Принцип жесткой любви. Как лечат алкоголиков и наркоманов

Репортаж

Корреспондент «Белсат» посетила встречи терапевтических групп при общественном объединении «Пробуждение».

Группа самопомощи анонимных алкоголиков напоминает собрание директоров фирм: шикарно одетые мужчины, женщины с маникюром, дорогие часы, позолоченные айфоны. В воздухе — запах хорошей парфюмерии.

«Полбутылки вина на каждого, алкоголизация на двоих»

42-летняя Мария (имена героев изменены по этическим соображениям) выглядит максимум на 35. Худенькая, стройная, вежливая, без морщин. Серьги и кольца — бижутерия c камешками. У Марии есть работа, муж и четверо детей.

Впервые попробовала алкоголь в 17 лет, когда умерла мама. С отцом теплых отношений не сложилось; он жил отдельно. Тогда спиртное помогло девушке притупить боль.

Когда Мария вышла замуж и забеременела, то перестала пить, так как с головой нырнула в семью.

«Произошла компенсация. Понимаете, да?» — комментирует ведущий группы АА, психолог Инна Колосовская.

«У меня была нормальная семья, я ей гордилась», — рассказывает женщина. В определенный момент муж увлекся молодой любовницей. То уходил, то возвращался.

«Я боролась за мужа. Работала на двух работах, перед детьми старалась быть хорошей мамой. Алкоголь стал единственным способом расслабиться», — признается женщина. Муж частенько приносил бутылку вина, которую они распивали вместе.

Кто-то в группе говорит, что следует развестись. «Легко сказать», — отвечает Мария.

«В браке тоже есть много чего хорошего: страсти, воспоминания о прошлом, полбутылки вина на каждого — алкоголизация на двоих», — реагирует Инна Колосовская.

Женщина говорит, что муж постоянно говорил ей: «Ты плохая жена. Ты мне всю жизнь испортила!».

«Если мужчина говорит, что ты такая-сякая, зачем ты его слушаешь и тем более ему веришь?» — в голосе психолога слышно строгость.

«Я бы хотела научиться пить понемногу». — «Так вам не сюда»

Во внешности Лизы ничто не выдает бывшую алкоголичку. Высокая, подтянутая, ухоженная. В ее уверенных движениях скорее можно узнать спортсменку. Еще в подростковом возрасте Лиза начала приключение с алкоголем вместе с девушками по спортивной команде.

«Тогда мне казалось, что так я становлюсь более привлекательной», — вспоминает Лиза. — «Это сегодня я понимаю, что алкоголь делал меня такой, какой мне хотелось быть, но кем я не была на самом деле».

Женщина советует робким подросткам не искать раскрепощения в горячительных напитках: «Я боялась отвечать у доски. Надо было попросить учительницу вызвать меня чаще, а не искать смелость в пиве или еще чем-нибудь», — анализирует корни своей зависимости Лиза.

Ее слабость всплыла заново уже в семье, из-за ссор с мужем. Лиза взяла дочь и из Минска вернулась к родителям в районный город.

«Я думала, проблема решена. Настало время, когда мне стало все равно, что пить и есть ли для этого повод», — признается женщина. Это продолжалось 2 года.

В 34 она уехала в Минск «подлечить нервы», поскольку сама не осознавала свою алкогольную зависимость. В отделении неврологии не было мест, ей посоветовали обратиться в наркологию. «Я сказала, что хотела бы научиться пить понемногу», — рассказывает Лиза. — «Так вам не сюда». Так я поняла, что все серьезно».

Лиза говорит, что попала в группу больных зависимости людей чудом и таким же образом здесь познакомилась с будущим мужем: Павел лечился от алкоголизма.

После развода он страдал запоями 8 лет. Постепенно от него стали отворачиваться друзья и родители. После полугодовой ремиссии случился срыв чуть ли не с летальным исходом. Теперь у Павла три года трезвости. Все праздники в семье проходят без алкоголя.

Лиза в своем родном городе открыла анонимную группу для зависимых больных. Для этого она получила дополнительное образование и научила методике других ведущих.

Лиза и Павел время от времени посещают группу АА: для таких, как они, это необходимость.

«Я больше не боюсь быть белой вороной. У меня есть свое мнение», — уверенно говорит Лиза. — «Я знаю: если остановлюсь — моя слабость вернется. Годы трезвости — предмет моей чести».

Природа каждой зависимости — одинаковая

255648 — столько человек в прошлом году находилось на учете в наркологических службах страны. Согласно статистике Минздрава, из них 22% — женщины и 6% — подростки. По данным Всемирной организации здоровья, Беларусь — европейский лидер в потреблении спирта на душу населения: 17,5 литров в год. Однако алкоголизм — только один вид из зависимостей, которой болеют белорусы.

Инна Колосовская работает в 21-м реабилитационном наркологическом отделении Республиканского научно-практического центра психического здоровья. По вечерам она ведет группы при общественном объединении психологической помощи «Пробуждение». Вместе с коллегами они основали его 20 лет назад. Инна Колосовская говорит, что расширяются нехимические зависимости. Определить их довольно трудно, потому что они — социально приемлемы.

«Есть люди, которые зависят от пищи или днями смотрят телевизор», — объясняет психолог. — Я замечаю зависимость даже от здорового образа жизни и спортивных залов ».

Когда человек поддается своему увлечению в неположенное время в неуместном месте или делает это так много, что не контролирует себя, — скорее всего, он теряет контроль над своей волей.

В наркологии практикуется медикаментозное лечение, физиотерапия и психотерапия. «Прокопаться» и «подшиться» — эти понятия профессионального жаргона означают внутривенное введение лечебных средств. В первом случае препараты ускоряют выведение токсинов из крови, во втором — способствуют воздержанию от алкоголя на некоторое время. Если пациент выпьет спиртное после «прошивки», медикамент даст неприятный побочный эффект: например, судороги.

«В наркологии занимаются отрезвление. Многие из больных на этом и останавливаются», — говорит Инна Колосовская. В анонимных группах специалисты используют когнитивно-поведенческую терапии с элементами гештальт-терапии, рационально-эмотивной терапии и психоанализа.

«Одним видом терапии каждая из зависимостей не лечится», — отмечает психолог.

Стать на дно, стать человеком

Встреча анонимной группы похожа на обычный тренинг, иногда — дружескую беседу. Обычно большинство участников собраний — алкоголики или наркоманы. Среди них могут быть люди с другими видами зависимостей: практика поддержки — для всех одинакова.

Хотя ОО «Пробуждение» абсолютное светское, на доске висит «Молитва о душевном спокойствии»:

«Чалавек не можа жыць без вышэйшай сілы», – разважае Іна Каласоўская.

На сцяне вісіць таксама іконка. Аддзяленне наркалогіі часта наведваюць праваслаўныя святары з суседняга Свята-Елізавеценскага манастыра, але аўтарам «Малітвы пра душэўны спакой», паводле Іны, быў свецкі чалавек.

Некаторыя рэкамендацыі па тэхніцы бяспекі для алкаголікаў нагадваюць каментары да 10 запаветаў або Нагорную пропаведзь. Напрыклад, залежным людзям раяць пазбягаць месцаў, дзе п’юць, і сяброў, якія ўжываюць, ды ўнікаць станаў, што могуць прывесці да рэцыдыву.

Тут таксама карыстаюцца вядомай ва ўсім свеце 12-крокавай праграмай. «Мы дапамагаем фармаваць навык цвярозасці, авалодаць новымі патэрнамі паводзінаў», – расстаўляе акцэнты псіхолаг. – «Залежнасць – гэта хвароба мыслення і эмоцый. Залежныя людзі проста сыходзяць ад рэальнасці і не хочуць перажываць адмоўныя пачуцці».

Ва ўсіх, хто прыходзіць у групы, псіхолагі «Абуджэння» пытаюцца: «Дзе тваё дно?». Дно – гэта сорам і боль, наступствы хваробы, страты чагосьці ці кагосьці дарагога. Гэта «калі выносіш апошнюю бульбу з хаты і дзіця застаецца галодным», «калі паўзеш да прыбіральні, бо не можаш ісці», «калі паабяцаў падарунак сыну, а грошы на яго прапіў», «калі сядзела ў інвалідным вазку і хацела ўстаць не для таго, каб хадзіць, але для таго, каб купіць бутэльку». Іна Каласоўская заўважае, што гэта – адпраўная кропка для выратавання.

Каб вызваліцца ад залежнасці, хворы літаральна мусіць вырасці з дзяцінства: не перакладаць віну на іншых, несці адказнасць за самога сябе, жыць асобна ад бацькоў. Псіхолаг кажа, што нездаровы калектывізм асабліва адчуваецца сярод наркаманаў. Співацца можна ў самоце, свабодна набыўшы бутэльку ў краме, а для наркотыкаў патрэбная хоць мінімальная кампанія.

Праз моцнае пачуццё калектывізму сярод хворых супольная тэрапія – не магчымая. «Мы разам калоліся, а зараз усе разам будзем лячыцца – так не атрымаецца», – кажа Іна Каласоўская.

По завершении группы АА ее участники прощаются, моют за собой чашку, едут домой. По завершении встречи людей с наркотической зависимостью, из коридора слышны голоса: «Ну, ты, красава!», «Братуха, давай чайку!».

Принцип жесткой любви

Это еще один навык, которому учат в «Пробуждении» родственников больных зависимости. «Липовые» больничные листы, отмазывание от милиции и начальство, покупка бутылки для алкоголика или наркотиков для наркомана, бесконечное прощение человеку, который потерял над собой контроль, секс против своей воли, безосновательные надежды «он исправится» — этого делать нельзя.

Психологи называют это взаимозависимость. Такие отношения базируются на контроле, власти и сопровождаются тяжелыми эмоциональными состояниями.

«У меня сын. Он пошел встречаться с девушкой — я не сплю, стою у окна… Зачем я это делаю? Ради кого? Я люблю только себя и собственный покой. Мой сын — взрослый. Я хочу, чтобы он вырос самодостаточным мужчиной. Поэтому, когда я не сплю — я не сплю молча. А наши мамы выскакивают в коридор и рвут на себе волосы», — объясняет Инна Колосовская.

Сказать зависимому человеку «нет» — не значит больше не любить его. Психолог говорит о трех принципах отношений: доверяй, чувствуй, говори. Для победы над болезнью приходится учиться заново любить всем: зависимым и их родным.

Смотрите также
Комментарии