Руслан Шошин Польша ждет белорусских врачей? Правда и мифы

Журналист польской газеты «Rzeczpospolita»

Зарплаты и условия труда врачей в Польше разнятся как температура пациентов в польских больницах.

Фото: pixabay.com

Несколько дней назад белорусское интернет-пространство подогрела новость о том, что Министерство Здоровья Польши планирует ввести новые правила, чтобы привлечь врачей из-за границ Евросоюза. Белорусские СМИ проинформировали, что, благодаря этим сенсационным изменениям, врачи из Беларуси могли бы работать в польских больницах уже без прохождения сложной и длительной по времени процедуры нострификации диплома. Все ссылались на белорусскую редакцию «Польского Радио», мол, зарплаты польских врачей на уровне 3-4 тысяч евро. Это около 12 000-16 000 злотых. После такой новости большинство белорусских врачей действительно могли бы начинать собирать чемоданы и покупать билет до Варшавы. Однако торопиться не надо.

Польша планирует переманить медиков из Беларуси

234 часа в месяц

Начнем с официальной статистики. В январе Министерство Здоровья проинформировало, что зарплаты опытных врачей-специалистов (в том числе стоматологов) колеблются до 6 до 7 тысяч злотых (1400-1600 евро). Зарплаты врачей без специализации – 4,8 тысяч злотых (1140 евро). Чтобы быть врачом-специалистом в Польше, нужно пройти нелегкий и очень долгий путь. Это 6 лет вуза, 13 месяцев последипломных практик и еще от 3 до 6 лет (в зависимости от специальности) работы в больнице под руководством более опытных врачей.

Идем дальше. Фармацевты и физиотерапевты зарабатывают около 3 тысяч злотых (710 евро). Медсестры – 4,5 тысячи злотых (около 1070 евро). Стоит отметить, что это зарплаты «брутто». После отчисления 19% подоходного налога, а также взносов в пенсионный фонд и медицинскую страховку, получим цифры «на руки». Откуда взялись зарплаты «на уровне 3000-4000 евро», о которых пишет «Польское Радио», непонятно.

Хирург Дмитрий Король: Студенты-медики с первого курса учат языки, чтобы уехать за границу

– Такие деньги можешь заработать только тогда, когда ты являешься авторитетным и опытным нейрохирургом, работаешь одновременно в госпитале и во врачебной консультации, а еще берешь дежурства в выходные. Это называется самоубийственная работа, – объясняет мне Каролина, знакомая опытная польская журналистка, которая много лет занимается исключительно тематикой польского здравоохранения.

Крупнейшая организация самоуправления врачей «Naczelna Izba Lekarska, NIL» (Высшая медицинская палата), которая контролирует работу врачей в Польше, в 2018 году рапортовала, что среднее месячное время работы врачей – 234,3 часа или 58,5 часов работы в неделю. Однако закон позволяет работать врачам не более 48 часов в неделю.

Куда пропадают белорусские врачи?

Как его обходят? Дело решает так называемая «клаузула opt-out», подписывая которую врач добровольно соглашается на дополнительные часы работы. Летом крупнейший профсоюз врачей-резидентов (которые еще не имеют специальности) предпринял общепольский протест «Здоровая работа». В течение несколько месяцев (данные с начала октября) от «клаузулы opt-out» отказалось уже более 2 тысяч врачей. Также врачи добиваются увеличения расходов на здравоохранение до 6,8% ВВП (в 2019-ом они были на уровне 4,9%), решения проблемы нехватки медицинского персонала (например, медсестер) и ликвидации бюрократических процедур в здравоохранении. Протестуют в основном молодые врачи. Опытные же очень часто помимо основной работы в государственных учреждениях подрабатывают еще в частных медицинских центрах, либо открывают ИП и принимают в собственном кабинете.

«Ждут по два-три месяца». Лукашенко возмутился очередями на онкологические операции

Кто требуется в польских больницах?

Скорее всего работу в Польше найдет белорусская медсестра с хорошим польским языком – в таких специалистах нуждаются больницы во всех регионах Польши. Здесь однако ночью не поспишь, а от пациентов нельзя брать даже символическую шоколадку. С коррупцией все очень строго: нет дорогих коньяков и долларов в конвертах. Врач тут не вправе принимать от пациентов даже какие-то очень мелкие презенты, в большинстве больничных отделов есть камеры наблюдения.

Несколько дней назад NIL подсчитала, что в Польше не хватает 68 тысяч врачей, а на тысячу жителей Польши приходится лишь 2,4 врача. В первую очередь не хватает детских онкологов, хирургов-онкологов, психиатров, а также специалистов по детским болезням легких. Больше всего, однако, не хватает Польше анестезиологов. Сегодня в Польше работает около 6800 анестезиологов, из которых более 1200 – в возрасте старше 65 лет. Уже сегодня, пока работают пенсионеры, есть такие места где один анестезиолог – на 10 тысяч жителей.

Боровляны: брать выходной на работе, чтобы взять талон к врачу

– В этих областях есть потенциал для специалистов из Беларуси, но это должны быть опытные и профессиональные врачи с очень хорошим польским языком, а не молодые, которых надо учить. Конечно, речь не идет о Варшаве, так как здесь конкуренция огромная и нет недостатка врачей, речь – о регионах, – говорит Каролина.

Нострификация останется

В кулуарах польской политики говорят, что судьба проекта закона Министерства Здоровья неоднозначна. Очень велико сопротивление медицинских польских профсоюзов, считающих, что, упрощая процедуру нострификации, правительство ставит иностранных и местных врачей в неравные условия.

Власти придумали, как бороться с утечкой врачей за границу

Даже если проект (который находится только на этапе консультаций) пройдет все слушания в Сейме и Сенате, речь не идет об отмене нострификации диплома. Во время процедуры нострификации (может продолжаться более года) директор госпиталя мог бы взять, например, врача из Беларуси на работу, но будет полностью нести ответственность перед законом за каждое его движение. Поэтому давайте представим себе такую ситуацию. Приезжает из Беларуси, например, молодой хирург, который начинает процедуру нострификации диплома. Находит директора госпиталя, который соглашается его принять на поруки. С того момента его судьба будет полностью зависеть от руководства госпиталя. Будет ли такой врач иметь сильную позицию и добиваться, например, повышения зарплаты? Откажется ли работать более 48 часов в неделю и не подпишет «клаузулу opt-out»? А если этого не сделает, какие будет отношения со своими молодыми польскими коллегами? Позвольте оставить эти вопросы без ответа.

Руслан Шошин/ИР Belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также
Комментарии