Приговор по «делу трех профессоров» вынесут 7 июля


Ученых из БНТУ обвиняют в нанесении ущерба бюджету и вреда престижу университета. Подсудимые блестяще защищаются, «разобраться объективно» потребовал глава Беларуси.

Суд с начала 2016-го, следствиетри года

Прокурор Вадим Кисель считает всех фигурантов дела виновными в нарушении части 3 статьи 424 Уголовного кодекса «Злоупотребление должностными полномочиями».

Профессора, доктора физико-математических наук Александра Чичко он попросил осудить на 4 года лишения свободы с конфискацией имущества и лишить права занимать руководящие должности сроком на 5 лет. Для профессора, доктора технических наук Владимира Соболева – такое же наказание сроком на 3,6 года. Прокурор считает, что в отношении него есть смягчающие обстоятельства: возраст (профессор 1941 года рождения) и II группа инвалидности по зрению. Для жены профессора Чичко, кандидата технических наук Ольги Чичко, доцента кафедры «Информационных технологий» БНТУ – 3 года. Для всех подсудимых прокурор предложил 2 года отсрочки исполнения наказания.

Еще один обвиняемыйпрофессор Давид Кукуй – погиб в ДТП, пока шло следствие. На тот момент он был заведующим кафедрой «Машины и технология литейного производства» БНТУ, где и работали Александр Чичко и Владимир Соболев. После смерти Давида Кукуя в деле появилась жена профессора Чичко в статусе обвиняемой.

Что произошло?

03

Группа ученых кафедры «Машины и технология литейного производства» в составе временных научных коллективов в 2008-2010 годах занималась разработками в рамках государственной программы «Металлургия». Ольга Чичко тестировала созданные компьютерные программы. Акты о выполненных работах тогда приняла Академия наук. Ученым выплатили вознаграждение: по Br 5-6 млн в месяц на 10 человек за три темы.

Согласно обвинению, ученые сознательно скрыли, что, ранее, в 2007-2008 годах, они уже делали подобные программы и математические модели для Белорусского металлургического завода, и представили старые результаты как новые чтобы «зарекомендовать себя успешными учеными и достичь признания в научном сообществе». Три профессора, а позже и жена Александра Чичко, по версии прокуратуры, злоупотребили должностными полномочиями, прикрывая созданный ими продукт, который вроде бы не имеет научной новизны и практической ценности.

«В то время как на самом деле оплаченные работы по заданиям программы «Металлургия» остались невыполненными, что повлекло тяжкие последствия в виде убытков для государства в особо крупном размере», – говорится в обвинении. Имеется ввиду сумма более Br 176 млн.

Еще в 2013 году по результатам проверки ОБЭП в БНТУ ректору Борису Хрусталёву предложили вернуть нанесенный госбюджету ущерб. Давид Кукуй в интервью СМИ и Александр Чичко во время открытого судебного процесса говорили, что в случае полной компенсации им обещали закрыть вопрос.

Три профессора долг в 200 млн разделили между собой, хотя во временных научных коллективах работало 10 человек.

Еще Br 400 млн вернул БНТУ: сумму, выделенную когда-то, проиндексировали и насчитали штрафные санкции. Не смотря на это, на скамье подсудимых оказались ученые с мировыми именами, которые никогда не занимали служебных должностей, а занимались наукой и преподаванием. Belsat.eu присутствовал на судебных спорах.

«Из жены хотели сделать мафиози, а она была моей помощницей»

Речи адвокатов были очень детальными и убедительными. Самым эмоциональным и длительным было последнее слово профессора Александра Чичко. Он пришел с толстым портфелем бумаг, распределенных по отдельным папкам и не оставил без внимания ни одной мысли прокурора.

«В обвинении использовано слово «заимствование», смысл которого я объяснял в течение трех месяцев. «Заимствование» – это использование чу-жо-го. Когда ученые берут свои данные, то употребляется слово «использование»! Прошу обратить внимание Генеральную прокуратуру на некоторые термины в обвинении. За такие вещи надо студентов выгонять, а они пишут и скрепляют печатями!», – говорил профессор Чичко.

Он доказывал, что в использовании своих наработок нет преступления: ученые могут с помощью одних и тех же данных решать конкретные задачи для каждого отдельного случая. Так работает наука во всем мире.

С педантичностью, отсылками к научным источникам и документам, свидетельских показаниям профессор прошелся по всем пунктам обвинения, которые он считает заведомо лживыми. Таких, по словам Александра Чичко, 29. Папка с его последним словом содержит 90 страниц.

Три года следствия и месяцы суда явно утомили его. Ученый не стал скрывать, что его очень задело, если статус обвиняемой получила его жена:

«Из моей жены вы сделали мафиози. Конечно, с помощью близкого человека на меня хотели надавить. Но вы ошиблись: она декабристка. Вы думали, что меня хватит инфаркт, а она была помощницей! Это она сфотографировала материалы уголовного дела и просила меня почитать. Я считал, что я разобью их, не читая. Я теперь понимаю, что только ссылка на документы позволила мне не голословно говорить о нарушениях, которые были сделаны».

В последнем слове Ольга Чичко говорила, что не являлась должностным лицом – мотива вступать с ней в сговор не могло быть ни у кого.

«Для меня было важно, что я участвовала в разработке моделей, в апробации и обсуждении программ, – объясняла свою позицию подсудимая. – Безусловно, можно было бы заниматься преподаванием, но что тогда рассказывать студентам о практической деятельности? Когда преподаватели не ведут научной работы, они не могут объяснить, что происходит на производстве. Какими будут выходить студенты и слушатели? Теоретики ведут занятия, такие же теоретики выходят из университета на завод?»

02

Последнее слово Владимира Соболева (на фото) не превышало и трех минут. Он передал свою речь в письменном виде и назвал этот суд «инквизицией против науки».

«За короткое время сожгли все: авторитет, здоровье, группу исследователей, уникальные кадры», – заявил профессор.

9 страниц признаков заказного дела

Отдельную часть в последнем слове Александр Чичко посвятил людям, которые, по его мнению, были заинтересованы в судебном процессе против их кафедры. Аргументы об этом заняли аж 9 страниц из 90. Ученый не зачитывал их полностью, однако бумаги фигурируют в материалах дела. Профессор Давид Кукуй в предсмертном интервью также говорил, «ноги» уголовного разбирательства «растут» из старой профессиональной конкуренции.

Почему даже после компенсации якобы нанесенного ущерба дело все же дошло до суда?

«Эта история длится уже давно, – рассказывал Давид Кукуй в беседе с TUT.BY в октябре 2013 года. – Началась она с того, что у нас в республике появилась такая известная личность в Академии наук, которая провозгласила себя посланником Бога в белорусской металлургии. Этот человек »присосался« к БМЗ (Белорусский металлургический завод. – TUT.BY) и помогал там руководителям делать диссертации, а они ему в ответ позволяли заниматься научными разработками. И эта работа дошла до того, что на завод никому нельзя было явиться со своими научными идеями без его соизволения. Ощущая свою важность, он тащил на БМЗ всякие иностранные фирмы, которые готовы были заниматься разработками, лоббировал их интересы, а тут появилась наша кафедра и стала разрабатывать свои IT-программы. У нас на кафедре действительно работают мощные профессора. Наша кафедра – единственная в республике, которая занимается информационными технологиями в металлургии, в литейном производстве. Именно наша группа профессоров создала и зарегистрировала ряд программ в области IT в металлургии. В том числе мы много работали и с БМЗ. Когда же на БМЗ поменялось руководство в 2000-х годах, этого ученого оттуда выгнали. Тогда и началась настоящая конкуренция, стали объявлять тендеры на научные разработки, началась борьба за темы».

Три профессора мешали учителю олигарха Пинчука?

timoshpoljskij

Погибший профессор рассказывал журналистам также о о заслуженном деятеле науки РБ, докторе технических наук, профессоре Владимире Тимошпольском (на фото).

Уроженец украинского Днепродзержинска (сегодня Каменский), он закончил Днепродзержинский индустриальный институт по специальности «Промышленная теплоэнергетика». С 1976 по 1983 годы получает научные звания сначала младшего, затем старшего научного сотрудника и работает инженером на Днепровском комбинате имени Дзержинского.

В 1982 году в Днепропетровском металлургическом институте (сегодня Национальная металлургическая академия академия Украины) он защищает диссертацию по специальности «Металлургия черных металлов» и получает степень кандидата технических наук.

В то же время там учился украинский олигарх Виктор Пинчук. Он окончил вуз в 1983 году по специальности «обработка металлов под давлением». Именно в этой области он и начинал свой бизнес в 90-х.

С 1983 года Тимошпольский уже в БНТУ (тогда Белорусский политехнический институт): проходит дальнейшие ступени академической карьеры. В 1988 году он руководит научно-исследовательской лабораторией «Проблемы металлургического производства» при БМЗ и БНТУ. Лаборатория была создана при его непосредственном участии. По информации официального сайта Академии наук, эту должность он занимал до 2003 года.

Именно с этого момента, как вспоминал Давид Кукуй, между учеными начинается конкуренция за право разработок для БМЗ.

В 2007-2008 годах группа ученых его кафедры успешно делают для завода научные работы. Позже профессора Соболев, Чичко и Кукуй возьмут отсюда отчеты хозяйственных договоров с исходными исследовательскими данными для заданий уже в рамках программы «Металлургия». Именно на этом обстоятельстве Следственный комитет с прокуратурой построят канву уголовного дела.

Тем временем Владимир Тимошпольский уже управляет кафедрой «Металлургические технологии» БНТУ, официально созданной в 2000 году. После заведующей становится его ученица Ирина Трусова, также выпускница Днепродзержинского индустриального института.

В прессе имя Тимошпольского появляется в 2007 году. Тогда он занимал должность заместителя председателя президиума Национальной академии наук и был активным лоббистом строительства атомной электростанции. Через год его снимут с этого поста, но Тимошпольский успеет поучаствовать в еще одном крупном проекте.

«Он придумал создать в республике доменное производство. Письмо с предложением он прислал премьеру Михаилу Мясниковичу. Такое производство, в первую очередь, необходимо нашему БМЗ, чтобы обеспечить себя сырьем. Своего сырья – лома – не хватает в Беларуси, и мы покупаем его в России…. Однако реализовать проект этого ученого мешает то, что в Беларуси нет руды, что для этого проекта крайне необходимо. Придется все равно из России возить за 7-8 тысяч км и перерабатывать ее у нас», – объяснял тогдашний заведующий кафедрой «Машины и технологии литейного производства».

Премьер попросил высказаться по поводу проекта ученых, в том числе Давида Кукуя, который еще был и председателем Ассоциации литейщиков и металлургов Беларуси.

«В ответе мы сказали, что проект, конечно, мощнейший, однако здесь необходим хороший бизнес-план, который предусматривал бы и решение экологических проблем, и независимость от сырьевых источников России. Мы не поддержали эту идею, но ведь и не запароли. Однако наш ученый обиделся и стал писать на меня письма клеветнические, что я дурак и нечего мне лезть в металлургию», – рассказывал ныне покойный Давид Кукуй.

По словам профессора, особая обида Тимошпольского была связана с тем, что он уже нашел спонсоров под амбициозный проект.

Вероятно, этот эпизод и стал истинной причиной повторных проверок работ 5-летней давности в рамках госпрограммы «Металлургия».

«Клеветнические письма» Тимошпольского поступали не только в адрем Кукуя, но и Чичко. Как стало известно belsat.eu, около трех лет назад Александр Чичко написал в Администрацию президента письмо относительно Тимошпольского. Тот подал в суд на клевету. Слушания неоднократно переносили, так как истец не являлся. Первое заседание отказало Тимошпольскому в иске. Тот обжаловал приговор и выиграл следующее заседание «за 15 минут».

Заведующая кафедрой «Металлургические технологии» БНТУ Ирина Трусова свидетельствовало тогда в пользу Владимира Тимошпольского.

Сначала поставила «4», затем доказывала «отсутствие научной новизны»

trusova

Позиция заведующей конкурирующей  кафедры БНТУ по мере развития событий кардинально менялась. В последнем слове Александр Чичко говорил, что в 2010 году, когда научный коллектив сдавал выполненные задания в рамках программы «Металлургия», профессор Ирина Трусова (на фото) оценила их довольно высоко. По методике, рекомендованной Советом министров, она выставила оценку «4».

«Можно сказать, это высшая оценка на тот момент, так как «пятерка» означала мировой уровень, а «четверка» – белорусский уровень применения. Одно и то же лицо дает противоположные оценки: в 2010-м для руководства БНТУ, через три года – для КДБ – сомнительные формулировки», – замечает Александр Чичко.

На предварительном расследовании и суде коллега подсудимых уже свидетельствовала, что работы кафедры «Машины и технология литейного производства» не имеют научной новизны и практической ценности».

Акты приемки работ аннулировала и Академия наук за подписью Председателя Президиума НАН Владимира Гусакова.

На открытом судебном процессе Александр Чичко неоднократно говорил, что подавал заявления и писал письма о «признаках заказного дела» и «необоснованности уголовного дела» в Следственный комитет, Генеральную прокуратуру, Министерство внутренних дел, Администрацию президента. Ответы, которые смог увидеть belsat.eu, по содержанию похожи.

0000

В материалах уголовного дела есть заявление Ирины Трусовой в ОБЭП, датированное 2012-м годом. «Время закончить с преступной группой Соболева, Чичко, Кукуя главе с Романюком», – вспоминает содержание этого письма один из обвиняемых. Также фигурирует анонимный донос на профессора Кукуя.

И адвокаты, и Александр Чичко в последнем слове указывали на то, что показания свидетелей Ирины Трусовой и Владимира Королюка на 20 страницах совпадают, будто «свидетели договорились, что будут говорить».

Последний работал в составе комиссии Министерства образования. По его словам в интервью для СМИ, туда также приходило заявление о проверке БНТУ.

Один из подсудимых рассказал, что в ноябре 2013 года у следователя дважды видел письмо форматом А5 с красной шапкой. На нем золотыми буквами было написано только одно предложение: «Разобраться объективно и справедливо» и подпись «А.Г. Лукашенко». Фигурант процесса утверждает, что этот документ есть в материалах них уголовного дела.

Приговор по «профессорскому делу» будет озвучен 7 июля в 15 часов в Минском городском суде.

ХМ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии