Огинский против зомби или Как появился первый белорусский зомби-хоррор


Блогер и краевед из Молодечно Владимир Садовский обогатил современную белорусскую литературу нетипичным для Беларуси жанром «зомби-хоррор», издав книгу «1813». Вместе с автором разбираемся, почему люди любят ужастики и что повлияло на появление книги.

Владимир Садовский по профессии инженер-энергетик, ведет краеведческий блог Молодечно и интересуется межвоенной архитектурой. Однажды он решил написать зомби-хоррор и сделал это в течение трех месяцев, писал каждый день по 2-3 часа после работы. Благодаря краудфандингу в течение месяца собрались деньги на книгу, которая вышла в количестве 500 экземпляров и несколько месяцев назад вошла в финал премии «Дебют». Что вдохновило новоиспеченного писателя на «ужасный» литературный жанр, в котором Огинский борется с зомби, да еще в Молодечно?

Владимир Садовский, автор первого в Беларуси зомби-хоррора «1813». Гродно Василий Молчанов/ Белсат

«Хотелось создать зомби-хоррор, потому что я интересуюсь этим жанром. Как краевед, хотел, чтобы события происходили именно в Молодечно. Там до 19-го века стоял замок дяди Огинского, которого он периодически посещал. Огинский вообще личность очень многогранная: он и повстанцем был, боролся против Российской империи, потом был ее сенатором и даже шпионом. А когда я думал, откуда бы у нас взялись эти зомби, начал копать в истории и оказалось, что во время событий 1812-го года, когда наполеоновские войска отступали, была одна из битв, после которой было много непогребенных солдат. Официальные историки утверждают, что тела находили вплоть до 1814-го года. Находили останки, кости на полях. И я подумал, что это хорошая почва для появления зомби», — рассказывает Владимир.

По сюжету, именно французские солдаты стали первичными зомби. Узнав, что наш край освобожден от наполеоновских войск, Огинский решает поехать к дяде в Молодечно. Действие происходит в конце зимы, когда наступает оттепель, начинает таять земля, с которой выдвигаются трупы-чудовища. Как объясняет сам автор, зомби-хоррор это не только вымысел, а описание развития пандемии, массового заболевания, только в другой форме.

«Аллюзия на пандемию»

Зомби-хоррор «1813». Гродно Василий Молчанов/ Белсат

«Вот такие пандемии, они как раз в истории, если следить, связаны с войнами большими. Например, эпидемия «испанки» после первой мировой унесла миллионы жизней. А если взять наше время, можно назвать пандемией идеологию. Также такой вирус. Если уж в политику лезть», — добавляет писатель.

«Если нет в обычной жизни такой «жести», душа обращается к придуманной»

Презентация книги «1813» в Гродно. Гродно Василий Молчанов/ Белсат

Мы живем в довольно мирное время и у обычного человека попасть в такую ​​ужасную ситуацию просто мизерные шансы. Если сравнивать, например, со средневековьем: идешь в лес, там тебя могли убить или дикие звери, или бандюги, которые между городами ходили. Короче, такого риска для жизни в прежние времена было больше. А в наше время, несмотря на то, что по телевизору показывают: там убили кого-то, там убили, убили, убили, статистика говорит, что количество таких ужасных моментов в жизни обычного человека уменьшается. Поэтому, если нет в обычной жизни такой «жести», душа обращается к придуманной. Такая природная потребность. Я, конечно, такой себе анализатор, не самый выдающийся.

«Не надо пачкать Огинского зомби!»

Зомби-хоррор «1813». Гродно Василий Молчанов/ Белсат

Много отзывов, в основном говорят, что тема хорошая, живое развитие сюжета. Был, правда, один случай из области «не читала, но осуждаю». Сотрудница музея Огинского в Залесье, когда только узнала о сборе средств на издание книги, «ооочень возмутилась» и даже написала об этом статью в газете «Культура». У нас есть такая газета, оказывается. И я узнал, что «не надо трогать светлую память нашего выдающегося предка и деятеля, какими-то там пачкать его зомби. Он не мог такого делать, он вообще святой человек».

Я спокойно отреагировал, потому что, по моему мнению, вот таких бронзовых фигур не должно быть. Они должны жить. Как тогда жили, так и сейчас жить в истории, в литературе. Делать кумира не стоит. Тем более личность Огинского далеко не обычная. Большинство его знает как композитора. Но он очень авантюрный человек. И как считают некоторые, по приказу Александра I, он перед войной 1812-го года, ездил по Европе и собирал сведения, чуть ли не шпионом был. И то, что я о нем зомби-хоррор придумал, это еще вершина айсберга, которую в литературе о нем можно написать. Там и детективы, и шпионские романы, «Огинский — агент 007» — такое можно расписать, базируясь на реальных исторических фактах.

Сейчас я работаю над продолжением именно истории Огинского и зомби. Но в принципе у меня есть еще несколько задумок. И хочется как раз затронуть межвоенные времена, ведь сейчас много копаю по этой теме. Я решил пока избавиться от этой практики брать исторических личностей. Это будет только с Огинским, а в последующих уже хочется что-то такое придуманное, но на исторической основе.

Жанровая литература как раз может повысить интерес к белорусской литературе. Ведь как бы и российской много. Но в белорусскоязычной, на примере моей книги, есть сочетание массового жанра и белорусской действительности. Действие происходит в Беларуси и это должно привлекать. Это же свое. В российских фантастика, действия в Москве происходят. А тут сегодня читаешь о зомби в Молодечно, а завтра сел на поезд приехал, а там никого нет.

Паулина Валиш, АХ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии