«Пирс». Как квартал мечты превращается в квартал тающих надежд

Наталья
Литовская
Эксперт по жилой недвижимости, журналист

Даже на этапе строительства «Пирс» был идеальной концепцией жилой среды для людей, у которых есть выбор. Он притягивал близостью водоема, чистым воздухом, лесом, закрытой территорией, низкой плотностью застройки, архитектурными решениями, современными дворами и прогулочными зонами. Застройщик, А-100 Девелопмент, ожиданий не обманывал – делал то, что показывал на картинках, и было очевидно, что все сдаст в срок.

Застройка квартала «Пирс». Фото: pirs.by

Минусами проекта можно было считать отдаленность от города (читай, расходы на транспорт) и дороговизну: купить здесь жилье могли только люди с доходами гораздо выше средних. Но это одновременно гарантировало и формирование более-менее однородной социальной среды. Тут приобрели квартиры, таунхаусы, дома хорошо оплачиваемые айтишники, владельцы и топ-менеджмент высокотехнологичных компаний, архитекторы, дизайнеры, музыканты. В основном – молодые, не раз бывавшие в Европе и представляющие, что такое современное комфортное жилье. А заодно и комфортная жизнь.

Люди, с которыми доводилось беседовать, как один вторили рекламе: «Пирс» настолько прекрасен и уникален, что цены тут будут только расти. Это замечательная инвестиция, тут всегда можно будет продать квартиру дороже, чем она обошлась. Того, что будет происходить после августа, никто просто не мог вообразить.

Третий месяц депрессии и движения к метру «по 500». Почему это – движение к катастрофе

«Были в «Пирсе» недавно, решили все-таки приступить к отделке своей квартиры. На каждом доме – бело-красно-белые флаги и растяжки «продается». Людей почти нет. «Пирс» так и не заселился, в домах, которые давно сданы, окна светятся даже не в половине квартир. То, что сдали недавно, не заселено и на треть. Грустно это все как-то», – говорят эти же люди сейчас.

В общем, среда сформировалась, и эта среда сейчас в недоумении. Чего дальше ждать? Насколько затянется этот кризис? Имеет ли смысл оставаться в Беларуси или безопасней все-таки уехать? Жители «Пирса», как все успешные белорусы, на низком старте: взвешивают за и против, подбирают варианты.

Похоже, кто-то уже растратил оптимизм и принял решение продавать жилье, в котором так и не успел толком пожить. В домах только от первых владельцев – 20 предложений квартир. Любых. В панельных домах, в каркасных, в таунхаусах. Однокомнатные, двушки, пятикомнатные, пентхаусы. Степень отделки от «конь не валялся» до «привози зубную щетку и живи». Цены – от 50 тысяч долларов за однокомнатную и 74-х за двухкомнатную до 290 тысяч за двухуровневый таунхаус. При том что нераспроданные метры есть и у застройщика: и большие апартаменты с «докризисным» ценником в 115-150 тысяч, и трехкомнатные по 95, и двушки в панельном доме у дороги по 78.

Квартира с сайта застройщика. Фото: pirs.by

Впрочем, ценник – понятие условное. Сложно сказать, за сколько все это может быть продано сейчас, когда целевая аудитория – состоятельные молодые люди, которые хотят «жить на природе, но с городским комфортом» попали в ситуацию полной неопределенности.

«Дана Холдингз» остановила строительство домов в «Минск-Мире»

«Мы думали продавать свою квартиру, но поговорили с риэлторами, и поняли, что вряд ли получим даже то, что вложили. Видела предложения, когда цена равна цене покупки, но они не ушли влет, значит, будут продавать еще дешевле. В общем, мы решили доделывать ремонт – просто, чтобы не думать о худших сценариях развития ситуации. Страшно представить, что «Пирс» станет памятником нашим надеждам, полупустым, в растяжках «Продам»», – говорит пара айтишников.

Худший сценарий действительно так выглядит. Но пока паниковать рано. Сотни квартир проданы, пока предложений (вторичных и от застройщика) – около 10% от общего объема. Это еще можно считать просто «звоночком». Судьба жилого комплекса напрямую зависит от политической ситуации и веры его жителей в то, что в стране в обозримом будущем заработают законы. Ведь сам жилой комплекс продолжает очаровывать – двориками, лужайками, променадом у канала, мрачноватым, но живым лесом за забором. И невероятными соседями, закрепившими на балконах национальные флаги.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы