотка из России. Она даже писала ему по-украински. Они приветствовали друг друга словами «Слава Украине!». Сын думал, что встретил родственную душу, – рассказывает отец.

Разговор между Павлом и Татьяной о свидании в Гомеле. Скриншот экрана

Девушка приехала в Беларусь с матерью. После непродолжительного, менее часа, свидания, когда Павел уже ждал обратный автобус, неизвестные люди затащили его в машину. А затем перевезли за 1,5 тысячи километров в СИЗО в Краснодаре. Молодые люди много обсуждали политику и войну с Россией. Теперь те разговоры, которые велись в течение года, вместе с записями Павла в ВКонтакте, используются против него в деле. Появились также фрагменты, в написании которых парень не признается. На их основании его обвиняют в терроризме.

Россиянке, которую ФСБ использовала, до этой операции было 17 лет.

— Это неслыханно! ФСБ использовала для сотрудничества несовершеннолетнюю девочку и романтическую любовь подростка, а все обвинения были основаны на разговорах и комментариях в интернете! – возмущается отец. – До сегодняшнего дня мы не уверены, сидела ли во время той романтической переписки по другую сторону экрана та девушка или их агент.

Татьяна призналась потом украинским журналистам, что спецслужбы заставили её сотрудничать, однако до сих пор не ясна её роль в этом деле. Не известно, действительно ли она что-то чувствовала к Павлу или с самого начала это была мистификация.

— В начале сын не допускал мысли, что она могла его обмануть. Вскоре после ареста ему внушали, что ей тоже угрожает приговор. Его шантажировали, чтобы он признал себя виновным, иначе её арестуют. К счастью, мы его переубедили. Сначала он писал ей письма из тюрьмы, в которых заверял в своей любви. Теперь ему, должно быть, стало понятно, что его обманули. Он очень переживал. Мы боремся за него, но эмоционально никак не можем его поддержать. Нам ни разу не разрешили увидеться или даже поговорить по телефону.

Павел медленно умирает с согласия властей

Павел на Майдане. Фото: UADoctorsForHryb

Павел с детства страдает от портальной гипертензии. Ему требуется специализированная медицинская помощь. Однако к нему не допустили даже врачей, которых отправили в Краснодар по инициативе Европейского суда по правам человека. Более того, Федеральная служба по финансовому мониторингу России весной перекрыла возможность передачи Павлу денег, за которые он мог покупать лекарства и продукты в тюремном буфете.

— У Павла была запланирована операция прошлой осенью. Но его похитили менее чем за месяц до установленной даты. Мы не знаем, в каком состоянии он находится сейчас. Его нужно обследовать и назначить новые лекарства. Возможно, дозы, которые он принимал ранее, сейчас ему не помогают вообще. Зато мы знаем, что его избили. А он – парень, которому постоянно угрожают внутренние кровотечения. Сына может убить один удар в живот. Мы попытались сообщить российской стороне, что он может просто умереть там. Мы надеялись, что они учтут это, – говорит отец. – Но сегодня адвокату удалось встретиться с Павлом в СИЗО. Оказалось, что недавно другие заключенные его сильно избили. Потому что они узнали, что Павла обвинили в терроризме против России. Также у него забрали все вещи и еду, которые ранее передал украинский консул. Он остался только в шортах и ​​футболке.

«В камере все еще жарко, дышать почти невозможно. Ему постоянно болит голова. Днем он почти не ест», – бьет тревогу адвокат Марина Дубровина. – «Он выглядит очень подавленным и измученным».

Родителей ужаснула информация о головных болях парня. Это и страшное ухудшение состояния его кожи означает, что тело постепенно отравляется. Печень не справляется с токсинами. В каком состоянии находится украинец, можно увидеть на фотографиях, сделанных несколько месяцев назад в суде. Подросток на них – явно изможденный, бледный, покрытое высыпаниями лицо пытается спрятать в капюшоне.

— Мы всегда шутили, что наша кухня – пункт управления. Мы растили его в лабораторных условиях. Никаких жареных блюд, режим приема пищи, здоровая диета, состоящая из круп и фруктов. А теперь в тюрьме ест какой-то мусор, – у отца ломается голос.

Павел Гриб в зале суда. Фото facebook.com/Andrei Sabinin

Всякий раз, когда у Павла есть шанс передать какие-то новости, он просит своих родителей не грустить, не тратить деньги на дорогостоящих юристов и не ставить его освобождение выше своих дел. Он винит себя в том, что причинил близким столько забот.

— Самое худшее – знать, что он может умереть. Мы все боимся этого. Жене снятся кошмары, но она не хочет говорить о них. Старается, чтобы я не видел, как она плачет. У нас нет иллюзий относительно ситуации. Наш сын – политический заложник России, и мы остались один на один с нашей бедой. Мы понимаем, что Европа безумно далека от наших проблем. Людей больше интересуют игры Чемпионата мира, чем преступления путинского режима.

— Сын в отчаянии. Не надеется на скорое освобождение. В разговоре с адвокатом он подчеркивал, что готов отдать свою жизнь за Украину. Он примирился с судьбой и больше не ждет чуда. Я также понимаю опасность ситуации. Но это мой ребенок, и я буду бороться за него до конца. Павел не переживет одиннадцать лет в тюрьме. Быть может, не продержится даже до осени. Он не принимает лекарств, он не может придерживаться диеты, его избивают. Россия знает о его состоянии, но позволяет это. Чем это может закончится – я боюсь думать.

В русской тюрьме умирает не только Сенцов. Мой сын тоже.

Вчера суд в Ростове-на-Дону продлил арест Павла Гриба до 20 декабря 2018 года. Год назад его заманили в Гомель на встречу с девушкой из России, а затем похитили ФСБ. Предварительные слушания должны состояться 09.07 в Северо-Кавказском областном суде. Украинца обвиняют в подготовке теракта, хотя он никогда не был в России до ареста. Ему грозит 11 лет тюрьмы.

Читайте также:

Моника Андрушевска для belsat.eu

Смотрите также
Комментарии