Ребята, которые подняли растяжку на суде над граффитистов: Нам кажется, мы всегда такими будем

Фото

Сегодня, 29-го января, в 14:30 во Фрунзенском районном суде Минска продолжится процесс над граффитистов. Belsat.eu пообщался с активистами, которые не побоялись публично выступить в защиту обвиняемых.

Избитые милиционерами активисты Павел Сергей и Максим Шитик не ожидали такого брутального результата из-за растяжки в суде над авторами белорусских патриотических граффити. Политизированное «дело граффитистов» вынесло в главные новости героев, которые до этого сами мало стремились в свет всеобщего внимания.

Со сторонниками движения «Пошуг» мы встретились за день до продолжения процесса над их тремя друзьями- «граффитистами» Максимом Пекарским, Вячеславом Косинеровым и Вадимом Жаромским.

Активисты Павел Сергей и Максим Шитик, которые подняли растяжку в суде над авторами граффити «Беларусь должна быть белорусской», живут в Молодечно. В Минск приехали забирать постановление суда. Они планируют обжаловать приговоры в 50 базовых величин (Br 10,5 млн) и в 45 (Br 9 млн 450 тыс.) за «неуважение к суду» и «неповиновение законным требованиям должностного лица».

Хотя я выгляжу не намного старше, ребята обращаются на «Вы», держатся воспитано и старательно-вежливо отвечают на вопросы интервью.

«Партбосам» становиться не хотел

Павел одет в свитшот патриотического бренда «Працуй пільна!», на поясе — Шабета бренда «LSTR». На запястьях — татуировки с гербом «Колюмны» и надписями «Вольному воля», «Смелым победа». Их набивал граффитист с художественным образованием Максим Пекарский. Павел говорит, что у него еще много наколок на национальную и экологическую темы.

Патрыятычныя татуіроўкі Паўла

Ему 23. Как и у его друга, подсудимого Вячеслава Косинерова, родители Павла разведены: «Я рос в неполной семье. Отчасти меня воспитывала мать, которая много трудилась», — рассказывает парень.

Павел отслужил в армии. Сейчас работает промышленным альпинистом.

В 2009-ом году в Молодечно, просто на улице, он познакомился с лидерами «Молодого фронта» Настой Положанкой и Дмитрием Дашкевичем. Те были в городе на так называемом «агитрейде»: клеили наклейки, разбрасывали газеты с листовками.

«Я был в тусовке панк-рокеров, читал Кропоткина и Бакунина, держался либертарианских взглядов (либертарианство — политическая философия, в основе которой лежит запрет на «агрессивное насилие»). Было чувство протеста, юношеского бунта. «Молодой фронт» был одним из немногих мест, где можно было себя проявить», — вспоминает Павел.

«Молодой фронт» был трамплином для столичных и региональных оппозиционеров разных поколений. Павел Сергей «партбоссом» становиться не хотел. Политическая карьера с визитами в Брюссель, приемами в посольствах, баллотирование на выборах с предсказуемым результатом не соответствовали его характеру.

После армии он находит ребят из группы «Пошуг» и присоединяется к ним.

В 12 лет начал читать книги по белорусской истории

Максиму Шитикову 21 год. Сразу бросается в глаза красно-синий кровоподтек на правом веке и разбитая бровь — следы побоев в суде.

Парень учился в Белорусском институте правоведения на юриста-политолога на заочном отделении, однако из-за «финансовой задолженности» не закончил. Сейчас официально безработный.

«В лет 12 начал читать книги по истории и национальной символике Беларуси, — говорит Максим. — Со временем мое настроение перешло в радикальное».

Инцидент в суде Фрунзенского района Минска — первое задержание парня. Его отец к «боевому крещению» отнесся спокойно:

«Он понимает мою позицию. С мамой который день не могу нормально поговорить. Ну, мамы — они такие…»

Анархическое движение должно иметь национальный фундамент

Павел рассказывает, что космополиты среди либертарианцев появились только во второй половине ХХ века. По своей сути анархическое движение должно иметь национальный фундамент.

Он знаком с участниками очень близкоого по идеологии сообщества «Автономний Опир» из Львова, которые также защищают национальные ценности.

На странице «Пошуга» в социальных сетях выложено пару сотен фотографий: сбор мусора в лесу, граффити, бело-красно-белый флаг, скворечники из пакетов от сока, расклеенные на столбах листовки. Если в кадре есть человек, его лицо замазано.

Пошуг – значит вспышка света

Пошуг — значит вспышка света или огня. Это слово появляется в «Подручном русско-кривском словаре» Вацлава Ластовкого. «Как вспышка молнии» — документальный фильм «Белсата» с таким названием о молодежном антисоветском сопротивлении был широко показан в 2010 году.

Лента основана на реальных событиях. Герои, о которых рассказывает фильм, — молодые люди, которые занимались очень похожей на сегодняшнюю деятельность «Пошуга»: тайно печатали и распространяли в 1950-ых годах листовки с призывами борьбы против оккупантов-коммунистов.

Акция в суде — крик души

О растяжке «Нет политическим преследованиям!» Павел говорит: «Это не акция, а скорее крик души. Мы не готовились к этому как-то специально долго».

Последствия поступка стали неожиданностью для них самих, признается Максим. «Честно, я был шоке, что в зале суда на глазах репортеров так побили. Конечно, мы понимали, что нас задержат. Мы думали, что нас схватят за руки и отвезут в милицию, но чтобы лицом в пол…», — вспоминает парень.

Павел считает, что суд за граффити — лишь предлог, чтобы остановить движение. В материалах уголовного дела «Пошуг» фигурирует как «глубоко законспирированная» структура, «разжигает национальную вражду».

Такие формулировки у Павла и Максима вызывают улыбку. Как и замечание о том, что много тех, кто в молодости тусовался в таких центрах, с возрастом отходили от протестующей активности: «Нам кажется, мы всегда такими будем. А как там оно на самом деле…»

Х.М., belsat.eu, фото автора

Смотрите также
Комментарии