Православный «бойцовский клуб» – взгляд изнутри. Продолжение


Фото из архива В.

Искренний рассказ о летних лагерях, учениях с оружием, молебнах и сдаче на черный берет. Belsat.eu пообщался с участником православного военно-патриотического клуба «Витязь».

Дня за четыре до конца лагеря начинали сдавать на черный берет. Норматив состоял из трех этапов.

Первый. Марш-бросок на 10 км по пересеченной местности (вода, лес, поле), а в конце 100-метровка. Кто быстрее – переходит на следующий этап.

Второй. Полоса препятствий, которую мы же и строили. Кочки, рамки из дерева, в которые нужно прыгать, барьеры, чтобы перепрыгивать, «тарзанки», паутина… В это время подбрасывали петарды и взрывали различную пиротехнику над головами. После – стрельба из пневматического ПМ: стоя, сидя, лежа. Кто лучший – на следующий этап.

Фото из архива В.

Третий. «Рукопашка» в форме спарринга. Первые два боя с такими же, как ты, кандидатами на берет, последний с парнем, который берет уже имеет. Тренеры там все судили с помощью баллов, как в спорте.

Все участники лагеря шли сдавать на берет?

Нет, по желанию. Всего из ста человек могли пойти человек 30, из них берет получали 3-5-7 человек. Получить действительно было сложно, но в последние годы даже девушки за него боролись: помню, что одна даже получила.

Фото из архива В.

Еще можно было получить грамоту или подарки: кому мяч, кому значок от пограничников – «За 100 выходов на границу» или что-то в таком стиле. Странно, что нам давали такие знаки, мы же не были военными. Тебе 15 лет, а у тебя уже есть знак и бумажка с печатью и номером от пограничной части. На вручении черных беретов ребята становились на колено, целовали берет и кричали «Дружба и братство важнее любого богатства», если не ошибаюсь. Такой же девиз был выгравирован на кортиках, их владельцам беретов давали на выходе из клуба.

«Защищать отечество, но какое? .. Не уточняли»

Была какая-то система взысканий, наказаний?

Однажды парень не пришел на вечернюю поверку (построение, молитва, доклад командиров). Потерялся в лагере… Это «косяк»! Пока его не было, командир выдумал игру: говорит, достаньте ветку с дерева. Все лезут на какую-то горку, ломают ветки, несут. Он говорит: «А я не ту просил». Опять все бегут… раз по 20 туда-обратно. И так продолжается, пока не появится «залетчик».

Фото из архива В.

После он уже отжимается под наблюдением черного берета. Смотритель считает за него, например, 10, 11, 12, 12, 12 и т.д. Раз сто, может, отжался он тогда. Старшие легче это переносили, младшие и задыхались, и плакали. Трудно же малышу, у него даже «дыхалка» так не работает.

А идеология какая-то была? Может, гости из России, казаки?..

Какой-то определенной… нет, не было. Скорее, акцент делался на православии. Мол, мы «православные мужи», должны защищать своих (будущих) жен, свою родину. А какую родину? Не уточнялось. Могли быть какие-то шутки про Америку, но не более того. Никаких казаков или спецов из России при мне тоже не было.

Как-то ездили на соревнования по русскому православному бою в Москву, это было. Там съезжались участники таких клубов со всего СНГ. Финальный спарринг – на Красной площади в Москве. Где-то даже майка у меня сохранилась…

Фото из архива В.

«Смотрели «Сволочи» и фильмы про Чечню»

Таких клубов в Беларуси, ясно, больше трех. Были какие-то республиканские слеты?

Да, были, на базе пограничных частей – Лида, Сморгонь, Полоцк. В Полоцке молебен был торжественный в Софии, после – у памятника войне 1812 года и ВОВ, кажется. Все красивые, по форме, камуфляж, берцы. Заставы нам показывали, быт пограничников. Когда были в части в Бресте – отдельно отвели к стенду, посвященному Лукашенко, ведь он там служил. В столовую строем ходили, «Катюшу» пели.

Случалось, делали нам подъем среди ночи по тревоге: все бежим в лес, искать «диверсантов». Бродим, разумеется, никого не находим, в казарму волочемся досыпать… но какой там уже сон? Водили также в клуб части, кино показывать…

А что смотрели?

О войне, конечно же. «Сволочи», например, еще что-то на тему «Великой Отечественной» и войны в Чечне.

Показательные выступления клубов на Кургане Славы, Гродно 2015 (2)

«Спецназовцев смешило, что мы сдаем на черный берет…»

Зимой были слеты?

Раз в два года, около Минска, в деревне Околица на базе части спецназа 3310. Там исключительно казарменный быт: кровати в казарме, кантик, одежда на стульчике… Самое интересное на зимних сборах – марш-бросок. Темно, 22 часа, каждый отряд бежит по очереди. На тебе автомат, модель или деревянный муляж, противогазная маска висит. Забегаешь в разрушенное здание, стреляешь по мишеням и побежал дальше. На одном отрезке ползешь по снегу в противогазе, на другом тебе в лицо шашку дымовую сунут, после – по ледяной воде проползаешь: холодно, грязь, такое себе…

А из боевого оружия давали стрелять?

Давали и из боевого калаша пострелять: три патрона пристреливаешься, три – прицельно. Солдатам, которые служили в той части, было интересно, кто мы такие, подходили, разговаривали. Им было смешно, что мы сдаем на черный берет – они же сами все в черных беретах… А для нас это была отметка качества, достижение, отдаленный прототип крапового берета.

Показательные выступления клубов на Кургане Славы, Гродно 2015 (2)

«Однозначно не потерянное время»

А как ты ушел из клуба?

Всего я в клубе пробыл, получается, с 2010-11-го где-то до 2014-го. Там уже поступление было, не до того… Да, когда-то хотелось стать военным, попасть в Академию, но не прошел из-за здоровья. Лично мне, честно, все это было полезно. Я благодарен тренерам – особенно за занятия по «рукопашке», сейчас я уже что-то могу.

Военная теория, как мне кажется, излагалась слабовато. Уклон был как раз на православные проповеди: 40 дней до Пасхи, неделя фарисея, те самые лекции ежегодно… Мы как участники клуба ходили также в воскресную школу, но после я лично забросил – на это руководство закрывало глаза.

Денис Мишкель с воспитанниками

Значит все-таки клуб не стал для тебя потерянным временем?

Однозначно не потерянное время. В 15 лет это было интересно. Но сейчас как человек с высшим образованием я с армией не хотел бы связывать своей жизни, воинской темой и оружием особенно не интересуюсь уже – другая жизнь и приоритеты.

Ну, а шумиха в СМИ по поводу православного Талибана, потенциальных агентов «русского мира» и другие публикации по поводу ваших клубов – тебя это как-то задело?

Материалы на «Нашей Ниве» и других ресурсах вышли, когда меня уже не было в клубе. После этого клубы и свернули, если не ошибаюсь. Повторюсь, у нас фактически не было идеологии, это было допризывной подготовкой с молитвами перед едой, то есть с православным акцентом. Я говорю о том, что видел.

Контактов после не поддерживал с ребятами или руководителями?

Понятно, что у руководителей наши контакты остались, но никто нас не собирал, не беспокоил после. Ушел из клуба – о тебе забыли. Иногда встретишь какого-то тренера на остановке, постоишь, пообщаешься. Рады видеть. Знаю, что о. Аркадий уже не служит во Владимирской церкви. Один из тренеров имел проблемы на месте службы – он работал в милиции. Он даже профили свои в социальных сетях удалил… Но подробностей я не знаю. Зачем мне это? И зачем это вам?..

Алесь Киркевич/АА, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии