Первые концлагеря в Беларуси создали большевики – 100 лет назад

В августе 2020 года под Слуцком власти организовали нечто вроде импровизированного концлагеря для арестованных. Под Слуцком власти организовали нечто вроде концлагеря. Наиболее известны сейчас аналогичные учреждения нацистов. Однако самые первые концлагеря в Беларуси организовывались 100 лет назад – российскими большевиками.

Уже с весны 1918 года большевики начали строить концлагеря для устрашения и наказания нелояльных

или подозреваемых в нелояльности лиц и использования бесплатной рабочей силы. Старых тюрем в Беларуси уже не хватало, чтобы заточить нужное большевикам количество людей.

Лагерь за лагерем

Еще во время советско-польской войны – в июне 1919 года – по приказу Москвы было решено создать на Минщине лагерь принудительного труда для «лишних людей» ЛитБел ССР, в том числе для несовершеннолетних детей. Однако выполнить этого плана не удалось – польские войска пошли в наступление.

«Да здравствует Красный террор» – коммунистический транспарант 1918 года. Источник: wikimedia.org

Потом совсем короткое время в сентябре 1920 года в Минске существовал лагерь для польских военнопленных и местного населения. Однако уже в конце месяца из-за польского контрнаступления концлагерь перевели в город Рославль на Смоленщине.

Возвращение большевиков в Минск означало первое возникновение концлагеря уже на долгое время – в январе 1921 года они планировали создать его в районе современных улиц Энгельса и Маркса. Однако, перебирая варианты, в конце концов было решено создать лагерь в бывшем доминиканском монастыре, который занимал площадь около 2 гектаров. Это была территория современной улицы Интернациональной и Дворца Республики.

Доминиканская улица, фото второй половины XIX в. Источник: wikimedia.org

На окна монастырских зданий поставили решетку, вокруг установили забор с колючей проволокой. Минский концлагерь открыли в конце марта 1921 года. Он был рассчитан на 300 человек. Также действовали концлагеря в Витебске, Гомеле, Смоленске.Белорусское население, однако, продолжало сопротивление советской оккупации. Поэтому большевики планировали также создать для белорусов концлагеря в Полоцке, Речице и Бобруйске.

Страна в заложниках

100-тысячное население тогдашнего Минска хорошо знало о лагере в самом центре города, причем знало не только по слухам, которые ходили по городу, а могло узнать о нем из официальных каналов, писал историк Александр Гужаловский.

Александр Гужаловский, доктор исторических наук, исследователь истории Минского концлагеря. Фото: wikipedia.org

На страницах главной республиканской газеты «Звязда» в 1921 году регулярно публиковались списки людей, направленных в концентрационный лагерь. Газетные объявления открыто угрожали гражданскому населению различными сроками заключения в концлагере.

Сначала концлагерь охраняли красноармейцы, потом охрану передали милиции. Заключенные работали не только на территории лагеря – иногда их под конвоем водили на работы в город.

В лагере были очень разные люди – от активистов антисоветского сопротивления до крестьян, которые уклонялись от советской мобилизации или прятали от большевиков свою продукцию. Сажали также тех, кто занимался работой без официальной регистрации, обычных уголовников. Соответственно, сроки заключения были очень разные: кто-то должен был сидеть меньше месяца, а кто-то – годами.

Значительную долю составляли люди, которые официально назывались заложниками – большевики угрожали их уничтожить, если их родственники или земляки будут оказывать сопротивление оккупантской власти.

Здание монастыря во время немецкой оккупации, 1943 год. Источник: Bundesarchiv

Как раз политические враги большевиков в первую очередь попадали в Минский концлагерь. Так, существуют сведения о 305 заключенных в лагере с 15 октября по 1 декабря 1921 года. Из них около 200 – это осужденные по политическим делам, еще 26 человек – заложники.

Наибольшую группу заключенных составляли крестьяне – 208 человек, шляхты лишь около десятка. По национальному составу – 260 белорусов. Очень частым обвинением был «бандитизм» – как позже нацисты, так и большевики называли партизан «бандитами».

Так, в апреле 1922 года в Минский концлагерь попала Мальвина Липская из Лунинца, обвиненная в «бандитизме и шпионаже». Ее брата Станислава расстреляли за помощь отрядам, которые приходили из Западной Беларуси под лозунгом освобождения крестьян от большевиков. Мальвину Липскую осудили на 3 года заключения.

Работа за решеткой

Все личные вещи, за исключением одежды, по прибытии человека в лагерь изымались. Мужчины, женщины, а также несовершеннолетние содержались в разных помещениях. Еды заключенным давали мало, поэтому в значительной степени заключенные зависели от передач. Они имели право на свидания с родными, переписку, прогулки.

Чекисты хотели, чтобы лагерь сам себя финансировал – в результате людей в некотором смысле сдавали в аренду той или иной организации. Один из первых заказов был в апреле 1921 года со стороны Центрального бюро КП(б)Б – на четырех женщин для мытья пола и окон.

В последующие месяцы заключенные работали на заготовке дров, на арендованной кирпичной мастерской, на торфоразработках в районе реки Цна. Они очищали железнодорожные коммуникации от снега, грузили зерно, рубили и пилили дрова в Совете народных комиссаров и БГУ. Лагерные мастерские изготавливали чашки, шинели, валенки.

Ликвидация Минского концлагеря

В 1922 году большевики, увидев отрицательную реакцию населения на свою политику, постепенно стали откручивать гайки. Начинался период новой экономической политики – относительной либерализации сферы экономики, частичного смягчения политического законодательства. Начались амнистии.

В 1923 году печально известное учреждение перестало существовать. Часть заключенных получила свободу, остальных перевели в другие места.

Однако сама построенная на терроре советская система не перестала существовать. Уже через несколько лет, когда большевики будут проводить окончательное решение крестьянского вопроса, темпы преследования и убийств снова вырастут, резко повысится количество тюрем и концлагерей, как и количество людей в них.

Эта система, которая, как и нацистская, делит людей на нужных и «лишних», очевидно, до сих пор существует в некоторых головах и дает рецидивы в нашей стране.

Александр Гелогаев/ИР, belsat.eu

Новости