Православный «бойцовский клуб» – взгляд изнутри


Искренний рассказ о летних лагерях, учениях с оружием, молебнах и сдаче на черный берет. Belsat.eu пообщался с участником православного военно-патриотического клуба «Витязь».

Три года назад СМИ облетела серия расследований о деятельности сети православных парамилитарных клубов в Беларуси. Показалось, что парни в камуфляже с макетами автоматов и православной символикой на шевронах серьезно перапугали общественность: «русский мир», совсем близко! Информация наложилась на события в Украине, поэтому и психоз был вполне предсказуем и логичен.

Вскоре после публикаций по крайней мере часть клубов прекратила свою деятельность. Так было на Гродненщине: «Витязь», «Славяне», «Дружина» и другие организации ушли в небытие, а некоторых из их руководителей даже возникли проблемы с органами…

Фото из архива В.

Чем же были эти клубы на самом деле и что вкладывалось в головы молодым парням от 12 до 18 лет, которые туда попадали? Наш собеседник, попросивший не называть его имени, согласился рассказать о своем участии в «Витязе», о лагерях, выездах в Москву, учителях, деньгах и других моментах из жизни клуба.

«Сейчас бы задумался, а тогда что я понимал?..»

Как ты попал в православный военно-патриотический клуб?

С детства интересовался армией, оружием, военной историей – это ведь нормально для каждого подростка. Одноклассник как-то сказал, что есть клуб, где проводятся занятия для ребят, рассказывают что-то на военные темы… Объяснил, куда и когда приходить. Оказалось, что все проходит по воскресеньям на базе Владимирской церкви. Не помню точно год, но я был в восьмом классе. Там примерно всем около 15 лет было.

Тебя это не удивило: армия и церковь в одном флаконе?

Сейчас бы задумался, а тогда что я понимал? Интересно было. Сначала мы шли на службу, после часовое занятие по теории военного дела. Например, рисуется схема с рельефом местности, и у нас спрашивают: «Где бы ты поставил пулемет, когда враг движется отсюда?» В таком стиле.

После мы бежали перекусить домой и возвращались на практические занятия на базе военного факультета ГрГУ. Там была «физуха» в спортзале, сборка и разборка автомата Калашникова, ПРК (переносной ракетный комплекс. – Автор), СВД (снайперская винтовка Драгунова. – Автор) и т д. По электронным мишеням стреляли. Ну, и домой после.

«Сначала были только ребята, после –также и девушки»

Так а кто руководил этим всем?

Один из священников Владимирской церкви, о. Аркадий (Косьяненко. – Автор) – он был и руководителем, и духовником. Сам он офицер в отставке. Военной подготовкой непосредственно руководил Анатолий Михайлович (Перехватов. – Автор), также офицер. Официальное название – Православный военно-патриотический клуб, или ПВПК «Витязь».

Один из священников Владимирской церкви, о. Аркадий (Касьяненко)

Через год после того, как я пришел, в Гродно появился еще один клуб – «Славяне». Он стартовал на базе Свято-Покровского собора, руководил настоятель о. Евгений (Павельчук. – Автор). У нас были только парни, то там и девушек также подтягивали. Занимались «рукопашкой» на базе 37-й школы на Фолюше, там же был кабинет допризывной подготовки.

А кто-то платил за занятия в зале, форму?

«Славяне» точно платили – по 70 тысяч на старые деньги, кажется, на месяц сбрасывались. Этот клуб более «понтовым» был за наш, более «оборотким»: форма, перчатки, груши и др. У нас в «Витязе» пытались ввести оплату, но впоследствии отказались: никто не приносил денег.

«Здравия желаю, ваше высокопреподобие!»

Летние выезды были у вас?

Так, ежегодно. Что-то вроде лагеря для подведения итогов года. Обычно делалось все на базе некой пограничной части, граница же близко совсем. Кажется, у руководства был договор какой-то о сотрудничестве с пограничниками. Военные давали большие брезентовые палатки, кровати, одеяла даже.

Туда автобусом ехали, отдельный автобус из города Щучин (там был аналогичный клуб – «Дружина»). В первый день все заняты разбивкой лагеря. Интересно, что во время заезда у нас осматривали вещи: обращали внимание на продукты, которые могут испортиться, – чтобы не отравились.

Кто-то ставил палатки, кто-то строил забор вокруг лагеря (колышки с бело-красной лентой), вкапывали столбы, на которых флаг Беларуси и флаги клубов. Под флагом ставили иконостас. Отдельно ставили «грибок» со звоном: там нес стражу дневальный, который этим звоном давал сигнал подъема и отбоя. Где-то за 50-100 м от лагеря строился блокпост у дороги. Копали яму, песок пересыпали в мешки, и делали такой ​​себе оборонительный пост.

А кто руководил в лагере?

Главными были подполковники, закрепленные за отрядами. Например, в этот день он главный по лагерю и расставляет: кого на блокпост, кого на «грибок», кого на кухню – раздает наряды. Караул стоял и ночью, и днем. Например, на блокпост шло 2 группы по 2 человека, и стерегли по два часа с заменами – по очереди. В 17 часов заступает следующий отряд. Например, сегодня «Славяне», завтра «Витязь», послезавтра «Дружина»…

Руководитель клуба «Славяне» Денис Мишкель

Всего же там собиралось около 100 человек, которые делились на три роты, каждая – на три отряда, приблизительно так. Самые старшие имели по 17 лет, учащиеся колледжей, они и ходили дольше всех в клубы. Звания были: сержанты, ефрейторы… У «Витязя» с приставкой «вице»: вице-сержант, например. Это традиция суворовских училищ. В «Славянах» были погоны, у нас – нашивки. Два уголка – младший сержант, три – сержант.

Звания раздавал подполковник и настоятель. Сам о. Аркадий, кажется, ушел в отставку капитаном. Чаще всего к нему мы обращались «Здравия желаю, ваше высокопреподобие!», но когда он был не в церковной рясе, а по форме, то могли и «Здравия желаю, товарищ капитан».

«Молитва – пять раз в день, как у мусульман»

Какой у вас был распорядок дня?

Подъем в 7 утра. Зарядка сначала: бег, отжимание, пресс. Если бежим и кто-то отстает, принимаем упор лежа и отжимаемся, пока не догонит. Тем, кто приезжал впервые, было сложно в первый раз: одного при мне стошнило даже. После привыкали. Заправка кроватей, умывание, завтрак. Кормили, впрочем, неплохо: поваром была специальная женщина, а мы только помогали – дрова порубить, воды принести.

Фота из архива В.

А молитвы были какие-то?

Перед каждым приемом пищи была молитва обязательна. Вообще молились пять раз в день: три раза перед едой, утренняя и вечерняя молитва. Как у мусульман – пятикратный намаз (смеется).
Занятия были не каждодневно, поэтому зачастую целый день мы просто бродили по лагерю. На занятиях в лес выходили, учились ориентироваться на местности, азимут и др. Приезжали, бывало, милиционеры-кинологи, показывали, как работают с собаками. Так и проходили две недели.

Вторую часть беседы читайте завтра.

Алесь Киркевич/АА, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии