Порошенко или Зеленский? За кого Сергей Жадан

ВИДЕО

О разделении на наших и ваших, о том, чего хочет грубый северный брат и чего теперь ждет Украина, рассказывает писатель и поэт Сергей Жадан в интервью «Белсату».

Сергей, с какими чувствами вы наблюдали за результатами первого тура президентских выборов в Украине? Когда оглашались цифры и росли столбики, какими были чувства?

Честно говоря, я следил за социологией, я видел предыдущие опросы. Понятно, что такое социология, она неоднородна, она разная. Таким образом она соответствует действительности. Сюрпризов не было. Единственное, я думал, что разрыв между первым и вторым местом не будет таким большим.

А какой лидер сейчас нужен Украине?

Мне кажется, что нужен лидер, который не боится говорить с обществом. Причем говорить не просто какими-то штампами, популистскими или идеологическими, а разговаривать действительно о тех вещах, которые людей волнуют. Потому что украинцы за эти пять лет все же отвыкли от тоталитаризма, отвыкли от того, что власти их игнорируют и что это не вызывает никакого сопротивления. Думаю, что появился такой скептицизм и критицизм в отношении к власти как таковой.

Зеленский – комик и актер, и умные политологи, аналитики говорят, что за него проголосовали люди, которые попросту протестовали, – так называемый протестный электорат. А как вы думаете, действительно ли это фундамент успеха?

Это небольшое упрощение. Я думаю, что у него, у Зеленского, есть часть сторонников, которые за него голосуют сознательно, ведь действительно видят в нем возможность каких-то изменений. Насколько эта часть репрезентативна среди избирателей, я не знаю, я не политолог и не могу дать какой-то оценки. Но я лично знаю людей, которые голосовали за него. Не то чтобы за него, но голосовавших не столько за какого-то из кандидатов, сколько против действующего президента. Бесспорно, это элемент протестного голосования – он имел место.

Порошенко, Зеленский и Тимошенко. Найдите отличия

Ваша последняя книга «Общежитие» посвящена войне на Донбассе, точнее, антитеррористической операции, – для кого вы писали ее? Для украинцев или иностранцев?

Я ее просто писал. Я видел какие-то вещи, я был свидетелем каких-то событий, я разговаривал с некоторыми людьми. Мне было очень важно об этом написать. А именно то, что возможность ее читать имеют не только украинцы, – это чрезвычайно важно. Скажем, сейчас она выходит в Беларуси.

А почему белорусам стоит прочитать эту книгу?

Потому что, к большому сожалению, мы в похожих ситуациях. Шесть лет назад, я думаю, не так много украинцев могли предвидеть появление на территории Украины российских военных. Но потом начался 2014 год, и российские военные появились.

Не дай Бог, чтобы в Беларуси повторился этот сценарий, но чтобы он не повторился, нужно быть проинформированными и готовыми к различному развитию событий.

Мы все в постсоветском, постимперской ситуации, и кроме того, что в последнее время политические процессы у нас отличаются, по большому счету, у нас есть грубый северный и восточный брат, который постоянно пытается наложить лапу на нашу свободу и нашу независимость.

В Беларуси 25 лет руководит один человек. В Украине президенты менялись уже несколько раз. О чем это свидетельствует? Насколько на разных уровнях сейчас наши страны?

Знаете, мне трудно говорить о Беларуси, так как, возможно, я не все понимаю, не все знаю. В Украине это свидетельствует о том, что мы, украинцы, скептически относимся к власти в принципе, мы склонны не доверять. И очевидно, у нас остались до сегодняшнего дня какие-то механизмы изменения этой власти. Мне кажется, это хороший показатель, так как 20 лет, как в России у власти, или 25 лет, как в Беларуси, – это, мне кажется, признак каких-то нездоровых тенденций. Точнее, отсутствия тенденций как таковых.

Тема войны на Донбассе – она, можно сказать, немного надоела, ее было очень много в СМИ, но сейчас ее меньше. Но это не означает, что люди перестали гибнуть, это не означает, что эта война прекратилась. Что сейчас происходит на Донбассе и почему важно говорить и писать об этом книги?

На Донбассе происходит война, там ежедневно обстрелы, ежедневно есть погибшие и раненые. А почему об этом важно говорить? Потому что даже в самой Украине в контексте выборов в последнее время тема войны попросту отошла на второй план – что, наверное, недопустимо. Когда гибнут граждане, делать вид, что это не так важно, пожалуй, нельзя. Плюс, поймите, эта война не закончилась. Как она будет развиваться, которые будут процессы, которые она родила, – это, я думаю, касается не только Украины. Я думаю, это касается не только России, Украины и Беларуси, не только Восточной Европы — это касается очень разных процессов. И Западной Европы тоже, так как, по большому счету, это не внутренний украинский конфликт, это не гражданская война, и это даже не только конфликт Украины и России. Это конфликт, который поменял все правила игры, нарушил все возможные договоренности, весь возможный расклад сил. И даже если ты делаешь вид, что этого не замечаешь, то это уже ярко выраженная позиция.

Донбасс очищают от мин. Британские деминёры и жители Донбасса вместе

Но политики не хотят этого видеть, они продолжают стеречь свои интересы.

С одной стороны, да, бесспорно. С другой стороны, послушайте, они должны что-то делать. Так или иначе даже те европейские лидеры, которые красиво приезжают на чемпионат мира в Россию пообниматься с Путиным, они все равно после вынуждены делать какие-то политические заявления и поддерживать санкции против РФ. Политика есть политика. Это не всегда честно, не всегда прозрачно и не всегда приятно.

А насколько сильное разделение в Украине на наших и ваших, как вы писали в книге? Или Украина сейчас более консолидированная?

Полагаю, в свете последних событий говорить об Украине объективно не приходится. Мне кажется, стоит подождать, чем завершится президентская кампания, позже можно будет как-то выдыхать и делать какие-то выводы. Этот раздел на наших и ваших – теперь он бесспорно особенно острый, особенно эмоциональный и чрезвычайно деструктивный, как по мне. И опять же, вряд ли он объективен, так как политтехнологи сделали все, чтобы накрутить население накануне выборов. Понятно, что мы сейчас живем каждый день как в последний. Понятно, что все ждут…

Стадиона?

Кто стадиона, кто телевизионную студию, где пройдут дебаты так, как они прописаны в законе. Кто чего ждет, но все ждут собственно завершения этой ситуации, чтобы понять, что будет дальше. Потому что сейчас Украина в подвешенном состоянии, и все просто накручены.

А чего ждет Сергей Жадан?

Я ожидаю, что страна – та страна, гражданином которой я являюсь, не сделает самоубийственного шага, что у нас есть инстинкт самосохранения, и что она не сделает каких-то роковых шагов 21 апреля.

Беседовала Алина Ковшик

Интервью показали в программе «Просвет с Алиной Ковшик» 04.06.2019

Фото: REUTERS/Valentyn Ogirenko, Belsat/Dzianis Dziuba, Pyotr Sivkov/TASS

belsat.eu

Смотрите также
Комментарии