Реакция Великобритании и США на планы Путина в Беларуси

Экс-заместитель министра иностранных дел Польши Павел Коваль считает, что Запад стремится удержать свое влияние на власть Лукашенко. Бывший дипломат заявляет, что Великобритания и Соединенные Штаты делают невозможным простое присоединение Беларуси к России на условиях Путина. В интервью Сергею Пелесе профессор Коваль рассуждает о роли международных военных учений «Защитник Европы – 2020» в политике Лукашенко.

Как вы оцениваете то, что Владимир Путин обнулил свой срок и проблемы с продолжением его правления в России больше не существует, и это только формальный вопрос? Разве ему не нужно включение Беларуси в Союзное государство?

Больше нет такой напряженности во времени, которая до сих пор казалась доминирующей в политике Путина. Казалось, он искал решение: политическое или формальное. И я думаю, что он нашел это решение, так что да, он, конечно, не будет так спешить, на этот раз давление временем не будет играть такую роль. Однако в стратегическом долгосрочном смысле эта тема остается. Возможно, даже шире. Каждый авторитарный правитель думает, как будет записан в истории. Будут ли памятники и за что? Как они будут писать о нем в книгах?

И если сегодня Путин думает о том, как о нем будет записана в истории, то точно кроме Крыма он хотел бы сделать еще одну вещь (некоторые националистические российские политики или интеллектуалы говорили об этом много раз): восстановить единство Украины, России и Беларуси.

Беларусь необходима в этом проекте. В последние годы это не удалось из-за сопротивления Лукашенко, возможно, даже больше из-за событий на Украине. Но на мой взгляд, из-за того, что Путин продлевает свое присутствие на верхушке власти (на самом деле безлимитно, можно так сказать), безусловно, его политическая программа будет и дальнейшим, может быть, новым, стремлением взять в такое крепкое объятие и Беларусь, и Украину.

Господин министр, в Польше начались международные учения «Defender Europe 2020« под командованием США. Считаете ли вы, что эти крупнейшие за последние 25 лет военные учения в нашей части Европы помогут Лукашенко отстоять независимость Беларуси или сохранить его власть, или навредят? Почему я спрашиваю об этом? Потому что на протяжении многих лет Лукашенко продавал кремль натовскую угроза: это я защищаю Москву от НATO, поэтому я буду просить дотацию.

Я думаю, что Лукашенко не так сильно волнует, что он сказал что-то два или три года назад по-другому. Он говорил разные вещи о НATO. Неожиданно он недавно заявил, что НATO может защитить Беларусь. Он уделяет больше внимания, например, белорусско-британское военному сотрудничеству, которое продолжается. Кто-то скажет, в небольшой степени, потому что речь идет о нескольких десяткой британских офицеров, но это существует. И это является свидетельством некоторого доверия, что британские офицеры прибывают, их принимают на территории Беларуси, проводят различные операции по эвакуации и так далее.

Эти упражнения должны были быть еще немного больше. Коронавирус уменьшил некоторые из этих Учения, которые показывают Способность НATO к сотрудничеству. Это не учения НATO, а учения США и партнеров по НATO. И я думаю, что это послание, прежде всего, стран Североатлантического Пакта Польше, общественности, что мы можем рассчитывать на наших союзников, что у нас есть идея, как защитить себя.

https://belsat.eu/ru/news/nato-karta-lukashenko-v-pokere-s-putinym/

И очень важно, чтобы эти учения касались не только Польши, но и Германии, а также стран Балтии, что Соединенные Штаты активно участвуют в политической и военной деятельности. Это не очевидно сегодня. Соединенные Штаты отказываются от своего военного участия во многих местах. Здесь все наоборот. Здесь они посылают большое количество солдат для довольно продолжительных учений. Этот политический сигнал также очень сильный и также принят в России. Он явно не опасен для России. Российские власти будут использовать эти учения в качестве инструмента, заявляя, что это что-то против России. Это, во-первых, на мой взгляд, демонстрация обществам отдельных стран НATO, что Россия поддерживает эту военную способность хорошо организоваться, потому что у НATO нет большой объединенной армии. Оно должно практиковаться с нами на основе делегаций, скажем, от отдельных армий, которые хотят участвовать в данном мероприятии.

Пентагон уже объявил, что сократит количество из-за коронавируса), по сравнению с тем, что имеет Россия, на этом восточном фланге НATO масштаб значительно меньше. Вы упомянули сигнал для России. Она реагирует, российские СМИ реагируют. Беларусь в основном не отвечает, потому что Лукашенко прекрасно понимает, что это не является стратегической угрозой для Беларуси. Однако Россия реагирует, возможно, по другой причине. Несколько дней назад на портале «Евразия. Эксперт» появилась интересная публикация, где белорусский полковник Тиханский заявил следующее: «В ходе этих учений (речь идет про различные учения: Anakonda или Saber Strike) разрабатывается сценарий захвата Калининграда и столицы Беларуси Минска, то есть НАТО в военных учениях открыто атакует Беларусь». И еще одна идея: «Пентагону объективно нужно сокрушить белорусское государство, как американские военные и планируют». Вы верите в такое утверждение? Это звучит как какой-то абсурд. Почему некоторые российские СМИ, более шовинистические, пишут об этом?

Это часть информационной игры. Сегодня мы знаем, какую огромную роль играет демобилизация. Я думаю, что для России это большая проблема, что Лукашенко все еще способен мобилизовать белорусское общество. Мы помним, что он говорил ранее о НATO, но сегодня он тепло отзывается об этом, и это вызывает доверие у общественного мнения Беларуси, которая доверяет Лукашенко. Поэтому естественный импульс российской стороны – довести населению (особенно в Беларуси), что есть определенная неискренность, есть двойная игра.

Победы и поражения дипломатов Лукашенко

Это также продолжение старой российской линии дезавуирования НATO и всех западных организаций в целом, а также новый элемент дезавуирования Лукашенко и его искренности. Лукашенко выходит, если подумать, предателем, который отдает НATO судьбу Беларуси, которая в этом сценарии, я не знаю, каким-то образом должна быть уничтожена НATO. Это глупость. Тем не менее, это должно рассматриваться как часть определенной войны, которая происходит в информационном поле.

В последний месяц мы наблюдали очень интенсивное улучшение отношений, даже обмен визитами, между Беларусью и США. Госсекретарь Майк Помпео посетил Минск. Затем в Мюнхене он заявил, что в регион Трехморья Соединенные Штаты планируют инвестировать один миллиард долларов в инфраструктуру, связанную с логистикой и транспортом. Лукашенко уже зацепился за эти слова в связи с диверсификацией поставок нефти. Польша также играет не последнюю роль, когда дело доходит до диверсификации. Считаете ли вы, что намерения Лукашенко, когда речь идет об улучшении отношений с Западом, в широком смысле, искренни?

Мое отношение к этому вопросу таково. Надо играть в политическую игру, даже если знаете, что настроение Лукашенко меняется. В последние годы он неоднократно менял свою позицию, когда речь шла о сотрудничестве с НATO или сотрудничестве с Европейским Союзом. Сегодня Соединенные Штаты являются той крупной страной, которая берет на себя бремя сотрудничества с белорусскими властями. Это долгосрочный вопрос: это не просто месяц, речь идет о частых визитах заместителя министра иностранных дел Беларуси в Вашингтон, о его очень хороших контактах с администрацией, о том, что дипломатические контакты полностью отменены, и о визите Помпео – этих дипломатических фактов было много. И это какая-то попытка сохранить влияние Запада на власть Лукашенко. Я думаю, что Лукашенко не контролирует ситуацию на 100%, что Кремль контролирует ее в значительной степени. Однако я бы посмотрел на это в общем, то есть на британскую военную ангажированность и политическую причастность Соединенных Штатов, как на определенный акт, который предотвращает такое простое включение Беларуси в состав России в условиях Путина.

Нефтяная война Лукашенко с Путиным заканчивается

В заключение я хотел бы спросить об этих небольших, но небывалых в истории Беларуси учениях британских коммандос с белорусскими солдатами, также из спецназа, из белорусских миротворческих сил. Почему Великобритания играет роль такого локомотива, который входит на территорию государства (я уже не говорю об оборонных соглашениях с Россией)? Почему не Германия, Франция, даже Польша? Почему это не польские солдаты?

Может быть, даже проще, что это не польские солдаты, потому что если бы они были поляками, то у российской пропаганды было бы больше аргументов. Когда есть Великобритания, трудно так критиковать. Прежде всего, Великобритания очень скептически относится к российской политике после событий, которые произошли в Лондоне в связи с отравлением британского гражданина. И, во-вторых, британские или, говоря шире, англосаксонские традиции должны предотвращать слишком сильное распространение влияния России в Центральной Европе. Я не удивлен, что это Великобритания, и я думаю, что это хорошо. Прежде всего, это демонстрация некоторого уровня доверия между англичанами и белорусами, который ранее был невидимый, позволяющий просто приглашать офицеров, тренироваться вместе, чтобы они могли что-то увидеть, познакомиться. Это непростые вещи, и они не распространены в военных отношениях. Это надо ценить.

Фота: Express Syndication/MEGA/The Mega Agency/Forum

Интервью вышло в программе «ПроСвет» 13.03.2020

Другие темы выпуска:

Новости