Роль КГБ уменьшается – для властей иностранная агрессия страшнее цветной революции

ВИДЕО

Комитет государственной безопасности Беларуси (кстати, больше нигде в мире КГБ не осталось) отмечает 100-летний юбилей. По этому поводу старейшая спецслужба Беларуси открыла на своем сайте виртуальный музей – в действительности попасть туда практически невозможно. Здесь упоминают даже кровавый террор 1930-х годов – правда, своеобразно. Чем сегодня занимается КГБ, если не гоняется за призраком «Белого легиона», и как живут спецслужбы – потомки чекистов в соседних странах.

Хотя сам Комитет госбезопасности был создан только в 1954 году, советские спецслужбы берут начало 20 декабря 1917 года. Тогда народный комиссар Феликс Дзержинский объяснил партии необходимость бороться с контрреволюцией и саботажем.

Но в Беларуси того времени была своя специфика, из-за которой чекисты на нашей земле смогли организоваться только через год.

Историк Игорь Кузнецов пишет: «… на территории Беларуси в 1918-1920 годы была то польская оккупация, то немецкая оккупация, то советы приходили, поэтому первым руководителем спецслужб Беларуси был Яркин с 1918 года».

Имя Виктора Яркина, вместе с рядом других первых высоких чекистов БССР, можно увидеть на виртуальной экскурсии в столичном музее КГБ. Из расположенной за бюстом Феликса Дзержинского информации можно узнать, что эти люди «попали под молох политических репрессий тридцатых годов». Из первых четырнадцати наркомов БССР ни один не умер собственной смертью, и во всем музее – это единственное воспоминание о кровавом терроре. По словам историка, даже в рамках этой экспозиции отечественный КГБ мог бы сохранить достоинство.

«Были чекисты, которые сопротивлялись, были. Но могу сказать, условно говоря, что это не более чем один-два процента. И если бы на этих стендах были имена двух процентов белорусских чекистов, которые выступали против репрессий, – честь этой выставке. Но, к сожалению, там может один-два таких представлено, а вот те палачи, руководители безопасности – и Молчанов, и Наседкин, и Берман – их крупные портреты как талантливых руководителей безопасности Беларуси», – добавляет исследователь репрессий Игорь Кузнецов.

Таких талантов хватает в истории каждой советской республики. Но не каждая постсоветская страна настолько трепетно относится к чекистскому наследию.

Например, Литва 17 лет назад приняла закон о люстрации, согласно которому бывшие агенты КГБ могли признаться в сотрудничестве с комитетом и избежать публичного раскрытия. В противном случае они теряют возможность работать практически на любой руководящей должности. Но даже для тех, кто признался в агентурной деятельности, существует исключение.

Тереза ​​Бураускайте из Центра исследования геноцида и сопротивления жителей Литвы рассказывает: «Недалеко до выборов нашего нового президента. Если будет баллотироваться человек, который даже признался, и его информация сейчас считается государственной тайной, то в таком случае все равно потеряет защиту и станет известным».

Наши южные соседи проводили чистку в рядах своих спецслужб дважды. Почти символическую в начале 1990-х годов и реальную люстрацию после победы Революции достоинства.

Андрей Когут, директор архива Службы Безопасности Украины напоминает, что «действует закон об очищении власти, предусматривающий люстрацию, и таким образом лица, занимавшие руководящие должности во время Януковича или работали в КГБ, не могут работать в СБУ».

Украина также открыла архив своей службы безопасности, в который входят и документы чекистского времени. Доступ открыт каждому желающему.

«Надо просто к нам обратиться. У нас работают также читатели и исследователи родом из Беларуси, или те, кто имеет белорусское гражданство. В принципе, больше всего интересует людей, естественно, информация о репрессированных родных – это более половины наших запросов», –комментирует руководитель архива Службы безопасности Украины Андрей Когут.

Естественно, что об успехах органов безопасности в любой стране говорят редко. Зато отечественные чекисты насобирали целый ряд достопамятных провалов. Это и предотвращение невероятных терактов перед выборами 2006 года с якобы отравлением мышей и крыс, которых якобы должны были вбросить в систему водоснабжения Минска. И, естественно, недавнее дело «Белого легиона» – заявлялось о целых лагеря боевиков внутри самой Беларуси, конфисковывали арсеналы, а в итоге дело закрыли.

Арсений Сивицкий, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований утверждает: «КГБ и другие спецслужбы фактически дезинформировали или необъективно предоставляли информацию высшему руководству. То есть, сейчас мы видим, что баланс внутри силового блока перемещается из КГБ на другие силовые структуры – прежде всего, в сторону Службы безопасности президента и Оперативно-аналитического центра».

Таким образом, КГБ под конец века своего существования в нашей стране стремительно теряет влияние – констатирует специалист.

«Власти Беларуси рассматривали цветную революцию как самую главную угрозу для себя. Но с началом российско-украинского конфликта стало очевидно, что самая серьезная опасность для Беларуси – снаружи. А под это нужно реформировать весь силовой блок, усиливать роль вооруженных сил», – подытоживает эксперт Арсений Сивицкий.

И последнее потихоньку, но происходит уже сейчас – в следующем году бюджет белорусского Министерства обороны чуть ли не впервые в истории будет больше, чем у отечественных правоохранителей. Что же касается КГБ, то структура, на руках которой кровь миллионов безвинных жертв, если так пойдет дальше, может и не дожить до очередного юбилея и уступить место менее одиозным и более нужным нашей стране спецслужбам.

Всеволод Шлыков, «Белсат»

Сюжет показали 15 декабря 2017 г. в программе «ПроСвет» с Сергеем Пелесой.

Также в программе:

Смотрите также
Комментарии