Отец — в Германии, сестра – в тюрьме. Дочь опального белорусского бизнесмена Аверьянова о политике и семье

Один из первых долларовых миллионеров Беларуси Юрий Аверьянов уехал в Берлин в 2015 году и заявил о преступных схемах захвата его активов. В июне 2020-го суд Фрунзенского района Минска приговорил его дочь Викторию к трем годам лишения свободы. Давление на родных заставило другую дочь бизнесмена, Наталью, пересмотреть отношение к политике — теперь она ей живо интересуется. Корреспондент Vot-tak.tv Павел Добровольский встретился с Натальей Аверьяновой на даче, куда она с мужем и детьми уехала в начале эпидемии.

Отец, две дочери и белорусский бизнес

Юрий Аверьянов вырос в детдоме, но избежал обычной для воспитанников подобных заведений судьбы. Один из первых долларовых миллионеров Беларуси занялся созданием собственного «бизнеса» в 80-е, на закате СССР. Он организовал несколько бригад по строительству коровников. В 90-е, когда частное предпринимательство стало легальным, открыл первый в республике вещевой рынок на стадионе «Динамо», затем появились автомобильный и строительный рынки на окраинах Минска. Он же открыл первый в городе боулинг-центр, несколько ресторанов и клубов, парк развлечений Dreamland. На его счету — более 20 тысяч рабочих мест.

Юрий Аверьянов. Фото: Дмитрий Брушко / TUT.BY

Споткнулся Аверьянов об аквапарк. В 2010 году он впервые рискнул вложить в новое предприятие не только свои деньги. Для создания нового парка развлечений был взят кредит у «БПС-Сбербанка». Проект оказался сложным, открытие постоянно переносилось, а кредиторы вели себя все жестче.

Банки, подрядчики и частные инвесторы одновременно потребовали немедленно погасить долги. Аверьянов понял, что, скорее всего, речь идет не о возврате инвестиций, тем более что в строительстве изменение сроков сдачи объекта явление частое. Аквапарк, а затем и весь остальной бизнес хотят просто отнять. В результате в 2015 году, когда парк уже функционировал, бизнесмен был вынужден покинуть Беларусь.

Когда история со строительством только начиналась, его старшая дочь Виктория уже отучилась в США и возглавляла одну из компаний отца. В 2010 году она вошла в список «Топ-50 успешных и красивых людей Минска». В ее подчинении были все минские клубы и рестораны семьи. Сейчас старшая дочь Аверьянова – в тюрьме по обвинению в неуплате налогов. Ее арестовали в сентябре 2019 года в Москве по запросу Генпрокуратуры Беларуси и экстрадировали на родину. Отец на суд к дочери не приехал.

Младшая дочь Наталья Аверьянова училась и работала в Италии модельером у Valentino и Дениса Симачёва. После решения вернуться к родным в Беларусь попробовала себя в дистрибуции одежды, руководила компанией «Авеньютон». Она вышла замуж и сегодня живет в Беларуси. До недавнего времени казалось, что политика ее совершенно не интересует. Наталья также до сих пор не комментировала дело против отца и арест сестры.

Наталья Аверьянова. Фото: Ирина Ареховская для Vot-tak.tv

«Бояться надо стагнации, а не бело-красно-белого флага»

Август 2020 года. В Минске собираются рекордные для Беларуси митинги в поддержку кандидата от объединенной оппозиции Светланы Тихановской. Тысячи сторонников приходят поддержать ее в других городах. В доме Натальи Аверьяновой на окраине деревни недалеко от Вилейского водохранилища заговорили о политике.

Этим летом она съездила на предвыборный митинг Тихановской в Глубоком и, возможно, за столом, где позже угощала чаем корреспондента Vot-tak.tv, написала в Instagram, что не знает в своем окружении людей, которые бы поддерживали Александра Лукашенко. Сама она собирается впервые в жизни проголосовать на президентских выборах:

«Я написала в Instagram, что не видела никого, кто проголосовал бы за действующую власть, но начинаю таких встречать. К примеру, наша небольшая деревня состоит из двух частей: где живут местные и дачники из других городов. К моему огромному сожалению, у некоторых аргументы, как в телевизоре: боятся Майдана, бело-красно-белого флага. Говорю им, что это всего лишь флаг, бояться надо стагнации и отсутствия действенных реформ, что ваши дети никогда не вылезут из этого болота или, что хуже, уедут и не вернутся. Многие талантливые и уникальные специалисты вынуждены покидать Беларусь. Они уезжают, чтобы бежать от надуманных или сфабрикованных дел».

Светлана Тихановская: Лукашенко «майданом» пугает бабушек. Никто из нас не хочет крови

Страх делает нас парализованными рабами

Наталья спокойно говорит о преследовании, с которым столкнулась не только ее семья, но и многие белорусы. Она уверена, что сейчас каждый должен преодолеть свой страх и принять участие в голосовании 9 августа. Сама же «очень счастлива от активности граждан в последние месяцы».

«Сама я хочу говорить. Возможно, это осталось после достаточно долгого периода, когда жила за пределами страны. Считаю, сейчас самое подходящее время высказывать свое мнение», — говорит Наталья.

Сторонники Светланы Тихановской, кандидата на предстоящих президентских выборах и главного конкурента президента Александра Лукашенко, на митинге в Минске. 6 августа 2020 года. Фото: Василий Федосенко / Reuters / Forum

Наша собеседница считает, что и раньше в стране было много несправедливости, но сейчас это стало очевидно уже практически всем: «Протестная активность была и в 2006, и в 2010 годах, но в масштабах страны это было сравнительно небольшое количество людей. Сейчас благодаря соцсетям и мессенджерам информация распространяется шире и быстрее. Госаппарат во многих сферах настроил простых людей против себя. Власти уже не могут себя защищать легитимно — защищают как могут. И люди это увидели: как сажают идущих по улице, стоящих в очереди в магазин, что судьи не обращают внимания на объективные факты. На каждом этапе нашей правовой жизни мы не защищены ни от чего — и это страшно. Многие считали, что если у человека нет больших денег, то его не тронут, но сейчас уже не многие осмелятся такое утверждать. Кого не могут “прижать” финансово, могут задействовать то, что даже в голову не может прийти нормальному человеку: наслать органы опеки например. Власти умеют находить слабые места».

«Работаем бесплатно, кормят бутербродами». Показываем митинг Тихановской с изнанки

До выборов Наталья намерена агитировать соседей проголосовать против действующего президента. Она раздает белые ленты символ сторонников Тихановской и объединенного штаба тем, кто пока еще их не носит, и общается с пожилыми людьми, «которые настроены прислушиваться к молодежи».

«Нужно четко понимать, что перемены не даются легко, будет много сложностей даже при новой власти. Однако, если не будет грамотных, инициативных, легитимно избранных руководителей, будем просто существовать и продолжать дрожать. Мы вынуждены постоянно чего-то или кого-то бояться, и этот страх делает нас парализованными рабами в существующей стране. В стремлении к стабильности мы уверенно скатываемся в бездну и депрессию. Белорусы — талантливый и работоспособный народ, что, к сожалению, в последнее время все больше ценится за пределами страны. В воспитании детей есть очевидный факт — ребенка нужно хвалить, и если эту метафору переложить на наш народ, то он давно достоин похвалы, вместо которой постоянно получает пустые обещания», — считает Наталья.

Наталья Аверьянова на даче. Фото: Ирина Ареховская для Vot-tak.tv

Дела против отца – «очевидная схема пополнения бюджета за счет состоятельных граждан»

Наталья и ее старшая сестра Виктория – дочери от первого брака Юрия Аверьяновна. Родители развелись, когда ей было три года, но отец активно поддерживал их финансово, оплатил учебу за границей, устроил на работу в свои компании.

«Во всех статьях СМИ отца называют «беглым бизнесменом», что меня расстраивает, ведь он ни от кого не убегал. В какой-то момент для себя решил, что хочет жить в Германии. Здесь у него были проблемы с банками, но это все решаемо через суды, — говорит Наталья. – Отца объявили в международный розыск, но он ни от кого не скрывался, у него в Берлине фиксированное место жительства. Он пробыл в местном изоляторе около недели, но суд посчитал, что по законам Германии нет состава преступления. Наш СК продолжает высылать «доказательства» его вины, но раз нет экстрадиции, я так понимаю, что они для немецкой стороны не являются весомыми», — продолжила собеседница.

Юрий Аверьянов – далеко не первый бизнесмен Беларуси, против которого завели дело. До и после него этот список пополнили Александр Кнырович (бизнесмен оценил возможную стоимость новой резиденции президента, а через неделю его задержали по подозрению в неуплате налогов и коррупционных схемах с ЖКХ; Лукашенко еще до судебного заседания озвучил, какого приговора ожидает), Виктор Прокопеня (был обвинен в «незаконной предпринимательской деятельности в составе организованной преступной группы», через девять месяцев пребывания в СИЗО вышел на свободу, по сообщениям следователей, после полного возмещения нанесенного государству ущерба), Юрий Чиж (бизнесмена называли «кошельком» Лукашенко, обвинили в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере, спустя 188 дней в СИЗО КГБ освободили после выплаты ущерба государству). Можно также вспомнить Виталия Арбузова, Евгения Баскина, Владимира Япринцева, братьев Гильман и многих других.

«Для меня и, думаю, многих белорусов очевидна схема пополнения бюджета за счет состоятельных граждан. Если бы история с отцом была единственная, таких бы мыслей не возникло. Раз это закономерность, то нужно исходить не из того, есть или нет состав преступления, но так как он стоял в списке, рано или поздно до него бы очередь дошла. Полагаю, что все исходило не от СК, а от кого-то выше», — считает Наталья.

Она говорит, что отец сторонился участия в политике, придерживался нейтральной позиции, потому вопрос не в мести за «не те» взгляды, а в наличии у него денег.

Вид на аквапарк Dreamland, который открыл Юрий Аверьянов. Это место в Минске входит в список крупнейших европейских открытых аквапарков. Фото: Наталья Федосенко / TASS / Forum

По словам Натальи, отец сейчас живет в небольшой берлинской квартире с супругой, дочерью и сыном. Ее сводный брат работает, сестра учится. Все они граждане Беларуси. Чем конкретно он занимается, собеседница не знает: «возможно, отдыхает, возраст уже пенсионный». Она уверяет, что бизнесмен «живет достаточно скромно относительно своего прошлого, прежде всего в связи с тем, что последние собственные средства вкладывал в открытие аквапарка».

«Была задача показать, кто в доме хозяин»

Наталья уверена, что ее сестра появилась в деле после того, «как стало очевидно, что Германия не выдаст отца»:

«Одна из свидетельниц начала давать показания против нее. Это сотрудница компании, на которую были наложены иски по поводу неуплаты налогов. Она предоставила флешку со сведениями, какая часть денег шла официально, какая неофициально. Явные факты говорят, что это было психологическое давление на отца. Грустно и страшно осознавать, насколько мы беззащитны в нашей стране перед судебной системой»

В Москве Викторию задерживали и отпускали дважды.

«Суд решал, что не было состава преступления. После третьего задержания, в сентябре 2019 года, вопреки судебной практике суд принял решение заключить ее под арест до экстрадиции. Сначала она находилась в СИЗО на территории России, ее этапировали в Минск через Смоленск и Витебск. Мы просили, чтобы за наши средства нам разрешили конвоировать ее самолетом. На наши просьбы не было реакций — нужно, чтобы побольнее и понеприятнее, хотя этот человек еще не был осужден. Презумпция невиновности не работает вообще. Если вас посадили в СИЗО, то выйти почти не реально — можно считать, что вас посадили в тюрьму. Все судьи на стороне следствия», — продолжила собеседница.

Виктория Аверьянова. Фото: Вадим Замировский / TUT.BY

Свидания со старшей сестрой разрешили только матери. Наталья считает, что при организации ее дела «преследовали решение денежного вопроса»:

«Адвокаты анализировали многие другие аналогичные дела: как правило, человек откупается, деньгами или договоренностью что-то построить во благо Родины. Нам сразу говорили, что за Викторию нужно вносить деньги. В деле фигурирует не она одна, а пять фигурантов, с которых взыскивают коллективную сумму ущерба. Мы понимали, что сестра не виновата, что это давление на отца, но у нас была попытка внести одну пятую часть. Мы обсуждали вариант, что, скорее всего, ее признают виновной и единственное, за что мы можем бороться — за ограничение свободы вместо лишения. Все-таки у нее маленькие дети. Сами собирали сбережения, отец не участвовал. Пришлось одалживать. Пятую часть внесли на госсчет, официальный платеж в бюджет. Тем не менее суд приговорил Викторию к лишению свободы. Мы были потрясены. Это разное, когда лишают свободы нераскаивающегося и объективно опасного для общества человека. В нашем случае была задача показать, кто в доме хозяин — мое такое видение ситуации».

Сестрам не позволяют видеться, но в переписке препятствий нет. Единственное ограничение — нельзя сообщать об условиях нахождения в заключении. Виктория пишет, что находится в разных камерах, заполненных от 6 до 10 человек, о тяжелой моральной обстановке, однообразии, отсутствии движения. Книги ей передавать нельзя, но разрешили купить в камеру телевизор.

Павел Добровольский для Vot-tak.tv

Новости