Павел Латушко – о роли Координационного совета и возможности переговоров с властями

Павел Латушко перед допросом в СК по делу о создании Координационного совета. 25 августа 2020 года. Фото: Ирина Ареховская / «Белсат» / Vot-tak.tv

В прошлом – министр культуры, дипломат, директор Купаловского театра, сегодня – член президиума Координационного совета, работающий над вариантами мирного транзита власти. Павел Латушко в интервью belsat.eu объяснил, почему рада не занимается организацией протестов, вероятно ли силовое вмешательство со стороны России в белорусский политический кризис, а также рассказал, как за ним следят силовики.

«Совет не имеет функции исполнительной власти»

– Некоторые критикуют Координационный совет (КС) за то, что он отмежевался от координации уличных протестов. Почему вы выбрали такую модель поведения и может ли она в определенный момент измениться?

– Во-первых, я хотел бы спросить: а кто координатор протестов на сегодня? Существует ли вообще такая политическая сила? Во-вторых, мы все живем в реальности сегодняшнего дня. Если эти критики включат канал «Беларусь 1», они увидят, как 15 секунд на экране висит объявление об ответственности за организацию массовых мероприятий – до 15 лет лишения свободы. Так что если кто-то готов выступить инициатором и координатором, он должен осознавать это. Мы все же в совете считаем, что должны действовать в рамках законодательства. Да, к сожалению, этот способ кому-то может представляться неэффективным, но он сейчас единственный законный и возможный.

Протест под Купаловским театром. На тот момент директор театра Павел Латушко. Минск, Беларусь. 17 августа 2020 г. Фото: ТК / Vot-tak.tv / Belsat.eu

– Не думаете ли вы, что таким образом совет ослабляет свои позиции? Если власти вдруг пойдут на переговоры, они будут их вести с тем, за кем стоит улица.

– Каждый из нас как гражданин Беларуси в соответствии с Конституцией имеет право выражать свои мысли. Мы понимаем, что есть препятствия, чтобы реализовать это конституционное право. Единственным правильным способом изменений мы считаем действия в рамках права, и все наши предложения на это направлены. Другого не дано. Ведь получить сегодня согласие власти на проведение легальной акции невозможно. Мне известно, что ряд организаций предпринимали попытки получить разрешение, выходили на контакт с соответствующими структурами, но положительного ответа не было. Поэтому у граждан остается единственное право – пользоваться напрямую нормами Конституции. Организатором же подобных мероприятий, к сожалению, никто выступить не может.

Павел Латушко направляется на допрос в Следственный комитет по уголовному делу о создании Координационного совета по передаче власти. 25 августа 2020 года. Фото: Ирина Ареховская / «Белсат» / Vot-tak.tv

Я хочу подчеркнуть, что совет – не институт, который имеет реальные исполнительные функции власти и мог бы свои решения напрямую проектировать на события в обществе. Мы аккумулируем требования, которые есть в обществе, и передаем их концентрированно представителям власти. Ожидать, что совет будет принимать алгоритм действий, который завтра приведет к изменениям, – это нереалистичный подход. Тот, кто считает, что совет имеет такие инструменты, ошибается. Но это не значит, что мы не должны предлагать своих подходов. В ближайшее время мы планируем провести заседание совета в расширенном составе и креативный мозговой штурм: решим, что можно сделать, чтобы требования людей на улицах были выполнены.

– А вообще возможны ли переговоры с властями?

– Они же могут иметь разный характер. Сесть за стол и проводить переговоры, достигать компромисса было бы идеально. Мы заинтересованы в том, чтобы переговоры велись именно на стороне большинства голосовавших граждан, но их голос не был учтен, выходящих на акции протеста, подвергавшихся избиениям, задержаниям, арестам… Но могут быть различные формы переговоров. Возможно, я скажу завуалированно, но такие переговоры уже идут. Со стороны власти слышно, что готовятся изменения в Конституцию. Будем реалистами: мы не знаем содержания этих изменений, тем не менее такая работа ведется. Кроме того, была создана межведомственная комиссия, которая должна расследовать все дела, связанные с нарушениями прав человека: это уже шаг. Естественно, власть говорит, что никогда не будет подчиняться улице. Если акции будут продолжаться, то со стороны власти может быть больше шагов навстречу людям, что бы она ни говорила.

– Вы – единственный в президиуме КС бывший человек из системы. Вам поступали в последнее время какие-то сигналы из номенклатурных кругов?

– Все больше и больше чиновников, занимавших должности, не готовы мириться с тем, что происходит в государстве. Только за последнюю неделю было несколько таких случаев. Хотелось бы, чтобы их было больше, но мы должны понимать, почему государственный аппарат массово не поддерживает нас: люди запуганы и не готовы делать шаги, чтобы быть вместе с обществом… Поэтому я хотел бы воздержаться от ответа, была ли попытка контакта. Если называть конкретные фамилии и должности или даже просто учреждения, это снивелирует саму возможность переговорного процесса.

Женский гранд-марш солидарности. Минск, Беларусь. 29 августа 2020 г. Фото: ТК / belsat.eu

«Силовое вмешательство не соответствует интересам России»

– Совет заявлял о недопустимости российского вмешательства. По вашему мнению, возможен ли силовой сценарий такого вмешательства и как вы будете действовать в таком случае?

– Я сохраняю свой подход с точки зрения дипломатического опыта: это не соответствует экономическим интересам России. Она не в состоянии осуществить этого, последствия будут иметь негативный эффект в первую очередь на внутриполитические процессы в России. Не соответствует силовой сценарий и российским геополитическим интересам, так как потери от подобных действий будут довольно велики. Говорить о реальности такого развития событий не приходится. Но, как мы знаем, в политике нет ничего невозможного.

– Известно, что сегодня Путин поддерживает Лукашенко, признает его легитимным президентом. Если позиция Кремля вдруг изменится и вам предложат переговоры, на каких условиях вы согласитесь вести диалог?

– Сейчас вопрос так не стоит, он должен быть решен внутри Беларуси, без внешней причины. И когда другая сторона говорила, что кто-то пытается вмешаться, а сегодня приглашает, чтобы один из соседей входил в наши процессы, нам такой подход не подходит.

– Как выглядит сотрудничество Совета со Светланой Тихановской?

– Я от своего имени могу сказать, что не поддерживаю с ней контактов. Я лично не знаком с нею, никогда даже не приходилось разговаривать. Никакие заявления и предложения Тихановской на совете также не обсуждались.

«Мы с «наружкой» можем приветствовать друг друга»

– На этой неделе была информация, что за вами ведется наблюдение, вас караулит «наружка».

– Она и сейчас у моего дома! Они здесь уже несколько дней подряд, фактически 24 часа в день. Из окна моего дома можно увидеть автомобиль. Они просто постоянно сопровождают меня, даже если я просто хочу пройтись по улице. Там четыре человека, которые периодически меняются.

Фото: ТК / Belsat.eu / Belsat.eu

Когда я вызываю такси, этот автомобиль едет за мной. Мы даже можем поздороваться по моей инициативе, они мне могут поморгать фарами. Почему нет? Мы должны быть культурными людьми, насколько возможно в этой ситуации.

– На что могут пойти власти в отношении вас? Или вы морально готовы к аресту?

– Думаю, степень моральной готовности всегда относительна. Невозможно быть на сто процентов готовым. Конечно, каждый человек переживает и не хочет попасть в такую ситуацию, но то, что это возможно, я полностью осознаю.

Беседовала Екатерина Андреева/ИР

belsat.eu

Новости