Памятник городовому и совесть министра Караева

Александр
Федута
политконсультант

До недавнего времени я был уверен, что совесть у министра есть.

Был такой министр – Шуневич. Тот, что любил разгуливать по праздничным дням в форме НКВД. Он выступил с инициативой, и напротив здания МВД в Минске был поставлен памятник царскому городовому с собачкой. Памятник хреновый и эстетической ценности, с моей точки зрения, не имеющий. Но Шуневичу он был дорог. Ибо именно так – то ли всевластным городовым, то ли псом при полицейском начальстве – представлял, вероятно, он сам себя. И памятник был ему настолько дорог, что даже снимающихся на его фоне оппонентов (скажем, тех, кто памятнику пеньковый галстук на шею повязывал) специально заточенные люди отлавливали и заставляли на камеру извиняться.

«Это чудо, что я не изошел кровью». Минчане рассказали об избиениях во время протестов

Шуневича нет, но вот памятник городовому остался. Памятник, так сказать, государеву человеку в погонах.

В Гродно к собравшимся работникам «Химволокна» (крупный по гродненским меркам завод, один из ключевых) вышли мэр и начальник УВД генерал-майор Вадим Синявский. Вышел Вадим Иванович, чтобы ответить, если судить по сообщению радио «Свобода», в том числе и на вопрос, кто отдал команду «фас!». Ибо массовое избиение безоружных людей по стране не замеченным не осталось. И отвечать на вопрос придется практически всем начальникам ГУВД.

Генералу Синявскому пришлось отвечать первому.

Цитирую: «Мне стыдно за действия некоторых наших сотрудников. Но у нас не было выбора. Мы поймем. Обещаю», – сказал Вадим Синявский.

В Минске и регионах с утра начались акции солидарности. ОНЛАЙН

Обещание «понять» после того, как четверо суток без малого тонтон-макуты под видом сотрудников правоохранительных органов бьют дубинками, стреляют резиновыми пулями, взрывают светошумовые гранаты и т.д. – оно как-то весьма оптимистически звучит. Сколько еще людей должно быть ранено, сколько стекол в автомобилях должно быть разбито чувствующими себя в полной безнаказанности силовиками, чтобы генерал Синявский ПОНЯЛ, что так поступать НЕЛЬЗЯ, – на это у меня ответа нет. Тем паче, что Вадим Иванович – генерал молодой, пятидесятилетний, причем выражающий готовность и впредь добросовестно (то есть, в меру своего понимания закона юридического и нравственного) служить белорусскому государству. Я делаю соответствующий вывод, опираясь на его интервью «Служить, пока нужен стране», опубликованном по случаю его недавнего юбилея в газете «Гродзенская праўда». Там он прямо говорит:

«Не задумывался, где бы смог себя применить, кроме органов внутренних дел. У меня два образования, не предельный возраст для службы. Знаю точно: если нужен стране – буду служить!»

Просто замечательные слова. Еще один персонаж, у которого два образования и не предельный возраст для службы, тоже недавно сказал – в интервью Александру Гордону, – что просто не представляет, кем бы он еще мог работать, как не президентом. То есть, тем человеком, в службе безопасности которого некоторое время работал тогда еще полковник Синявский и приказы которого, как я понимаю, он на этот раз исполнял. И не только исполнял, но и транслировал их подчиненным.

По всей Беларуси бастуют рабочие. ОБНОВЛЯЕТСЯ

Но вернемся к городовому. Прогресс, как говорится, налицо. Совсем недавно еще генералы заставляли штатских извиняться перед памятниками рядовому полицейскому составу. Сейчас генерал извиняется перед штатскими за то, что рядовой полицейский состав превысил – или как прикажете понимать? – меру применения силы при защите правопорядка. Подумайте, насколько мы все счастливы. Извинились перед нами.

Может быть, мы услышим те же слова извинения от генерала Караева? Он ведь, насколько я понимаю, является высшим начальником для генерала Синявского и прочих областных генералов? Или министр Караев не считает, что его подчиненные, фактически доведшие до смерти, как минимум, одного человека (см. историю в Гомеле), причем человека ни в чем не повинного, издевающиеся над не осужденными на подобное, а стало быть, заведомо также ни в чем не повинными (см. истории с Окрестина в Минске) людьми, заслуживают поощрения?

«Керамин» присоединился к акции солидарности

Судя по всему – да. Именно так он и считает. И так называемое Офицерское собрание Внутренних Войск в своем заявлении просто засвидетельствовало, что все идет, как и следует. Заявление было сделано в разгар массовых избиений, хапунов, беззаконных посадок и так далее. Там нет ни одной подписи. Но сам факт появления его текста на сайте МВД свидетельствует: Юрий Хаджимуратович полностью разделяет его содержание.

Кстати, вот интересно. Генерал Караев заявил: «Моя принципиальная позиция – журналистов не трогать!» И это заявление было сделано после того, как интернет наводнил видеоролики, на которых подчиненные генерала Караева пинают людей в жилете с надписью «Пресса». Вероятно, принципиальная позиция министра внутренних дел оказалась использованной его подчиненными по назначению. Утерлись они ею перед тем, как идти «на дело». Или не утерлись. Просто – не приняли к сведению. Поздно он ее озвучил.

Думаю, одним из первых решений новой власти должен стать символический демонтаж памятника министерской прихоти – того самого городового. До Дзержинского, вероятно руки не скоро дойдут, но этот бред седеющего Шуневича должен покинуть столицу. А как там будет извиняться перед народом министр Караев – дело его совести. До недавнего времени я был уверен, что она у него есть.

Задержанный и избитый реаниматолог Больницы скорой помощи в реанимации

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы