Проститутка и преступница или жертва насилия? Обвиненная в убийстве просит помощи правозащитников

Милану Барзукаеву приговорили к 7 годам тюрьмы, обвинив в совершении предумышленного убийство. Фото предоставила Елена Барзукаева

29 марта 2019 года в Советском районном суде Краснодара прозвучал обвинительный приговор уроженке Дербента Милане Барзукаевой. Девушку признали виновной в предумышленном убийстве жителя Краснодара Алексея Ильинского и осудили на 7 лет тюрьмы. Спустя почти 10 месяцев, не слишком веря в правосудие, но согласившись на уговоры матери, Милана обращается к правозащитникам за помощью, заявляя, что оборонялась.

В описании событий утра 15 сентября 2018 года в приговоре суда 32-летняя Милана Барзукаева представлена опасной преступницей:

«Барзукаева на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений к убитому, имея преступный умысел на умышленное причинение смерти, осознавая преступный характер своих действий и неизбежность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления, действуя умышленно, используя в качестве орудия совершения преступления кухонный нож, который она взяла в указанной квартире, нанесла им один удар в область живота».

Неочевидный характер преступления

По мнению адвоката женщины Андрея Нагорного, суд не учел смягчающих обстоятельств и не внес в протокол фрагментов заседания, способных облегчить ее судьбу.

Например, описания нанесенного Алексею Ильинскому ранения изъяты из приговора. Защитник обращает внимание, что ни один жизненно важный орган задет не был – Ильинский скончался от потери крови, и это подтверждено судебной экспертизой.

«Судья заявил, но в протокол это внесено не было, что преступления такого характера неочевидны, мотив неочевиден, когда два человека остаются один на один. Приговор выносился на основании проведенного судебного следствия, без мотивации. Однако, чтобы в этом случае говорить об умышленном убийстве, должен быть либо выстрел из пистолета в голову, либо горло перерезано ножом, либо ранение в сердце – жизненно важный орган. Но не потеря крови», – комментирует «Белсату» Андрей Нагорный.

Адвокат утверждает, что в ходе суда были допущены процессуальные нарушения:

«Даже прокурор заявил о смягчающих обстоятельствах. Например, что потерпевший находился в состоянии алкогольного опьянения и вел себя аморально по отношению к Милане, приставал к ней. Кроме того, не учли, что у убитого в ноутбуке была открыта страница с поиском девушек легкого поведения. Ни адреса, ни телефона Миланы там не было. Суд про это ни слова не сказал, никак не отразил в протоколе. Тут было бы уместнее применить ст. 111 УК РФ (Причинение тяжкого вреда здоровью – прим. авт.), то есть, девушка, не раздумывая нанесла удар. Без какого-то расчета на причинение смерти. Ни из чьих показаний не следовало, что у нее был умысел».

Фельдшер скорой помощи, приехавший на вызов в 8.30 утра 15 сентября, рассказал, что «на лестничной клетке находилась женщина, которая явно пребывала в состоянии сильного алкогольного опьянения»:

Фельдшер скорой помощи: «У нее темные волосы, среднего телосложения, явно не славянской внешности. Данный мужчина находился в тяжелом состоянии. Вышеуказанная женщина неоднократно извинялась и просила прощения у раненого мужчины. В свою очередь мужчина, увидев данную женщину – отстранялся от нее и придвигался телом ближе к нам и сотрудникам полиции».

В 9.52, сказано в документах следствия, Ильинский скончался в машине Скорой помощи, несмотря на реанимационные мероприятия.

Версия Миланы: «Алексей навалился на меня»

Сама Милана в декабре написала из тюрьмы письмо, где описывает обстоятельства случившегося и своего задержания. Она утверждает, что защищалась от насильника.

В тот день, по словам девушки, она пришла к своему краснодарскому знакомому, который жил один и иногда приглашал ее, чтобы прибраться и приготовить еду. Он пообещал помочь с поиском съемной квартиры и даже сказал, что его знакомая сдает студию, можно вместе пойти посмотреть.

По словам Миланы, она доверяла Алексею, так как он был намного старше и хорошо к ней относился. Фото предоставила Елена Барзукаева

Утром в субботу Барзукаева застала его пьяным после попойки, на кухне валялись бутылки и был беспорядок. Ильинский говорил, что ночью вызывал проституток. Милана, по ее словам, решила привести его в чувство, чтобы он мог выйти из дому. Подала еду, взялась мыть посуду.

«Алексей смотрел на меня, глаза у него были какие-то непонятные, он спросил: «ты кто?» Я ему сказала, «Алексей что с тобой?» А он отвечает, да попутал что-то. Я домыла посуду, стала нарезать фрукты, оборачиваюсь – он стоит сзади меня, начал хватать меня за руки. Я испугалась, он телосложением крупный, 130-140 кг. Алексей навалился на меня, когда я его оттолкнула, он отошёл от меня, смотря мне в глаза, меня всю трясло от шока».

Так она описывает момент убийства. На своей правой руке Милана заметила кровь и поняла, что держит нож. Раненый вышел в тамбур, она бросилась за ним.

Милана – проститутка. Версия следствия

Из материалов следствия:

«Полицейский, прибывший на вызов, рассказал, что на лестничной площадке лежал мужчина с колото-резаной раной в животе, обильно текла кровь. Ему уже оказывалась медицинская помощь врачами. Рядом находилась девушка, как было установлено Барзукаева, которая плакала и, держа его за руку, просила прощения. Раненый был в тяжелом состоянии, но в сознании и мог отвечать на вопросы. Он сказал полиции, что Барзукаева нанесла ему удар ножом. Раненого отвезли в больницу».

Далее, по словам полицейского, он допросил Милану и она сказала, что является проституткой, приехала по вызову и распивала водку и виски с хозяином квартиры. При этом, по словам сотрудника, она не помнила, как нанесла удар. Сосед Ильинского, сообщил оперативник, тоже подтвердил, что Барзукаева проститутка.

На суде следователи повторяли это, ссылаясь на оперативные данные.

Мать Миланы: «Она мужиков к себе не подпускала»

Елена Барзукаева, мать Миланы объясняет, что ее дочь не могла работать проституткой. В 14 лет девушка пережила изнасилование, и с тех пор питала неприятие к интимной близости с мужчинами. Пройти реабилитацию после случившегося ей так и не удалось. По мнению Елены, столь острую реакцию на приставания мужчины можно объяснить именно психологической травмой.

«Тогда, в 14 лет она пыталась покончить с собой после случившегося, я ее из петли вытащила, она себе руки резала. Она мужиков к себе не подпускала, боялась. Однако, попыталась устроить жизнь. Вышла замуж, ребенка родила. И однажды рассказала мужу о пережитом. Тот стал оскорблять, бить. Она ушла вместе с грудным сыном, воспитывала одна. Переезд в Краснодар она воспринимала с энтузиазмом: большой город, новая работа, возможность обеспечить себя и ребенка».

В письме, переданном из тюрьмы, девушка утверждает, что приехала в Краснодар на заработки в апреле 2018, работала на местном заводе и снимала квартиру. В конце августа она съездила на побывку к маме и сыну, а в начале сентября вернулась к работе.

Милана: «Алексея я знала полгода, познакомилась через «Одноклассники». Иногда приезжала к нему, помогала по дому, убирала и готовила. У него была женщина, которую он любил, по его словам. На мои вопросы про конфликт с женой он не отвечал, говорил, что ему неприятно. Алексей был хорошим и добрым человеком, в мою сторону он никогда не позволял себе лишнего, относился ко мне как к дочке». Фото предоставила Елена Барзукаева

Милана утверждает, что умысла на убийство не было. Суд счел иначе:

«Несмотря на частичное признание, вина подсудимой в совершении данного преступления подтверждается показаниями потерпевшего, свидетелей и материалами дела».

Насилие над женщинами – не повод для обороны

Спустя почти год после приговора Милана набралась сил и обратилась за защитой. В данный момент адвокаты «Центр защиты пострадавших от домашнего насилия» изучают ее дело. Возможно, судьбу девушки удастся изменить. Дома ее ждет 14-летний сын.

Адвокат, руководитель проекта «Центр» Мари Давтян сообщила, что в данный момент изучает дело Барзукаевой. Возможно, будет подана кассационная жалоба на приговор.

Юрист отмечает, что у следователей есть давно сложившаяся практика: в ситуации, когда есть труп, возбуждается дело по статье «Убийство». И расследуется соответственно.

«А уж если суд потом посчитает, что была самооборона, то может переквалифицировать. Раскрытие тяжких преступлений – всегда бонусы следователю. Премии, погоны, хорошая квартальная отчетность. Дела о самообороне раскрываются легко. Вот труп, вот человек, который к этому причастен. Почему не возбуждают дела о превышении самообороны? Чтобы их не обвиняли во взяточничестве. Но ведь если ты расследуешь убийство, то и доказываешь убийство, и материал подбираешь так, чтобы аспекты обороны остались за кадром. Например, не проводят медицинскую экспертизу. А обвиняемый не может доказать, что на него нападали».

Давтян подчеркивает, первые допросы проводятся в ситуации стресса. Следователи говорят, вы же его убили? Пишите явку с повинной. А в ситуации с насилием над женщинами добавляются гендерные стереотипы. И судьи, и следствие так мыслят. Ах, ты выпила? Ну какая оборона, это пьяная поножовщина.

«Он тебя всего лишь головой об стену бил, а ты в него нож воткнула!» Это связано с тем, что насилие над женщинами не воспринимается следователями как повод для обороны. Говорят, да они (супруги) столько лет дрались, и вдруг она схватилась за нож. Хотя на самом деле муж ее все время бил и в какой-то момент она поняла, что убьет. Потерпевшие никогда не знают, чем закончится очередное нападение», – отмечает эксперт.

Защищаться нужно «социально приемлемым способом»

Большая часть осужденных за умышленное убийство россиянок, на самом деле защищались – к такому выводу пришли в расследовании, проведенном «Новой газетой» и командой Медиазоны. Однако, им выносят приговоры по тяжким статьям. Женщины, как правило, не могут отбиться пьяных, агрессивных и более крупных насильников голыми руками.

Если жертве посчастливилось сохранить себе жизнь, защитившись ножом, ее ждет до 15 лет лишения свободы по тяжким статьям – предумышленное убийство и нанесение тяжелого вреда здоровью.

Также, по данным «Новой», 91% женщин, осужденных за превышение самообороны, защищались от своих партнеров или других близких мужчин. По мнению судей, передает газета слова юриста, женщине следует защищаться «социально приемлемым способом», то есть, убегать и прятаться.

В 97% проанализированных приговоров орудием убийства служил обычный кухонный нож.

Читайте по теме:

«Бьет значит любит» должно уйти в прошлое

Лидия Михальченко для belsat.eu

Смотрите также