«Последняя опора властей». Как ГУБОПиК превратился в один из главных органов политического преследования

Основной профиль деятельности Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК) – это борьба с организованной преступностью и коррупцией, как и следует из названия ведомства. Однако в этом году, вместо борьбы с мафией и взяточниками, управление начало активно принимать участие в брутальных политических репрессиях. Belsat.eu разбирался, почему именно ГУБОПиК превратился в один из главных органов политического преследования и какими делами в этом году он занимался.

«Поздно сопли распускать. Теперь отвечать придется»

29 сентября телеграм-канал АТН Белтелерадиокомпании опубликовал несколько видеороликов с операции ГУБОПиКа под Минском. На одном из видео видно как группа людей что-то делает с автомобилем на стоянке, после чего выбегают силовики и слышна серия выстрелов.

На двух других роликах показаны задержанные. Один из них избит в кровь и не может открыть глаза, потому что только что ему в лицо брызнули слезоточивым газом. «С какой целью сюда приехали?» – спрашивают его силовики. «Я ошибся политическими взглядами» – отвечает задержанный.

Об ошибке во взглядах говорит и второй задержанный, который после использования газа явно находится в шоковом состоянии. «Что ты здесь делал?», – спрашивают его силовики. «Не знаю», – мотает он головой. Работники БТ сопроводили этот видеоролик короткой подписью: «Поздно сопли распускать. Теперь отвечать придется».

Как позже отмечалось в пресс-релизе МВД, в ночь с 28 на 29 сентября оперативники ГУБОПиК при помощи бойцов спецотряда быстрого реагирования задержали пятерых мужчин в возрасте от 28 до 39 лет в тот момент, когда они портили личный автомобиль милиционера (прокололи шины, залили монтажной пеной дверные проемы, залили краской кузов). Все задержанные стали фигурантами уголовного дела о «злостном хулиганстве» (ст. 339 УК).

Избитый в кровь мужчина на ролике БТ – это 39-летний Антон Быковский, детский тренер по дзюдо.

Антон Быковский. Фото предоставлено женой

«Мне известно, что Антон не оказывал сопротивления, сначала пытался убежать, когда понял, что бессмысленно, встал на колени, поднял руки вверх. Но его все равно очень сильно били. С ноги в лицо, распылили весь газовый баллон прямо в глаза, пытали электрошоком», – рассказала belsat.eu его жена Дарья.

Антон Быковский получил черепно-мозговую травму и ожог глаз. Сейчас он находится под стражей в СИЗО №1 на улице Володарского. Информации о состоянии его здоровья мало (известно также, что у него появились проблемы с давлением), но врачи говорят родственникам, что он «держится молодцом».

После задержания в квартире Антона и Дарьи прошел обыск, который длился несколько часов. «Четверо оперативников перевернули спальню вверх дном, забрали все ценное что нашли – технику, деньги и т. д.», – говорит жена.

Еще один из задержанных в рамках этого дела – Павел Сахарчук, который работал курьером.

Павел Сахарчук. Фото предоставлено женой Дарьей

«Так случилось, что я в тот вечер осталась на ночь у матери. Мы с мужем созвонились около 22-х часов, он сказал, что уже едет домой после работы. А на следующий день в квартиру моей матери пришли с обыском», – рассказывает его жена, которую тоже зовут Дарья.

И Быковский, и Сахарчук ранее принимали участие в мирных акциях протеста. Их жены признаются, что не знали, куда те собирались идти вечером 28 сентября. Но из обстоятельств задержания можно понять, что силовики их уже ждали. Поэтому родственники не исключают, что имела место провокация.

«Как мне сказали следователи, у них якобы был какой-то чат, куда входило определенное количество людей, они готовились заранее и планировали свои действия. Но мне эти люди неизвестны, я не знаю их имена и фамилии. Я склоняюсь к тому, что это была провокация», – говорит жена Павла Сахарчука.

Павел и Дарья Сахарчук с дочерью. Фото предоставлено Дарьей

«Я знаю, что муж хороший человек, а еще справедливый и неравнодушный. События, происходящие в стране в последнее время, очень трогали его. Как трогают всех нас. Я не знаю, что именно произошло, но он попал в беду и очень надеюсь, что все это скоро закончится. И закончится хорошо», – добавляет Дарья.

Жена Антона Быковского говорит, что обвинение против ее мужа «слишком суровы», а «избиение при задержании человека, не оказывающего сопротивление – незаконно». «Он прекрасный человек, у меня телефон разрывается от звонков его друзей, родителей учеников, все мы очень сильно переживаем и не знаем, как ему помочь», – добавляет она.

Незаконные методы – фирменный стиль ГУБОПиК

Работники ГУБОПиКа известны своей склонностью к использованию жестких методов. Независимые СМИ в прошлые годы неоднократно рассказывали о скандальных случаях угроз и издевательств над задержанными – в основном над теми, кого силовики считали анархистами. Например, в июне 2018 года ГУБОПиК вместе с бойцами СОБР с автоматами устроили налет на неформальную встречу двух десятков анархистов под Крупками: часть парней и девушек положили лицом в землю (на некоторых надели наручники), часть заставили стоять на коленях почти шесть часов. Никаких оснований для такого жестокого обращения не было: по результатам только на двух человек составили административные протоколы.

«ГУБОПиК раньше занимался работой с определенными неформальными группами. В основном это были или футбольные фанаты (причем как правых, так и левых взглядов), или анархисты. У правозащитников было много претензий к действиям ГУБОПиКа: как они работали, на каком основании привлекали к ответственности за распространение так называемой экстремистской продукции», – отметил в интервью belsat.eu заместитель руководителя Правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович.

Участие ГУБОПиКа в политически мотивированных делах обычно ограничивалось преследованием активистов анархистского движения. Пожалуй единственным исключением из этого правила было «дело Автуховича» в 2009-2010 гг. Но с лета 2020 года ситуация изменилась: ГУБОПиК стал исполнять одну из главных ролей в политических репрессиях. Сейчас фактически каждые несколько дней МВД сообщает о новых уголовных делах против протестующих, инициированных работниками ГУБОПиК.

«В этом году мы видим, что они активнее стали заниматься политически мотивированными делами», – констатирует Стефанович.

«Меня, как бывшего следователя прокуратуры, это удивляет, – признается правозащитник Олег Волчек, – ГУБОПиК занимается организованной преступностью, расследует взяточничество и вымогательство. А за политическими процессами у нас обычно следит КГБ».

Самая громкая операция против оппонентов Лукашенко, в которой в этом году участвовали работники ГУБОПиК, – это похищение Марии Колесниковой, а также ее соратников по Координационному совету Ивана Кравцова и Антона Родненкова.

Член президиума Координационного совета Мария Колесникова по дороге на допрос в Следственный комитет. 27 августа 2020 года. Фото: Таня Капитонова / Belsat.eu

7 сентября Колесникову задержали на улице и доставили в здание ГУБОПиК. Ей угрожали, что в случае, если она добровольно не покинет территорию Беларуси, ее все равно вывезут: живой или по частям. Высказывались и угрозы лишить Марию свободы на срок до 25 лет и устроить проблемы в местах лишения свободы. В здание ГУБОПиК также привезли Кравцова и Родненкова – причем им надели наручники на руки и мешки на голову.

Потом Колесникову вместе с Кравцовым и Родненковым насильно вывезли на границу с Украиной, чтобы депортировать. Но Мария в последний момент порвала свой паспорт, сорвав операцию спецслужб.

Акция солидарности с работниками МТЗ. Минск, Беларусь. 14 августа 2020 г. Фото: TC / Vot-tak.tv / Belsat.eu

Валентин Стефанович уверен, что разрабатывал эту операцию Комитет госбезопасности (тем более что задержанных возили в здание КГБ перед тем как отправить на границу), однако с сотрудников ГУБОПиК это ответственность не снимает.

«Я уверен, что операции против Колесниковой и других членов Координационного совета разрабатывали в первую очередь в Комитете государственной безопасности, но выполнялось это руками ГУБОПиК. Делалось в абсолютно неправовых, противоправных формах – похищение, угрозы, вывоз за границу», – подчеркивает правозащитник.

ГУБОПиК под угрозой опалы

Бывший следователь прокуратуры Олег Волчек отмечает, что ГУБОПиК в структуре МВД всегда имел особый статус: работникам управления разрешалось больше других, что сформировало у них ощущение вседозволенности.

В начале 2020 года ГУБОПиК оказался в центре коррупционного скандала: бывший заместитель начальника управления Владимир Тихиня был задержан КГБ в рамках «сахарного дела». Полковника обвиняли в том, что он за взятки «страховал сахарную мафию и ее схему».

«Его решения не оспаривались». За что КГБ задержал «легендарного» полковника?

В рамках «сахарного дела» обыск состоялся в том числе на бывшем месте работы Тихини – в здании ГУБОПиК по улице Революционной в Минске. Близкий к спецслужбам телеграм-канал «Папаратор» тогда рассказывал интересные обстоятельства этого обыска, намекая на то, что к начальнику ГУБОПиК Николаю Карпенкову у высшего руководства возникли серьезные претензии по поводу ситуации в его ведомстве.

Николай Карпенков во время разгона мирной акции протеста 23 сентября 2020 года. Фото: Алиса Гончар / belsat.eu

Дело в том, что при обыске в ГУБОПиКе присутствовал заместитель министра внутренних дел Сергей Хоменко. По информации «Папаратора», дежурный по управлению не узнал замминистра и не хотел его пропускать в здание, а к тому же имел очень странно вид: сотрудник был на службе в домашних сланцах и форменных брюках, почему-то завернутых до колена.

«Если с этим лихим беспорядком не разберется в ближайшее время Н.Н.Карпенков, то с самим Карпенковым разберется Ю.Х. Караев», – резюмировал тогда близкий к спецслужбам телеграм-канал.

Арест Тихини и обыск в здании ГУБОПиК произошел в феврале. А через шесть месяцев бойцы Карпенкова активно включилась в кампанию по преследованию инакомыслящих. Причем занимались они делами, которые явно не входят в круг профильных интересов управления.

В МВД прокомментировали задержание бодибилдера Шоты Лабжанидзе

Например, в начале июля борцы с организованной преступностью жестко задержали в рамках административного (!) процесса фитнес-тренера Шоту Лабжанидзе, которого обвиняли в том, что он оскорбил в интернете активистку БРСМ. Также ГУБОПиК разгромил телеграм-канал «Армия с народом»: несколько администраторов чата задержали, против них возбудили уголовные дела. Фигуранты дела потом жаловались на психологическое давление и издевательства оперативников.

«Это была настоящая пытка». История администратора ТГ-канала «Армия с народом», над которой издевался ГУБОПиК

Конвеер репресий

Но в полную силу в политические репрессии ГУБОПиК включился уже после выборов 9 августа. По всей стране задерживал протестующих, которых обвиняли в сопротивлении милиции, метании камней в транспорт силовиков или в «организации затора на дорогах» во время событий 9-12 августа. Среди задержанных оказалась в том числе волонтер правозащитного центра «Весна» Марфа Рябкова – ее обвиняют в организации «массовых беспорядков» (ст . 293 ч. 3).

Марфа Рябкова. Фото из социальных сетей.

После недавнего Марша освобождения политзаключенных ГУБОПиК задержал по подозрению в грубом нарушении общественного порядка (ст. 342 УК) сразу пятерых протестующих в возрасте от 21 до 30 лет. Одного обвиняют в том, что он разобрал водомет, второй бросил в водомет камень, а еще двое заклеили объективы камер наружного наблюдения на здании ЦИП.

Однако преследованием протестующих в рамках дел по ст. 342 и 293 УК работа ГУБОПиК не ограничивается. В Пружанах и Жабинке оперативники задерживали парней, которые сорвали с административных зданий государственные флаги – их действия квалифицировали по ст. 370 УК (оскорбление государственных символов).

ГУБОПиК также преследовал тех, кто оставлял эмоциональные посты в публичных чатах. Например в Гомеле задержали 43-летнего мужчину, который написал в городском чаты «сообщение с оскорблением и угрозой применения насилия» против депутата областного совета. А в Орше задержали 26-летнего парня, который предлагал разбить личный автомобиль милиционера. В обоих случаях были возбуждены уголовные дела.

Иногда ГУБОПиК хвалится превентивным задержанием «радикальных протестующих». Например, 27 сентября силовики задержали 30-летнего минчанина, который якобы намеревался забросать транспорт «коктейлями Молотова» во время протестной акции. А 16 сентября в Минске в руки силовиков попали трое мужчин, которые планировали «обстреливать» ОМОН металлическими шариками из рогаток, а также бросать дымовые шашки.

ГУБОПиК и фантастические рассказы

Степан Латыпов. Фото из соцсетей

Некоторые обвинения, которые оперативники ГУБОПиК выдвигали задержанным, выглядели абсолютно фантастически. Например, активного защитника минского мурала «диджеев перемен» Степана Латыпова обвинили не просто в «массовых беспорядках», но и в намерении устроить химическую атаку на милиционеров. Сотрудники ГУБОПиК утверждали, что Латыпов организовал незаконный канал поставки в Беларусь опасных химикатов, которые намеревался «развеять вблизи боевых порядков ОМОНа и внутренних войск во время протестной акции».

Политзаключенный действительно имеет дело с химическими веществами, но в связи со спецификой своей профессиональной деятельности – он работает арбористом. По словам правозащитников, обвинения Латыпова в подготовке химической атаки «не выдерживают никакой критики, научно не обоснованы и являются ничем иным, как фантазиями представителей ГУБОПиК».

Не менее фантастическим выглядело заявление силовиков о ликвидации «лесного отряда» под Могилевом. Якобы участники сообщества в соцсетях «Партизаны Могилева» собирались в заброшенном помещении, где отрабатывали практические навыки тактики ведения уличных боев, захвата помещений, штурмового альпинизма и ведения боевых действий в лесу. Во время одной из тренировок ГУБОПиК вместе с бойцами ОМОНа задержал шесть человек. Четверо из них, в возрасте от 16 до 22 лет, стали фигурантами уголовного дела – как можно судить по довольно сумбурному пресс-релизу, их обвиняют в незаконных действиях, связанных с использованием горючих веществ.

Заявление МВД о задержании «могилевских партизан» содержало много деталей, которые, вероятно, должны были создать впечатление, что ребята под Могилевом готовились к настоящей войне. Сообщалось, что группа имела балаклавы, бронежилеты, ножи, радиостанцию, сигнальный пистолет, а также украинскую и белорусскую национальную символику.

Правда, в полном видеообращении «лесного отряда» (в ролик МВД попала только его небольшая часть), которое было размещено ранее в соцсетях, ребята не высказывали никаких воинственных намерений: они объясняли, что занимаются военной подготовкой исключительно потому, что им нравится.

Зачастую из пресс-релизов МВД об операциях ГУБОПиК вообще остается не понятным, что незаконного сделали задержанные. Например, 3 октября ведомство объявило о разгроме одного из «радикальных чатов», где обсуждалось сопротивление милиции. У подписчиков чата прошли обыски. 16 человек были задержаны в рамках административного преследования, а еще один человек стал фигурантами уголовного дела о «массовых беспорядках».

«Мужчина выявлял милицейские автомобили, переписывал их номера и направлял эти данные активистам, чтобы те избегали задержаний. Также «лидер» перехватывал радиопереговоры милиционеров и опубликовывал их в чате. В квартире минчанина нашли более 20 радиостанций», –отмечалось в пресс-релизе силовиков.

ГУБОПиК также опубликовал показания задержанных на камеру. Правда, они ни в чем уголовном не признаются. Один объясняет, что имел радиоаппаратуру, так как с ней связана его профессиональная деятельность. А другой заявил, что не призывал к каким-то насильственным действиям в чатах, а тех, кто об этом писал, воспринимал исключительно как «болтунов».

«Я не думал, что мной кто-то заинтересуется, а тем более, что ко мне в 7 часов утра ворвутся сотрудники правопорядка и начнут забирать технику», – добавил он.

«Боевой отряд» Карпенкова

Задержания в районе станции метро Немига продолжаются. Фото: Алиса Гончар / belsat.eu

Однако наиболее абсурдно выглядит активное участие бойцов ГУБОПиКа в разгоне мирных акций протеста. Причем на таких акциях работники управления появляются в очень странном виде (даже по сравнению с обычными «тихарями»). Кто-то выходил задерживать демонстрантов в шортах и футболках, кто-то в одежде в стиле милитари. Но почти все – в кепках, в масках или балаклавах, в бронежилетах, с дубинками и иногда с дробовиками.

Люди в масках и с оружием – кто они?

«Возникает вопрос: зачем? Неужели не хватает ОМОНа и внутренних войск? Зачем тут еще ГУБОПиК бегает в странном виде с палками в руках?» – задает риторический вопрос Валентин Стефанович.

Руководит такими «боевыми группами» непосредственно начальник ГУБОПиКа Николай Карпенков – причем он единственный, кто не скрывает свое лицо. 6 сентября полковник Карпенков лично разбил дубинкой стекло в дверях кафе, где спрятались протестующие.

Олег Волчек считает, что Карпенков не скрывает лицо из-за того, что он уже раньше достаточно засветился в грязных делах: например, 2 марта 2006 года бойцы спецназа «Алмаз», которым тогда руководил Карпенков, жестоко избили кандидата в президенты Александра Козулина.

Кадровый голод

Задержания в районе станции метро Немига продолжаются. Фото: Алиса Гончар / belsat.eu

По мнению Валентин Стефановича, активное привлечение работников ГУБОПиКа к участия в политических репрессиях – свидетельство того, что у остальных силовых структур просто не хватает ресурсов.

«Масштабы репрессий стали глобальными. Каждый день кого-то задерживают, каждый день все новые уголовные дела. Это же требует большого количества штатов», – добавляет он.

В районе станции метро Немига продолжаются задержания. Работают также силовики в штатском с резиновыми дубинками. Фото: Алиса Гончар / belsat.eu

Олег Волчек высказывает мнение, что власти сейчас испытывают кадровый голод в силовых структурах, так как много опытных сотрудников увольняется. К тому же, далеко не все готовы напрямую принимать участие в брутальных политически мотивированных операциях, так как боятся последствий в будущем.

«Волнения есть везде, многие не хотят выступать против народа. Вероятно, сейчас делается ставка на тех, кто готов к выполнению особых заданий – поэтому выбрали ГУБОПиК. Возможно, в том же КГБ не хотят подставляться. Очевидно, что процесс идет к тому, что часть сотрудников медленно, но увольняются. Вероятно, ГУБОПиК – последний оплот властей, который готов бороться до конца», – считает Волчек.

Игорь Ильяш/ИР belsat.eu

Новости