Полковник Споткай о деле Шаройко: Шпильки иностранных спецслужб на Лукашенко не влияют

ВИДЕО

Арест украинского журналиста в Беларуси и обвинения в шпионаже оставили больше вопросов, чем ответов. Что же не клеится в этом деле? Интервью Дмитрия Мицкевича с полковником в отставке Левоном Споткаем.

В Минске задержали гражданина Украины Павла Шаройко. Белорусы утверждают, что это шпион, который создал большую агентурную сеть. В то же время украинцы говорят, что это незаконное задержание журналиста. Кто прав? Кому верить?

Как говорят, обычная практика. Когда «палится» шпион или агент, — есть примеры и с советского времени, и американцы, которых в Советском Союзе спецслужбы задерживали, — обычно все начинают говорить: я не я, и хата не моя. Но позже идет обмен на равнозначные фигуры. Подождем две-три недели, и наверняка будет обмен на человека, которого задержали в Украине и которого также обвиняют в шпионских делах. Если такое произойдет, то это наилучшее подтверждение того, что журналист на самом деле был специалистом разведки и работал под прикрытием. Тем более есть факты, которые дают основания так полагать.

Может ли быть задержание Шаройко своеобразной местью Беларуси за задержание белоруса, который работал на российские спецслужбы?

Возможно, это голова за голову. Если между собой не договорятся: «Ребята, мы вашего «спалили», забирайте его». – «Он не наш». – «Ага, не наш?» Значит, забрали.

Тогда в ответ задерживают специалиста, который уже был под наблюдением, как говорят, под колпаком. Потом меняются, каждый забирает своего. Насколько это скоро произойдет — зависит и от украинских спецслужб, которые колеблются, признавать его своим или нет. Если обмен состоится — это однозначное подтверждение этого факта, если нет обмена — тогда будут добывать доказательства того, что его деятельность действительно мешала Беларуси.

А что это может быть за белорус, которого задержали вместе с Шаройко? Это сотрудник спецслужб, и имеет ли кто-нибудь вообще доступ к такой информации, которая может иметь большую ценность?

Здесь можно гадать. Нужно иметь факты. Может, какой-то служащий, который имеет доступ к государственным секретам. Может, какой-то военный — военные у нас все имеют форму допуска к государственным тайнам. Обнародования пока нет, и гадать об этом — дело не благородное. Подождем, какие-нибудь факты должны выйти на поверхность.

Президент Украины Петр Порошенко недавно уволил Владимира Синкевича, председателя заместителя службы иностранной разведки Украины. Это своеобразный разбор полетов в связи с этой ситуацией, со шпионским скандалом?

Возможно, шли какие-то переговоры между спецслужбами Беларуси и Украины. Это увольнение косвенно свидетельствует, что это прокол украинских спецслужб, именно иностранной разведки. Чтобы эта информация в открытый доступ не попала, можно было бы сомневаться, да или нет. А сейчас — вот оно, подтверждение.

А будут ли какие-то разборки в белорусских спецслужбах? Мы помним, что в начале октября головы полетели в Оперативно-аналитическом центре.

Во-первых, трудно сказать, полетели ли те головы. А во-вторых, по какой причине их временно немного отодвинули от управления? Никакой больше информации на эту тему нет. Этих двух событий я бы не связывал.

Как оценивать то, что Тымчук опубликовал документы, которые Шаройко якобы передал работник НТВ? Выглядят ли они настоящими?

Во-первых, так документы в органах государственного управления не оформляются, даже то, что касается размера шрифта. Я не буду называть размер шрифта, который используется для оформления служебных документов, но это не такой. Во-вторых, все документы, которые касаются выполнения каких-то действий, оформляются на бланке соответствующего учреждения. Или это Совет безопасности, или Министерство обороны, Комитет госбезопасности, но это двуязычный бланк с гербом Республики Беларусь.

Далее есть такие реквизиты, как дата, номер документа, под которым он зарегистрирован, и его форма — это приказ, или распоряжение, или указание, или что-то еще. Каждый распределительный документ закреплен подписью должностного лица — например, министр обороны, председатель Совета госбезопасности и т.д.

Ни одного элемента, который должен быть в официальном документе, нет. Выглядит это так, будто кто-то на компьютере набрал текст, причем форма построения этого текста также не соответствует правилам, принятым в органах государственного управления. Можете поверить, потому что я сам много служил, и в том числе в госкомитете, и я знаю, как готовят подобные документы. То, что он не соответствует стандартам, которые приняты у нас, это сто процентов, и не нужно никакой экспертизы, чтобы это подтвердить.

Есть версия, что информация о задержании Шаройко — провокация агентов российских спецслужб для того, чтобы не допустить поездки Александра Лукашенко на саммит «Восточного партнерства». Вероятен ли такой сценарий?

Зная натуру нашего руководителя, он не обращает на такие шпильки в свой адрес никакого внимания. Если ему это нужно — он собрался и поехал. Как когда-то говорил Черчилль: нет никаких друзей, а есть интересы. Если это должно быть в пользу его интересам, то никакие шпильки иностранных спецслужб, какими бы они ни были, на это никак не повлияют. Вспомните, например, ситуацию с той же информационной войной, которую фактически вела Россия в отношении Беларуси во время подготовки учений «Запад-2017». Она никоим образом не повлияла на решение Лукашенко, хотя, без сомнения, она на это была направлена.

Стоит ли ожидать ухудшения в отношениях между силовиками Беларуси и Украины после этого инцидента?

Я думаю, что поскольку эти все сотрудники, как говорят, вышли из одной шинели Феликса Эдмундовича, отношения, даже если не на официальном уровне, поддерживались и будут поддерживаться. Есть много каналов. Вайбер, мессенджер, социальные сети — зная друг друга и зарегистрировавшись под псевдонимами, можно спокойно переписываться, обмениваться какой-то информацией. Типа, «ребята, не надо сюда лезть, есть границы, которые не следует переходить. Давайте договоримся, что каждый играет по правилам того, на чьей территории остается». И все будет хорошо.

Отношения всегда есть, на уровне спецслужб люди друг друга хорошо понимают. Я абсолютно не исключаю того, что они обмениваются информацией. Мол, ребята, мы выследили, что ваш сотрудник работает на нашей территории, но он полез туда, куда не надо. Есть какие-то пределы. Понятно, что питаться нужно всем, но правила есть, и правил нужно придерживаться.

Интервью показали 24 ноября в программе «ПраСвет»

Другие темы программы:

Смотрите также
Комментарии