«Религия миролюбия. Ислам». Мусульмане доказывают, что они не чужие в Беларуси

ВИДЕО

У ислама в Беларуси многовековые традиции, он не появился пару лет назад, когда в нашу страну приехали студенты-арабы, утверждают авторы документального фильма «Религия миролюбия. Ислам», который показал «Белсат».

Мусульмане в Великом княжестве Литовском

Во времена, когда СМИ пугают исламскими террористами и джихадом, и в Беларуси слышны голоса, что ислам – это религия, никак не связанная с белорусской историей. На самом деле ислам появился в Беларуси намного раньше, чем антиисламские настроения. Еще Великие князья Литовские в XIV-XV веках приглашали татар-мусульман из Золотой Орды и Крыма на военную службу. Уже в 1319 году татары составляли передовой отряд армии князя Гедимина в битве с тевтонами. Князь Витовт радушно принял в ВКЛ сбежавшего из Золотой Орды хана Тохтамыша с дружиной. Татары, которых князь Витовт щедро наделил землей, очень ценили этого правителя ВКЛ, а в одном из документов даже сравнили его с «халифом» – высшим мусульманским правителем, который имел как духовную, так и светскую власть.

С течением времени татары все больше «обелорусивались», забывали свой язык, переходя на белорусский, но они по-прежнему держались своей религии. Даже свои книги – китабы – татары ВКЛ писали арабской вязью на белорусском языке. Кроме китабов религиозного содержания, мусульмане Великого княжества имели также книги на ежедневные темы – от советов, когда засеивать поля, до народных примет.

Режиссер Франсуа Конде. Кадр из фильма «Религия миролюбия. Ислам»
Режиссер Франсуа Конде. Кадр из фильма «Религия миролюбия. Ислам»

Родился в Москве, жил в Беларуси, ислам принял в Бахрейне

Не только об истории, но и о современной жизни белорусских мусульман рассказывает документальный фильм «Религия миролюбия. Ислам», снятый молодым режиссером Франсуа Конде и показанный на «Белсате». Франсуа родился в Москве, но в 10- летнем возрасте после развода родителей переехал вместе с матерью в Беларусь, где прожил более 20 лет. «Религия миролюбия. Ислам» стал его первым документальным фильмом, до сих пор он занимался только коммерческим видео, но отмечает, что очень загорелся документалистикой и уже имеет несколько идей для будущих проектов.

«Почему именно я заинтересовался исламом? Дело в том, что мой отец – мусульманин. Родом он из Гвинеи в Западной Африке. Поэтому к исламу у меня всегда было особое отношение, эта религия меня всегда интересовала. В детстве я выучил мои первые исламские молитвы. Правда, когда мои родители разъехались и при мне не было папы, то я перестал углублять свои знания про ислам», – заметил режиссер.

Съемочная группа и имам в Ошмянах Дмитрий Радкевич
Съемочная группа и имам в Ошмянах Дмитрий Радкевич

В юности Франсуа жил в Глубоком, где среди знакомых имел как православных, так и католиков. В поисках Бога, юноша посещал церковь и костел, одно время задумывался, чтобы перейти в православие, а потом увлекся католицизмом, но все время, как отмечает, ему чего-то не хватало.

В 2013 году друзья-мусульмане пригласили его поехать в гости к суфийскому братству в Конью – город в горной части Турции. «Тогда я вновь открыл для себя ислам. Сначала мне было очень некомфортно, потому что я присутствовал на молитве, когда люди выполняли намаз, а я вообще не знал, о чем они говорят. У меня был даже небольшой шок. После этого я решил изучить ислам, чтобы понять: мое это или не мое», – рассказал документалист.

Изучение мусульманской литературы заняло у Франсуа около двух лет. В 2015 году он улетел проведать жену в Бахрейн, которая тогда там временно работала, и принял ислам в одной из самых больших мечетей мира – Аль-Фатех.

Когда вернулся в Минск, то стал искать место, где, как слышал, должна была быть мечеть. Еще недостроенная святыня очень впечатлила его своим величием. С той поры Франсуа присоединился к мусульманской общине Минска. Сначала он не мог привыкнуть, так как много людей в мечети разговаривало по-арабски, но со временем у него сформировался свой круг общения.

Минск. Мусульманская семья Омара Альшафи и Ольги Кулинич
Минск. Мусульманская семья Омара Альшафи и Ольги Кулинич

Фильм про ислам как ответ критикам

Фильм «Религия миролюбия. Ислам» возник как ответ тем жителям белорусской столице, которые были недовольны строительством мечети. «Мы хотели показать, что ислам не появился в Беларуси несколько лет назад, когда приехали студенты из арабских стран, – отметил молодой режиссер. – Мы старались показать, что ислам имеет многовековую историю на белорусских землях, а мечеть в Минске – всего лишь воссозданая святыня, которая существовала много лет назад. Когда я открыл для себя ислам, то первое, о чем я узнал – это то, что в Минске на месте гостиницы «Юбилейной» раньше была мечеть. Татарская слобода была в самом центре Минска, там, где сейчас Немига. И уже один этот факт меня невероятно заинтересовал и заинтриговал… Я увидел, что мало кто об этом знает. И мне показалось, что если люди узнают о мечети в центре Минска в былые годы, то они остолбенеют», – отметил режиссер.

Съемочная группа посетила Клецк, Ошмяны, Ивье, Молодечно, Смиловичи, Осмолово, Новогрудок, Давбучки под Сморгонью и другие места. Режиссер признался, что до сих пор даже не знал, как много в Беларуси мечетей и мусульманских кладбищ, которых когда-то было еще больше.

Большая часть мусульманского наследия в Беларуси безвозвратно потеряна, но документалисты стремились включить в фильм то, что еще не исчезло, – воспоминания, фотографии, архивные материалы.

Через фильм можно проследить и языковую трансформацию в белорусском исламе. Еще после II мировой войны татары-мусульмане в Минске были белорусскоязычными, сообщают авторы «Религии миролюбия». Теперь же ситуация существенно изменилась. «Во всех общинах, где мы были, мусульмане разговаривали с нами по-русски или, в лучшем случае, на трасянке. Я собственными глазами видел старые китабы, написанные по-белорусски, но им очень много лет. По крайней мере, с нами все говорили по-русски», – отметил Франсуа Конде.

Муфтий Мусульманского религиозного объединения Беларуси Абу-Бекир Шабанович дает интервью
Муфтий Мусульманского религиозного объединения Беларуси Абу-Бекир Шабанович дает интервью

Самое сильное впечатление и особенность ислама в Беларуси

Наибольшее впечатление на него произвела мусульманская община в Клецке, где всем верующим уже более 70 лет. «Это было очень трогательно. Там встречались люди, которым трудно уже двигаться, но они все еще собираются вместе, листают старые альбомы, вспоминают, как совместно отмечали раньше праздники. Они живут воспоминаниями. Меня это чрезвычайно сильно зацепило», – рассказал документалист.

Франсуа добавляет, что показал в фильме особенности ислама в Беларуси – большое миролюбие, проявлением чего являются, к примеру, совместные молитвы шиитов и суннитов в минской мечети. «Обычно, сунниты с шиитами не очень уживаются. В суннитских странах нет шиитов и наоборот. Когда в Саудовской Аравии казнили богослова-шиита, то шиитский Иран разорвал все отношения с Саудовской Аравией, Бахрейном и Катаром. Это яркий показатель. У нас эти люди молятся вместе, общаются», – обратил внимание господин Франсуа.

По словам режиссера, совместные мечети для суннитов и шиитов есть только в нескольких местах на земле.

Ивье. Якуб Мустафович (слева) и старейшина татарской общины Иван Шабанович читают старинные китабы
Ивье. Якуб Мустафович (слева) и старейшина татарской общины Иван Шабанович читают старинные китабы

Мусульмане – часть белорусского общества

«В мечети не пропагандируется отделение от белорусского общества. Наоборот, на одной из проповедей имам подчеркнул, что мы – лицо ислама в Беларуси. То, как мы себя ведем, даже как паркуем машины – свидетельствует о нас. Люди могут сказать, вот, мол, это мусульмане, приезжие. Наша задача – делать так, чтобы люди видели в нас позитивный пример. Мы не только миролюбивы, но своим примером хотим отбелить ислам, о котором люди судят на основании деятельности «Исламского государства» и других террористических группировок», – отметил  Франсуа Конде.

Во время работы над лентой в мире была другая ситуация – про мусульман говорили только в связи с атакой на редакцию еженедельника «Charlie Hebdo» в Париже, заметил документалист. Теперь же вся Европа говорит о наплыве мигрантов из мусульманских стран и террористические атаки.

«Возникли новые темы для размышлений. Скорее всего, новый фильм, за который возьмусь, будет отвечать на эти вызовы», – подытожил режиссер.

Виктор Шукелович, belsat.eu. Фото – Евгений Щербаков

Смотрите также
Комментарии