Революция в Беларуси – это не Майдан. Комментируют эксперты из Армении, России и Украины

Уже месяц белорусы ежедневно выходят на улицы городов, чтобы отстоять выбор и право распоряжаться будущим страны. С одной стороны звучат голоса восхищения смелостью и стойкостью, с другой – критика, что протест слишком мирный, слишком затянутый, без лидера и без конкретно сформулированных требований. И, конечно, не обходится без сравнений с другими постсоветскими странами. Но стоит ли сравнивать, и если да, то с кем? Комментируют эксперты из Армении, России и Украины.

Белорусские протесты, или все же белорусская революция? Вот уже месяц весь мир наблюдает за тем, как белорусы проводят мирные акции, а Лукашенко и его свита придумывают все более несуразные объяснения происходящему и применяют весь доступный репрессивный инструментарий.

Дальше будет как в Украине. Нет, будет как в Армении или России – за этот месяц избежать сравнений с революциями и протестами, которые уже были на постсоветском пространстве, конечно, не было ни единого шанса. Хотя, как отмечает украинский политолог Олег Саакян, пытаться находить прямые аналогии и повторы – дело неблагодарное.

«В Беларуси взорвалось резко. Общество показало, что оно все эти годы партизански подпольно взрослело и оказалось зрелым и готовым к тому, чтобы артикулировать свои интересы, но практики формулировки, практики борьбы у белорусов нет, поэтому власть смогла на первых порах игнорировать это и общество не задает тон, а подобно воде пытается уйти от острых углов, но пытается точить этот камень», – комментирует Олег Саакян.

Как отмечает эксперт, повторить украинский сценарий Беларусь не сможет по ряду причин: в Украине всегда была политическая конкуренция. Благодаря насыщенной политической жизни, не возникало в Украине и проблем с поиском лидеров протестов. Да и президенты менялись, поскольку ни один из глав государства не был готов до гробовой доски держаться за власть, а если кто-то и пытался удержаться и прибегал к применению силы, то это становилось точкой невозврата.

«Если говорить о белорусских властях, то отсутствие конкуренции и системное уничтожение оппозиции в течение нескольких десятилетий создают ситуацию, когда только один предводитель – собственно, как решить батька, так и действует вертикаль, – продолжает Олег Саакян.

Два, если говорить об обществе, на которое должна эта элита реагировать, то и общество не имеет этих заготовленных вопросов. В Украине революции и протесты всегда имели долгую предисторию. Последняя революция родилась из налогового майдана, из протестов учителей и других акций, которые проходили годами до того. Точно так же, как Оранжевая революция родилась из протестов «Украина без Кучмы», которые проходили тоже по всей стране и несколько лет».

Принудить белорусов к интеграции. Что Лукашенко и Путин хотят изменить в Конституции?

По диапазону репрессий и несменяемости власти ситуацию в Беларуси, наверное, уместнее сравнить с ее другой соседкой – Россией.

Говорит Кирилл Рогов, политолог, Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара, Москва:

«В Беларуси и России мы имеем дело с такими классическими полицейскими диктатурами с широким диапазоном репрессий и инструментарием репрессий. Никто не знает баланса выгод и издержек от мирного протеста или перехода к более агрессивным формам. Пока что главной силой протестующих в Минске остаются не насилие, а то, что их бьют. То, что их бьют — это главное оружие, которое делегитимизирует Лукашенко».

Как отмечает политолог, подобные режимы также много тратят усилий на то, чтобы не появилась лидерская группа или координационный комитет, который представляет интересы оппозиции. Это продлевает существование режима, но не может остановить стихийные протесты.

«Белорусские протесты очень яркое событие. Оно исключительное и в истории Беларуси, потому что Беларусь не отличалась такими массовыми мощными мобилизациями даже в эпоху падения Советского союза в 1989-90 годах. Сильнее была мобилизация в 91 году, но это было гораздо слабее, чем в России. И это переломный момент. Независимо от того, чем это закончится, потому что месяц политической мобилизации — это революция. Она может не удастся, но она состоялась. Она была», – уверен Кирилл Рогов.

Мирной и состоявшейся можно считать и революцию 2018 года в Армении. Но на этом общие черты с нынешними событиями в Беларуси заканчиваются, считает армянский политик Тигран Хзмалян.

«То, что в Армении удалось достичь в 2018 году, это не только и не столько заслуга энтузиастов возглавивших народное волнение. Это позиция властей. Серж Саркисян – наш Лукашенко –решил для себя уступить власть. Таким образом он играл свою игру с Кремлем. Но без раскола внутри элит мы бы не достигли никаких результатов, тем более мирным способом. В нашем случае власть сознательно пошла на уступки. Была сказана сакраментальная фраза: я ошибся, я ухожу – так сказал Саркисян, уступая свое кресло Николу Пашиняну. Мы не слышим этого в Беларуси, слышим полнейший бред. Cлышим, как в течение недели человек, который арестовывал вагнеровцев и говорил, что Россия поглотит Беларусь через некоторое время на ходу в воздухе переобувается и как в сказке о золотом петушке говорит, что тревога на других границах», – говорит Тигран Хзмалян, сопредседатель Европейской партии Армении.

Как заставить Лукашенко уйти по армянскому рецепту? Интервью с Суреном Саакяном

И если методы и пути каждой страны разные, то процесс, через который проходят все постсоветские страны — общий, считает политик.

Тигран Хзмалян:

«Очень важно понимать, что и Беларусь, и Армения, и Украина, и Грузия — мы все проходим единый процесс, это процесс деколонизации».

В одном эксперты сходятся, так свою власть Александр Лукашенко не отдаст, вот только с водой, которая точит камень, бороться бесполезно.

Сюжет из программы «ПроСвет» от 10.09.2020

Другие темы выпуска:

Светлана Овчарова, belsat.eu

Фото: Sergei Bobylev / TASS / Forum

 

Новости