Пострадавшего в послевыборную ночь искали из Следственного комитета. Ему пришлось бежать за границу

Минчанин Евгений сильно пострадал в ночь с 9 на 10 августа, а 7 сентября за ним пришли неизвестные, назвавшиеся следователями.

21-летний Евгений попал под обстрел и светошумовые гранаты на мосту на улице Кальварийской. Молодой человек уже рассказывал belsat.eu о событиях той ночи.

«Под ногами начали взрываться гранаты. ОМОН и милиция кричали, чтобы все легли на пол. Я попытался перепрыгнуть через забор. Когда перелезал, почувствовал, что меня схватили за плечо. Оглянулся, а сзади никого. В тот момент не понял, что произошло и побежал дальше. Только когда удалось скрыться, то увидел, что из руки течет кровь», – рассказывал парень о том, как в него попала пуля.

Евгений перевязал руку подручными материалами и вызвал скорую помощь, которая отвезла парня в военный госпиталь. Там он лежал в соседней палате с Анастасией Дудиной, которой сейчас грозит уголовная статья за массовые беспорядки. Также как и к Евгению, к Анастасии 7 сентября пришли из Следственного комитета. Ее забрали на Окрестина.

Завезли в Следственный комитет как свидетеля, оттуда – на Окрестина как преступника. Студентку БГЭУ обвиняют в массовых беспорядках

Евгений, после того, как вышел из больницы, подал заявление в Следственный комитет о привлечении к ответственности тех силовиков, из-за которых он пострадал в ночь с 9 на 10 августа. Ждал результатов проверки.

7 сентября, по словам молодого человека, к нему домой пришли неизвестные люди, которые представились следователями.

«Меня дома не было, открыла мама. Они ей сказали, что со мной хотят поговорить, потому что я якобы бросался камнями в ОМОН, – рассказывает Евгений. – Мама от растерянности сказала им, где я могу быть. И они пошли туда, стали звонить в дверь, на телефон. Открывать я не стал. По телефону они сказали мне, что они из Следственного комитета и что просто хотят со мной поговорить. Я им сказал, что писал заявление в Следственный комитет, они об этом не знали. Я тогда сказал, что в 11-ть приду к ним сам».

Евгений сам позвонил в Следственный комитет, чтобы спросить, как идет проверка по его заявлению. Сотрудница, с которой он разговаривал, дело не нашла, и сказала, что не знает, где оно и на каком этапе.

«Ясно, что я никуда не пошел. Они снова стали мне звонить. Я сказал, что без официальной повестки я никуда не пойду, – говорит далее Евгений. – Тогда мне позвонила какая-то девушка из Следственного комитета и пообещала, что через 20 минут у меня будет повестка. И действительно, скоро повестку принесли маме. Она отказалась брать ее, тогда они сказали, что будут там ждать меня. А мне одновременно снова позвонила та девушка и попросила, чтобы я пришел домой за повесткой, так как моя мама отказывается ее брать».

Евгений. Фото: личный архив

По словам Евгения, сотрудница Следственного комитета уверяла, что его вызывают как свидетеля событий 9 августа. То же самое было в повестке – что минчанин проходит как свидетель.

«Но я знаю, что уже было с другими, кого приглашали в качестве свидетеля, а потом закрывали на Окрестина, – говорит Евгений. – Поэтому я решил не проверять, насколько честны и открыты у нас правоохранительные органы. Я поехал не за повесткой к маме, а в сторону Литвы».

По словам Евгения, на белорусской стороне некоторое время его не хотели пропускать. Подозрение вызвало отсутствие визы, потом прицепились к фотоснимку в паспорте – якобы непохож. Но в конце концов пропустили.

«На литовской стороне я сразу сказал пограничнику, что мне нужна защита, показал ему свой эпикриз из больницы, рассказал все, – говорит парень. – Пограничник мне дал бумагу, чтобы я написал прошение, также я заполнил анкету на визу. Там же, на границе, дали визу на две недели».

Продлевать визу Евгений собирается сразу на месте. Пока планирует остаться в Литве.

«В Беларусь я, наверное, вернусь когда-то. Но не сейчас, потому что боюсь, что, как только я въеду в страну, мне даже до дома не разрешат добраться – отмечает молодой человек. – Непонятно, чего они хотят от нас сейчас, и проверять не хочется. До меня доходила информация, что начали забирать видео со всех больниц, куда поступали пострадавшие от гранат и избиения силовиками в первые дни. Непонятно, чего теперь ждать».

НА/ИР Belsat.eu

Новости