Александр Гелогаев Придайте службе в армии национальный смысл, а не искушайте молодежь льготами

историк, военный обозреватель

Александр Лукашенко предложил отправлять студентов в армию на каникулах, Минобороны хочет ввести для тех, кто отбыл срочную службу, льготы при поступлении в вузы. Однако это не добавит молодежи желания служить и не улучшит авторитета белорусской армии.

Почему Беларуси нужна призывная армия?

Беларусь не может содержать достаточную для полноценного военного конфликта волонтерскую (наемническую) армию – это слишком дорого и неэффективно. К тому же армию профессионалов трудно пополнять в случае реальной войны за независимость – привлечь финансово и быстро подготовить нового солдата с нуля в условиях, когда сотни человек гибнут и становятся калеками каждый месяц или неделю, еще труднее.

По всем этим причинам Украина, которая отменила в 2013 году призыв, в 2014-м была вынуждена вернуться к нему в связи с внешней агрессией и необходимостью резко увеличить национальные вооруженные силы.

Белорусский десантник приносит присягу. Фото: vsr.mil.by

Таким образом, Беларусь использует систему, которая неплохо работала последние 100-200 лет, а кое-где работает и сейчас – в государствах аналогичного размера: Финляндии, Израиле, Норвегии, Венгрии, Болгарии, Хорватии и так далее.

Белорусская армия (около 60 000 человек) каждый год набирает около 20 000 призывников, проходящих военную подготовку, а после срочной службы становятся резервом, за счет которого можно быстро нарастить численность Вооруженных сил при угрозе войны.

Это, пожалуй, единственный реальный вариант существования белорусской армии в современных внешнеполитических условиях. Однако это не значит, что система построена качественно и работает на соответствующем уровне.

Людей не хватает

В 2017 году заместитель начальника Генерального штаба Республики Беларусь генерал-майор Александр Шкиренко заявлял, что призывников просто не хватает. Большой процент потенциальных солдат получает отсрочки для учебы из-за плохого здоровья и по семейным обстоятельствам.

Кроме того, ребятам не хватает не только здоровья, но и мотивации. «Я начинаю разговор с призывником, а он мне говорит о том, сколько он может заработать денег за то время, когда будет служить в армии», – рассказывал генерал. И уже тогда военные и другие силовики предлагали льготы и преференции для тех, кто все-таки пойдет на срочную службу.

«Мы все вместе должны подумать, что нужно делать, чтобы молодой человек по собственному желанию шел служить, чтобы его не надо было гнать силой в армию, в другие силовые структуры», – сказал тогда председатель комиссии национальной безопасности Палаты представителей Национального собрания генерал-майор милиции Валентин Михневич.

Не только призывники

Однако белорусы не очень хотят служить и офицерами – конкурс на большинство специальностей в Военную академию очень низкий, примерно 1 человек на место. Такие же низкие и вступительные баллы. Из 400 баллов проходной балл на специальность «управление танковыми подразделениями» – 101, на «управление мотострелковыми подразделениями» – 121, на «управление подразделениями специального назначения» – 144.

Курсанты Военной академии. Фото – «Белорусская военная газета»

Таким образом, не только срочная солдатская, но и офицерская служба в белорусской армии не привлекает молодежь. А низкий конкурс просто не позволяет руководству учреждения отбирать для белорусского офицерства самых образованных и способных, что напрямую влияет на будущую боеспособность всех Вооруженных сил.

Для сравнения: в украинской Национальной академии сухопутных войск конкурс примерно 2 человека на место. Это при том, что выпускники могут попасть в зону настоящих боевых действий со всеми возможными последствиями.

Вступительная кампания в Национальной академии сухопутных войск Украины. Фото zik.ua

Соответственно, имеем дело не с проблемой срочной службы, а с низкой мотивацией служить в белорусской армии в целом.

Вода в решете

Льготы людям, которые готовы рисковать жизнью для защиты страны, – неплохая идея. Однако льготы должны быть идейно и логически аргументированы. Если у нас каждый здоровый человек и так должен служить, то за что же ему льготы давать? Бонус за то, что не нарушил закон, не стал дезертиром, не дал никому «на лапу» и отслужил? Давайте тогда всем, кто Уголовного кодекса не нарушал, давать льготы.

Опять же, представим, что здоровые ребята законопослушно отслужили и получили льготы. Кто оказался дискриминирован при поступлении? Например, те, кто опять же законопослушно из-за болезни или по другой причине получил освобождение или отсрочку. В результате их наказывают, снижая шансы на поступление, без всякой вины с их стороны.

Фрагмент из культового фильма «ДМБ»

Однако вряд ли найдутся такие льготы, которые убедят молодых людей пойти служить на 1,5 года в место, где минимум комфорта, не заработаешь никаких денег, должен подчиняться чужим приказам и можешь даже вернуться домой в гробу. При этом ребята не видят в приношении в жертву привычного образа жизни никакого особого смысла.

Белорусские суды рассматривают сразу несколько дел об убийстве и доведении до самоубийства молодых солдат в армии – а это не очень позитивная реклама для срочной службы. Особенно если мы учтем, что первоначально Министерство обороны пыталось скрыть и замять эти преступления.

Авторитет и смысл службы, а не льготы

В Израиле и в Финляндии есть призыв в армию, как и в Беларуси. Однако нет аналогичных проблем – не потому, что военные получают льготы. На какие льготы можно рассчитывать там, где служит срочную службу подавляющая часть мужчин и изрядная – женщин?

Просто средний гражданин этих стран хорошо представляет ценности своего независимого государства: сильное национальное чувство. А это придает смысла армии, которая защищает независимое государство.

В свою очередь и генералы с офицерами понимают, что они – определяющий инструмент для решения важнейшей общенациональной задачи, и относятся к призывнику как к сокровищу, который нужно использовать не как кусок мяса, а научить наилучшим образом, чтобы потом еще десятилетиями он был резервистом, а также на выборах голосовал за хорошее финансирование своей армии и потом своих детей и внуков доверил ей.

Молодой израильтянин со штурмовой винтовкой на ярмарке. Фото Gali Tibbon / AFP / Getty Images

От службы в армии не освобождают студентов – в Израиле все служат одинаково. В результате растет средний культурный и образовательный уровень призывников. Минимизирована дедовщина: молодых солдат учат и контролируют не старшие по возрасту призывники, а профессиональные сержанты и прапорщики. На выходные солдат часто может отправиться отдыхать к родителям.

При этом не может быть хорошей армии без более или менее достойного финансирования, которое позволяет хорошо одеть и вооружить солдата, а также максимум времени отдавать боевой подготовке и учебе, а не демотивирующему «крашению заборов». Пусть каждый ловкий солдат в армии будет иметь возможность всесторонне физически и интеллектуально развиваться: научиться хорошо стрелять, драться в рукопашную, получит право на оружие и на управление автомобилем, пройдет курсы по белорусскому языку и истории страны, компьютерной грамоте и программировании.

Финские солдаты во время международных учений в Латвии в 2015 году. INTS KALNINS / REUTERS

Отправив студентов на очередную «картошку» (во что почти без вариантов преобразуется идея «каникул в армии») и дав льготы, которые создадут новые конфликты среди различных групп молодежи, современных проблем белорусской армии не решишь.

Только системное, последовательное и целенаправленное создание национально сознательной армии, ответственной перед обществом, приведет к тому, что это общество начнет охотно отправлять в армию своих сыновей и дочерей.

Советский идейный маразм, который царит в белорусских Вооруженных силах, как признают сами военные, никак этой охоте не способствует.

Алксандр Гелогаев/ТП, belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также
Комментарии