Путин поставит перед Лукашенко вопрос о военном присутствии в Беларуси?


Лукашенко, Путин и Шойгу в ходе учений "Запад-2013"

В Сочи 21 сентября должны состояться переговоры Александра Лукашенко и Владимира Путина с участием членов правительств двух стран. Вероятно во время завтрашнего саммита взамен за экономические дотации Путин будет добиваться от Лукашенко политических уступок – в том числе в вопросе российского военного присутствия в Беларуси.

Круг экономических вопросов, что обсудит руководство Беларуси и России во время встречи, был очерчен на официальном уровне очень четко. Ключевые из них:

  • Нефть. Этот вопрос включает в себя и объемы поставок российских нефтепродуктов в Беларусь, и компенсацию последствий российского «налогового маневра», и механизм так называемой «перетаможки».
  • Кредиты. Как заявил премьер Сергей Румас, на переговорах будет обсуждаться рефинансирование кредитов на сумму в $ 1 млрд, а также перечисление двух последних траншей кредита Евразийского фонда стабилизации и развития на сумму в $ 400 млн. То есть, в целом речь идет о получении белорусской стороной $ 1,4 млрд.

Насчет политической повестки дня официальные лица публично не высказывались. Однако сам факт участия в переговорах Путина и Лукашенко (в том числе запланирована встреча тет-а-тет) подразумевает, что обсуждаться будет не только экономика. В любом случае, глава МИД Владимир Макей пообещал, что переговоры будут «острые».

Александр Лукашенко и Владимир Путин в ходе встречи в Сочи

Чего хочет Минск

Лукашенко за последний месяц уже дважды публично признавался, что экономика – это его единственный страх. В нормальном функционировании экономики (по крайней мере на ее нынешнем уровне) он видит залог внутренней стабильности своего политического режима. Однако последние шаги и заявления России в нефтяной сфере выглядят настоящим вызовом для лукашенковской Беларуси.

Во-первых, со следующего года начинает действовать так называемый российский «налоговый маневр» – постепенное обнуление экспортных пошлин на нефть при одновременном повышении налога на добычу полезных ископаемых. Как следствие, Беларусь будет больше платить за российскую нефть и меньше получать от экспортных пошлин. С 2024 года Минску придется покупать сырье уже по мировым ценам. Стороны якобы согласны обсудить механизмы компенсации последствий маневра для белорусской экономики, однако ее размеры и условия получения пока неизвестны.

К 2017 году российские пошлины на экспорт нефти и нефтепродуктов сократятся, а налог на ее добычу – вырастет.

Во-вторых, Россия намерена сократить поставки нефтепродуктов с 2 млн. тонн в год до 100-300 тыс. тонн – по крайней мере такие цифры озвучил в начале сентября директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина РФ Алексей Сазонов.

В-третьих, Москва явно не удовлетворена механизмом нефтяной «перетаможки», в соответствии с которым в белорусский бюджет перечисляются экспортные пошлины с 6 млн. тонн российской нефти.

Всего шаги Москвы в нефтяной сфере могут привести к сокращению доходов бюджета Беларуси примерно на 20% (оценка Минфина), а также поставить на грань выживания белорусские НПЗ, чья продукция станет неконкурентоспособной даже на внутреннем рынке.

С учетом этого цели и задачи белорусской стороны на переговорах становятся очевидными. Лукашенко хочет если не полностью добиться отмены планов Кремля в нефтяной сфере («налоговый маневр», наверное, уже не отменить), то по крайней мере свести к безопасному минимуму потери Беларуси.

Чего хочет Москва

Цели и задачи Кремля на завтрашних переговорах не настолько очевидны. С одной стороны, российские планы в нефтяной сфере имеют понятное экономическое обоснование. Бюджет России в условиях международных санкций испытывает недостаток в средствах, поэтому желание сократить дотации соседнему государству выглядит вполне логично.

С другой стороны, как часто отмечают российские аналитики, Владимир Путин последние годы вообще не интересуется ни экономикой, ни внутренней политикой – он занят исключительно геополитикой. Очевидно, что нефть и кредиты на переговорах 21 сентября Путин будет рассматривать исключительно как рычаг давления на Лукашенко, чтобы добиться от него определенных политических уступок.

Ничего удивительного в этом нет. Принцип обмена российских дотаций на те или другие белорусские услуги лежит в основе «братских» отношений Москвы и Минска. «Это (российские льготы при поставках нефти – belsat.eu) же не какие-то подарки Беларуси со стороны России. За этим же кроются в ответ наши услуги для Российской Федерации. Я могу перечислить, начиная от военных баз и прочего, транзита, границ и оборонных вопросов», – рассказывал Лукашенко 25 августа в интервью« Беларусь-1». Однако сейчас, по-видимому, в Кремле полагают, что в условиях жесткого противостояния с Западом российские дотации для Беларуси должны стоить дороже.

Лукашенко дает интервью «Беларусь-1», где объясняет результаты встречи с Путиным. 25 августа 2018 года.

«И у нас возникает вопрос: так чего же хотят власти России от нас, от Беларуси? И я Владимиру Владимировичу тут задал вопрос: мы хотим это знать».

Лукашенко не уточнил, что на это сказал Путин. Не исключено, что однозначного ответа он на встрече в Сочи так и не услышал. Между тем, в медиа-пространстве все чаще стали появляться радикальные прогнозы относительно белорусско-российских отношений. В российском сегменте сети пишут, что Путин якобы намерен отстранить Лукашенко от должности президента или вообще провести аншлюс Беларуси. Причем если раньше такие сценарии обсуждались исключительно в соцсетях и на маргинальных ресурсах, то постепенно подобный дискурс начал выходить на уровень авторитетных изданий.

Арсений Сивицкий

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий считает, что в Кремле все более воспринимают поведение Беларуси как нелояльные, там недовольны попытками Минска развивать отношения с Западом и Китаем, а также занимать нейтральную позицию в российско-украинском конфликте.

«Следует ожидать, что за уступки в экономической сфере Россия будет требовать от Беларуси уступок геополитических. Прежде всего, Москва будет требовать синхронизации белорусской внешней политики с внешней политикой России по сирийскому конфликту, по западным санкциям и по украинскому вопросу. Однако самое главное – это вопрос военного присутствия России на территории Беларуси. Для России создание военной инфраструктуры в Беларуси, с одной стороны, является ответом на активизацию NATO и США в Центральной и Восточной Европе, а с другой стороны это и расширение своего влияния на Беларусь. Сейчас любая поддержка со стороны Кремля будет связана с готовностью Минска идти на геополитические уступки, которые, к сожалению, будут подрывать наш суверенитет», – говорит А. Сивицкий.

Российские военные и САУ на станции Верейцы в ходе учений «Запад-2017»

Каких результатов ждать

Если Москва не пойдет на существенные уступки по нефти и кредитам, то Беларусь вскоре столкнется с проблемой наполнения бюджета. Поскольку последствия нефтяных решений Кремля с каждым годом будут все более чувствительными, Лукашенко постарается как можно скорее переизбраться, чтобы решить все внутриполитические вопросы задолго до наступления пика кризиса. В таком случае проведение президентских выборов в 2019 году – неизбежно.

Если же Путин добьется от Лукашенко тех или иных политических уступок, то это наверняка увеличит угрозу суверенитету Беларуси, что в перспективе может иметь трагические для всей страны последствия.

Однако маловероятно, чтобы 21 сентября в Сочи были приняты какие-то прорывные решения. Вряд ли также Путин или Лукашенко выйдут с завтрашних переговоров победителями. Вероятно, обе стороны согласятся перенести решение принципиальных для себя вопросов на потом, рассчитывая выиграть время. Такой сценарий в белорусско-российских отношениях приходилось видеть неоднократно.

С тем, что саммит в Сочи не станет решающим и прорывным согласен и Арсений Сивицкий:

«Скорее всего следует ожидать позитивных результатов только по тем договоренностям, которые Россия и так должна была выполнить – я имею в виду выделение кредитов. Транши Евразийского фонда стабилизации и развития на $ 400 млн и $ 1 млрд для рефинансирования российского займа – по этим вопросам договоренности уже были, просто Россия свои обязательства не выполнила. Этот вопрос, думаю, будет снят, а вот остальные темы останутся проблемными».

Игорь Ильяш/АА, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии