Положение хуже губернаторского

Александр
Федута
политконсультант

Караника – в Гродно, Макей пока на месте.

Собственно говоря, назначение министра здравоохранения Владимира Караника, павшего жертвой государственной политики (не в области медицины, а просто – политики как таковой) еще в период борьбы с коронавирусом, на пост председателя Гродненского облисполкома, неожиданно, но вовсе не удивительно.

На самом деле у членов правительства положение сегодня гораздо хуже губернаторского. На губернаторах висит ответственность за сельское хозяйство, работу промышленных предприятий и утихомиривание бунтующей части населения. Не то, чтобы господин Караник был большим специалистом в одной из соответствующих сфер. Просто пребывание в должности министра было чревато для его нервной системы катастрофическими последствиями. Терпеть ответственность за государственно-пропагандистскую ложь по поводу COVID-19 он, судя по всему, еще был бы готов некоторое время, но вот нести аналогичное бремя из-за вопросов, возникших после 9 августа (как-то например, подавление мирных протестов и стрельба из транспорта, замаскированного под «скорую помощь»), было уже выше всяких сил.

Владимир Караник вышел поговорить с медиками во время забастовки. 17 августа 2020 г. Фото: TK / Vot-tak.tv / Belsat.eu

Но – не увольнять же человека в сложившейся ситуации? Поди потом, доказывай, что это – не уход в знак несогласия с политикой партии и правительства, а просто усталость накопилась. Вот, нашли место – гродненского губернатора. Тем паче, что его предшественнику господину Кравцову, как говорят злые языки, давно прочили место главы Центральной избирательной комиссии. Так что все к лучшему: притомившаяся Лидия Ермошина закончит свои труды на электоральной ниве вручением самопровозглашенному президенту соответствующего удостоверения, а господин Кравцов, может быть, займет ее место, дав ей тем самым возможность покинуть страну практически беспрепятственно.

Беларусь в украинском 2004-м

Сколько же однако таких Караников, кому и хотелось бы бежать (кстати, на месте главы столичного онкологического центра он был вполне уместен, о чем я и сказал ему во время случайной встречи, поблагодарив за хорошее обслуживание – именно в этой должности) – хотелось бы, да некуда? В правительстве? Переназначили практически всех. По слухам, мог бы (надеялся, во всяком случае) уехать послом Владимир Макей, но сегодня ему светит лишь одно из государств, успешно поздравивших Александра Григорьевича с очередной, б…дь, элегантной победой. Судя по всему, господину Макею оставлен удел расхлебывания последствий этого сомнительного достижения на международной арене – а нынче явно не 2010 год. После 2010 года у него ушло на микширование санкций пять лет, а тогда подавление «декабристов» янычарами режима было как-то, я бы сказал, слегка интеллигентнее. Во всяком случае, число изувеченных было значительно меньше, а погибших в результате так и не отданного, по словам министра Караева, приказа зверствовать и вовсе не было.

Две недели революции. Лукашенко говорит о внешней агрессии. ОНЛАЙН

Остальные… Карпенко? Куда? Кому нужен сегодня Игорь Васильевич, когда на него ополчилась вся родительская ответственность, крайне недовольная и неоперативным поведением Министерства образования во время необъявленной, но таки имевшей место пандемии, и поведением подведомственных учреждений, явно отличившихся в деле фальсифицирования результатов всенародного волеизъявления? Да и учителя, многие из которых были согнаны для участия в митингах за «ябатьку», тоже не блещут симпатией к своему высшему руководству.

Хренин? Ну, это понятно: ему что преступный приказ, что не преступный – он человек военный (по его собственному утверждению). Пархомчик, министр промышленности, похоже, искренне не понимает, какой-такой свободы захотелось крепостным работникам государственных предприятий: мол, есть работа – работай, б…дь, а не права качай. И так дальше можно пройтись по всему списку.

«От требований отставки Лукашенко не отказываются». Как бастуют на «Гродно Азоте» и МАЗе?

Но губернаторское кресло сейчас для большинства из них – просто предел мечтаний. Как же? В случае чего, можно сказать, что ты выразил свое несогласие, и вот – тебя сослали в провинцию. А если «случай чего» не предоставится, то твоя лояльность будет выражена объемами собранного урожая. В крайнем случае, врач-онколог может переквалифицироваться в ветеринары и лично убедиться в том, что коровы здоровы и удои меньше не станут. Государевы ведь люди, пойдут туда, куда пошлют – только не в оппозицию.

Хотя там все еще несколько безопаснее.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы