Почему предложение Лукашенко о новой Конституции саботируется? Ибо вопроса транзита власти нет в повестке дня

Александр Лукашенко не собирается отдавать власть и открыто саботирует реализацию конституционной реформы, которая была одним из главных требований Москвы в условиях политического кризиса в Беларуси.

История вопроса

Идея очередного изменения Конституции (основной закон уже меняли в 1996 и 2004 гг.) сейчас воспринимается как ответ Лукашенко на массовые протесты и глубокий политический кризис в Беларуси. Но на самом деле разговоры о конституционной реформе начались задолго до выборов 2020 года.

Еще в октябре 2016-го Лукашенко заявил, что «нужно создать группу мудрецов, юристов, которые проанализируют основной закон». Почти 1,5 года он к этой теме не возвращался, а в марте 2018-го сообщил, что Беларусь вскоре придет к обсуждению изменений в основной закон страны. При этом добавил: жизнь может сложиться таким образом, что нужно будет быстро, в течение года, сделать новую Конституцию. Однако в апреле 2018 года, на фоне победы революции в Армении, Лукашенко объяснил, что сейчас нет нужды спешить с конституционной реформой, ибо «будет как вчера в Армении».

Александр Лукашенко во время выступления перед Национальным собранием, 24 апреля 2018 года. Фото: president.gov.by

Топтание на месте вокруг идеи новой Конституции продолжалось и в последующие годы.

В марте 2019-го Лукашенко заявил журналистам, что поручил судьям Конституционного суда разработать проект новой Конституции, и они вскоре «что-то предложат».

«Я склонен сегодня к тому, что новую Конституцию нам придется принимать», – подчеркнул он.

Однако публично Конституционный суд никаких предложений не озвучивал, а в следующий раз о своей идее Лукашенко вспомнил только в апреле 2020 года. «Мы в новой пятилетке, скорее всего, будем иметь новую Конституцию», – туманно пообещал он.

В июне 2020 года Лукашенко рассказал, что ему уже направляли несколько вариантов обновленной Конституции, но предложения показались ему «недостаточно решительными».

После выборов 2020 года идея изменения Конституции приобрела совершенно новое звучание.

На фоне массовых протестов в Беларуси свою давнюю инициативу Лукашенко начал использовать как доказательство, что он идет навстречу обществу, ведет диалог и проводит реформы. Теперь уже он утверждал, что изменения должны обсуждать не только юристы Конституционного суда, а студенты, трудовые коллективы, ветеранские и профсоюзные организации. В начале сентября Лукашенко даже заявил, что после изменений Конституции он готов провести досрочные президентские выборы, что было одним из требований оппозиции и протестующих.

Александр Лукашенко в СИЗО КГБ. Фото: «Пул первого»

Обсуждение изменений в Конституцию стало главной темой встречи Лукашенко с политзаключенными в СИЗО КГБ 10 октября. В недавнем интервью Наили Аскер-заде он фактически признал, что к этому неординарному шагу его подтолкнула Россия. И это вполне логично, ведь Кремль неоднократно заявлял о необходимости конституционной реформы в Беларуси. Правда, содержание и цели этой реформы в Минске и Москве явно видят по-разному.

Чего хотел Лукашенко?

За четыре года разговоров о Конституции Лукашенко так и не сформулировал, какие конкретно нормы в основном законе страны он хочет изменить. Речь шла только об определяющих направлениях изменений: Лукашенко говорил о необходимости перераспределить часть президентских полномочий между парламентом и правительством. Однако вряд ли можно поверить в то, что Лукашенко вдруг решил ограничить свои президентские полномочия, чтобы либерализовать политическую систему.

Лукашенко с сыновьями возлагает цветы на Площади Победы. Минск. 9 мая 2019 г. Фото: Natalia Fedosenko / TASS

Скорее его цель иная: подкорректировать политическую систему таким образом, чтобы упростить транзит власти к своему преемнику, если сам Лукашенко физически уже не сможет управлять государством. Это объясняет, почему проект новой Конституции развивается настолько вяло – для Лукашенко он пока просто неактуален. Вопроса транзита власти сейчас нет в повестке дня.

Косвенно Лукашенко сам это признавал.

«Вы это назвали транзитом власти. Я на это шире смотрю. Смотрю, какой будет наша Беларусь, кому она достанется. Это очень трудный, очень сложный и очень важный для всех вопрос», – говорил он о Конституции в марте 2019 года.

В ноябре 2020 года Лукашенко заявил, что новая Конституция будет делаться не под него, а под нового президента. «С новой конституцией я уже с вами президентом работать не буду», – подчеркнул он.

Причем даже в этом контексте Лукашенко не собирается сильно ограничивать президентские полномочия. Как он признавался российским журналистам в сентябре, «президент должен сохранить контроль за ситуацией в стране, за ветвями власти». Фактически самая большая уступка, которую Лукашенко публично допустил, – это разрешение формировать районные и областные суды «на месте».

Подобные высказывания наводят на мысль, что перераспределение полномочий вообще имеет вторичное значение в инициативе Лукашенко.

Скорее всего, разговоры об ограничении президентских полномочий должны просто скрыть появление в Конституции тех механизмов, которые помогут будущему преемнику Лукашенко беспрепятственно получить власть из его рук.

Чего хочет Кремль?

Участники Общегражданского марша За Свободу. 16 августа, 2020 года. Минск, Беларусь. Фото: АВ / Vot Tak TV / Белсат

В отличие от Лукашенко, Кремль начал выражать заинтересованность в конституционной реформе в Беларуси только после выборов 2020 года.

Судя по всему, изменение Конституции стало одним из главных условий Москвы, на которых Россия была готова поддержать Лукашенко во время массовых протестов. Владимир Путин еще в августе признавал, что кризис в Беларуси возник не на пустом месте, и в стране «проблемы, известно, есть».

Как заявил глава МИД РФ Сергей Лавров, оптимальной платформой для преодоления этих проблем будет конституционная реформа в Беларуси, которую нужно провести в диалоге с гражданским обществом. Потом Лавров неоднократно напоминал о заинтересованности российской стороны в модернизации политической системы Беларуси.

Публично Москва не озвучивала пожеланий насчет содержания конституционной реформы, но понятно, на какой результат российское руководство рассчитывает. Кремль хочет сделать белорусскую политическую систему более стабильной, предсказуемой и контролируемой. Более того, Кремль, судя по всему, исходит из того, что Лукашенко в обновленной политической системе совсем не будет.

В декабре издание The Insider опубликовала документы из Администрации Президента РФ, подготовленные управлением, которое возглавляет генерал Службы внешней разведки Владимир Чернов. Эти документы посвящены проблеме сохранения и расширения российского влияния в Беларуси. Среди прочего, там затрагивается и тема конституционной реформы.

Протест 20 декабря 2019 года. Фото: Ирина Ареховская belsat.eu

В своем выступлении на совещании в Кремле 3 октября Чернов отмечал, что в Беларуси «растет массовое и глубинное неприятие президента Александра Лукашенко, которое все сильнее захватывает административные слои». Протесты, несмотря на определенный спад, распространяются «вглубь и вширь».

Поэтому Чернов советовал российскому руководству заставить власти Беларуси определить точные сроки для проведения референдума о новой Конституции, а также время досрочных выборов. Именно это, по мнению генерала, позволит стабилизировать общественно-политическую ситуацию в стране. А уже после конституционной реформы Россия должна получить пророссийское большинство в новом белорусском парламенте, «что сделает внутреннюю и внешнюю политику страны более определенной».

Скорее всего, генерал Чернов рассчитывает, что на данном этапе Лукашенко уже не будет иметь реальной власти, иначе планы по пророссийскому большинству в парламенте просто теряют смысл.

В конце 2020 года газета «Коммерсант» со ссылкой на свои источники в российских госструктурах отмечало, что Москва заинтересована в скорейшем транзите власти в Беларуси. Согласно изданию, насчет механизма транзита существуют разные точки зрения. Одни считают, что транзит должен базироваться на конституционной реформе с усилением роли парламента (вариант генерала Чернова). А другие убеждены, что такие реформы не нужны, и полномочия президента должны оставаться без изменений – «просто Александру Лукашенко нужно отойти в сторону». Однако Лукашенко отдавать власть вообще не собирается.

Конституционную реформу спускают на тормозах

В интервью Наили Аскер-заде Лукашенко заявил, что проект новой Конституции будет готов к концу 2021 года, после чего состоится референдум.

Интересно, что по данным РБК в сентябре власти Беларуси обещали Москве и ОБСЕ реализовать конституционную реформу до 2022 года, а потом сразу провести президентские выборы.

Последнее заявление Лукашенко свидетельствует о том, что выполнять своих обещаний официальный Минск не собирается: если проект новой Конституции появится только в конце 2021 года, то принять ее к 2022 году точно шансов не будет. А о досрочных выборах Лукашенко сейчас вовсе не вспоминает.

А. Лукашенко выступает перед своими сторонниками на митинге. 16 августа 2020 г. Минск, Беларусь. Фото: Алиса Гончар / belsat.eu

Лукашенко специально оттягивает реализацию конституционной реформы, так как считает, что в нынешних условиях она может поставить под угрозу режим его личной власти.

Страна пребывает в глубоком политическом кризисе, протесты в Беларуси не были подавлены, катастрофическая для власти электоральная ситуация никуда не исчезла. Референдум в таких условиях может стать дополнительным фактором мобилизации, привести к новому взрыву протестов и коллапсу всей системы.

Кроме того, Лукашенко прекрасно понимает, чего хочет добиться при помощи конституционной реформы Кремль.

Показательно, как изменилась риторика Лукашенко по поводу возможных изменений в Конституции в вопросе роли политических партий. В 2018 году он заявлял, что многопартийность нужно закрепить в основном законе страны, в 2019-м допускал изменение избирательной системы с мажоритарной на партийно-пропорциональную. А в сентябре 2020 года фактически исключил такую возможность, отметив, что у белорусов нет запроса на партии, да и настоящих партий в стране не существует. Хотя именно на парламент и пророссийские партии предлагал делать ставку генерал Чернов в своем кремлевском докладе.

Естественно, те мотивы, которые подтолкнули Лукашенко еще в 2016 году заговорить о новой Конституции, никуда не делись. Вероятно, Лукашенко до сих пор волнует, кто станет его преемником после того, как он сам уже не сможет управлять государством, что будет тогда с его семьей и близким окружением.

Однако сейчас его волнует только то, как сохранить власть в данный момент. Уходить он не собирается.

Путин и Лукашенко в Сочи. Фото: http://kremlin.ru/

Главный вопрос – как на явный саботаж своих требований будет реагировать Кремль.

Не стоит рассчитывать, что эта ситуация сама по себе подтолкнет Путина к решительному изменению линии поведения относительно политического кризиса в Беларуси. Однако если Лукашенко сейчас столкнется с новой волной массовых протестов, Москва вряд ли будет спешить помочь своему союзнику.

Игорь Ильяш/АА belsat.eu

Новости